Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Борис Ельцин

О нём мемуар Коржакова. Библиография.

 

"Рассказывают: когда увидел Ельцын, что ухудшилась жизнь людей, то, по данному обещанию, лег на рельсы и переехал его поезд. Кремлевские врачи пытались спасти Ельцына, но ничего не получилось. Тогда из одной половины они сделали Путина, а из другой – Медведева".

 

Ельцин Б. - в бытность партбоссом Москвы 23.7.1999; отказ быть демократом сразу после путча 1991 г. 5.5.2000;

и похороны Романовых 1.6.1998; "морально выше" американцев 2.4.1999; обнимается с китайскими коммунистами 27.8.1999; его защищает Б.Васильев 9.4.1999; его критикует Прибыловский 4.6.1999; несправедливо распоряжается казенными деньгами 23.4.1999; коррупция его семьи 27.8.1999; анекдот о его хождении по водам 11.6.1999; самодурство 5.11.1999; отставка 7.1.2000;

его восхваляет Гайдар за антикоммунизм 11.2.2000; Богомолов за насаждение демократии 10.3.2000;

Вадим Белоцерковский

ЕЛЬЦИН

Жизнь «над пропастью во лжи»

Текст 2007 г., основанный на более раннем.

«Капитализм не должен служить образцом для стран Восточной Европы после падения там коммунистических режимов».
Папа Иоанн Павел Второй

 

До августа 91-го в России оставалась еще возможность постепенного развития к демократическому кооперативному социализму с рыночной экономикой. После августа – такая возможность исчезла. Надолго, может быть, навсегда, в смысле до окончательного развала страны или мировой катастрофы по милости зажившегося на свете капитализма..

 

В том августе я находился в Мюнхене, и известие о путче ГКЧП повергло меня, как и большинство политэмигрантов, в тревогу, поражение путчистов — обрадовало.

На фоне Горбачева в последний год (перед путчем) фигура Ельцина казалась предпочтительней, хотя тоже вызывала много вопросов и сомнений. Удручало отсутствие у Ельцина чувства собственного достоинства. За калейдоскопом огромного числа событий прошедшего с тех пор времени многое уже стало забываться. В том числе и то, как Ельцин унижался на пленуме Московского горкома КПСС, когда его снимали с поста главы горкома:

«Я потерял как коммунист политическое лицо руководителя. Я очень виновен перед Московской партийной организацией, очень виновен перед горкомом партии, перед бюро, и конечно, виновен лично перед Михаилом Сергеевичем Горбачевым, авторитет которого так высок в нашей партии, в нашей стране и во всем мире... Я должен сказать, что я верю по партийному абсолютно твердо в генеральную линию партии и в решения XXVII съезда... Я перед вами, коммунистами, заявляю абсолютно честно: любой мой поступок, который будет противоречить этому моему заявлению, конечно, должен привести к исключению из партии».

Потом Ельцин испугался все-таки за свой престиж и распустил слух, что на тот пленум он пришел из больницы, в которой врачи якобы сделали ему какую-то инъекцию, усыпившую его чувство достоинства. Но это не помешало ему примерно через год вновь униженно просить Горбачева и руководство партии простить его и реабилитировать. На этот раз на партийном съезде, перед камерами телевидения, перед всей страной.

Я думал, после такого самоунижения и цепляния за власть политическая карьера Ельцина окончена, в народе не станут уважать такого человека, но круто ошибся: не предполагал, что общество настолько еще находится во власти холуйской психологии и так мало ценит человеческое достоинство.

Однако за тревогой первых дней путча и эйфорией от победы над путчистами все негативные впечатления от предыдущего поведения Ельцина отошли на второй план. В дни путча многое другое вызывало удивление. Почему, например, путчисты не арестовали Ельцина или хотя бы не заблокировали его на даче, как Горбачева в Форосе? И почему не были отключены телефоны в Белом доме, и дом не был сразу же окружен чекистами и военными? Тогда никто из москвичей не смог бы и собраться для защиты Верховного Совета. И почему путчисты так и не решились предпринять штурм Белого дома? Войскам и всяким спецназам ничего бы не стоило растащить окружавшую дом не очень-то плотную толпу безоружных защитников Верховного Совета. И наконец, почему путчисты так быстро сдались? Вопросы, вопросы...

Ответ крутился в глубине сознания, но для его уяснения должны были произойти еще многие события.

Так, сразу же после подавления путча поразило безмерное славословие в адрес Ельцина и национал-патриотическая риторика победителей. Поражение путчистов подавалось как победа народного героя Ельцина и русского народа. Как будто в ГКЧП сидели инородцы-оккупанты! Гавриил Попов, бывший тогда сопредседателем (вместе с Ельциным) оппозиционной (Горбачеву) Межрегиональной депутатской группы, на митинге по случаю победы, стоя рядом с Ельциным, назвал его «Мининым и Пожарским в одном лице» и призвал наградить его званием Героя Советского Союза, высшей, между прочим, наградой только что побежденного строя! Тот же Г. Попов в 1987 году после увольнения Ельцина с поста председателя Московского горкома поместил в «Московских новостях» статью, в которой характеризовал Ельцина как явление «неотроцкизма в партии»!

Сам Ельцин вскоре после победы (29 августа), выступая по телевидению, заявил, что не допустит «охоты на ведьм», т. е. на тех чиновников и военных, которые поддерживали ГКЧП, и уж тем более на всех иных членов номенклатуры. Не сдал Ельