Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АНТОЛОГИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ МЫСЛИ

К оглавлению

Бернард Клервоский

Bernardus abbas Clarae Vallis

(1090-1153)

Бернард родился в местечке Фонте, близ Дижона (Бургундия); умер в Клерво. Его родители принадлежали к высшему дворянству Бургундии.

По семейному преданию перед рождением Бернарда некий благочестивый человек предсказал ему великую судьбу. Когда мальчику было девять лет, его отправили в очень известную школу в Шатильон-сюр-Сен, устроенную по светским правилам Сен-Ворле. Наставники Бернарда отмечали не только его успехи в учебе, но и его добрый нрав юноши. Бернард обладал великолепным литературным вкусом и посвящал некоторое время поэзии. Страстное желание достичь успеха на литературном поприще сочеталось с изучением Священного Писания, язык которого позже стал его родным. В молодости он не избежал мирских искушений, но победил их путем героических усилий и после этого стал думать о том, чтобы покинуть мир ради жизни отшельника и молитвенника.

В 1113 г. Бернард вступает в монастырь Сито, славившийся тогда строгостью своей жизни. Скоро он выделяется усердным соблюдением устава и суровой аскезой. Три года спустя молодой Бернард во главе двенадцати цистерцианцев покидает Сито с целью основать новую обитель в неприглядном местечке, называемом Долина Горечи. 25 июня 1115г. Бернард дал ей иное имя - Долина Света или Клерво, - и с тех пор его имя неразделимо с названием основанного им монастыря. В 1118-1119 гг. община в Клерво разрастается и начинает сама основывать новые монастыри. В то же время завязываются связи Бернарда с соседними клириками и сеньорами, растет его известность. Его влияние распространяется и на другие монастырские ордена. Клерво вскоре становится моделью строгости, и, вследствие положительного опыта такой жизни, Бернард объявляет, что нет спасения вне Клерво. Он привлек к затворнической созерцательной жизни тысячи людей, основал 68 монастырей и оказал почти прямое влияние на 164 из 3590 общежительных заведений, существовавших по всей Европе, став одной из самых значительных фигур христианской культуры. Его называли совестью Европы. Он оказал содействие при избрании папы Иннокентия II вместо антипапы Аналекта II, а когда один из его учеников в 1145 г. стал папой под именем Евгения III, оказывал прямое влияние на папство. В течение всей жизни Бернард имел постоянные почетные поручения от пап, епископов и соборов, был горячим проповедником Второго крестового похода, полностью отдавая себя теологическим спорам и церковной политике.

Любопытным эпизодом как в биографии Бернарда, так и для всего XII в. стало опровержение им рационалистической доктрины Петра Абеляра. По инициативе Бернарда трактат Абеляра о Троице был осужден в 1121 г., и Абеляр, не желая подробных разбирательств, собственноручно бросил книгу в огонь. Бернард принял также прямое участие в борьбе с Гильбертом Порретанским. Впоследствии он приложил все усилия к подавлению «оруженосца» Абеляра - Арнольда Брешианского и добился осуждения доктрины Гильберта на Реймсском соборе (1148), несмотря на сопротивление коллегии кардиналов. Последние годы жизни Бернарда были омрачены неудачей Второго крестового похода, вдохновителем которого он был и ответственность за который была целиком и полностью возложена на него. Бернард скончался на шестьдесят третьем году жизни, проведя в обители сорок лет. Он был канонизирован папой Александром III 18 июня 1174 г. и стал первым цистерцианским монахом, внесенным, в календарный список святых. Папа Пий VIII присвоил ему титул Доктора Церкви (Doctor ecclesiasticus).

Перу Бернарда принадлежат сочинения различного характера - трактаты, толкования, проповеди. Обширная переписка - один из самых интересных и важных документальных источников для изучения той эпохи. Систематических теологических трактатов и сочинений у Бернарда не так много. Прежде всего это трактаты «О любви к Богу» (De Diligendo Dei), «О благодати и свободе воли» (De gratia et libero arbitrio), «О восхвалении Девы» (De laudibus Virginis), «О рассуждении» (De consideratione), а также «Проповеди на Песнь Песней».

Мистическая теология Бернарда поражала ясным, разумным изложением, приуготовляла человека к молитве и созерцанию. Единственно правильный путь к истине для Бернарда - это путь веры, которая есть любовное созерцание Бога. Бернард представлял знание как восхождение души к Богу и был убежден, что наиболее значительные и глубокие истины приобретаются в непосредственном мистическом опыте. Бернард определяет это состояние как «брак души со Словом»: «Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему» (Песн. 2, 16), - так словами из Песни Песней он описывает соединение души с Богом.

Для Бернарда первостепенна сосредоточенность на Христе, как источнике Божьей любви и образце для подражания вплоть до «крестной смерти», ибо Христос - учитель любви, торжествующей в мире и все обращающей к Нему. Согласно Бернарду, невидимый Бог воплощается, потому что «хочет вновь отвоевать любовь плотских людей, которые были неспособны любить иначе; сначала Он привлекает их любовью, чтобы спасти человеческую природу, и затем последовательно возвышает их до духовной любви». В евангельских наставлениях он настойчиво подсказывал молиться глядя на «образ Богочеловека». Раскрывая свои наставления, Бернард писал: «Я сказал, что мудрость может быть найдена в размышлении о трех истинах (жизни, смерти и Воскресении Христа). Для меня они - восхождение к совершенной прямоте, полноте познания милостей наиболее действенных изобильных даров...» В центре его теологии находится представление о том, что Любовь нас сотворила для любви и искупления нашего греха. Дар Божий в Воплощении от Матери Божией явился тому свидетельством. Смысл всей теологии в том, чтобы достичь созерцания тайны спасения человека Богом в мистическом опыте, иными словами, «познать Иисуса распятого», чтобы совоскреснуть с Ним в Его Воскресении.

Восемьдесят шесть проповедей на Песню Песней синтезируют мистическую теологию Бернарда, где он до конца развил концепцию духовного брака души и Бога Слова. По Бернарду, Супруг открывается «только той душе, которая показала, что является достойной супругой в постоянном благоговении, горячем желании и сладостном чувстве. И Слово, которое нисходит, чтобы посетить ее, будет облачено красотой в каждом своем явлении». То, что супруга реально желает и просит, состоит в том, чтобы «быть наполненной милостью этого тройного познания (Отца, Сына и Святого Духа), быть насыщенной как можно большей способностью, свойственной смертной твари. Кроме того, то откровение, которое проистекает через Дух Святой, не только сообщает свет познания, но также возжигает огонь любви».

В представленном трактате «О благодати и свободе воли» Бернард пытается разрешить одну из важных проблем всей христианской философии - проблему свободы человеческой воли, ее независимости или предопределенности. По мнению Бернарда, воля не может быть лишена свободы, потому что ей невозможно не повиноваться самой себе. Воля делает людей «принадлежащими Богу». Человек - единственное из всех творений Бога, не подчиненное безусловной необходимости божественного предопределения, но основывается на свободной воле или добровольной свободе. По благодати Божьей с избранных снимается бремя первородного греха, следовательно, человек может сознательно встать на путь добродетели и славы как существо «совершенное в духе».

Однако воля выступает и как «своеволие» (voluntas propria) человека, которое является источником зла, ибо оно не совпадает с волей Божьей. В одной из проповедей на тему Песни Песней Бернард уже более жестко заявляет: «Да, всякое зло - собственная воля, ибо из-за нее происходит так, что твое доброе деяние служит тебе не на благо». В другом месте он пишет: «Ибо что же ненавидит или карает в нас Бог, если не собственную нашу волю? Не будь у нас своей воли и не стало бы ада». И единственным началом, спасающим и защищающим человека от «своей воли», для Бернарда выступает любовь к Богу.

А. А. Клестов

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова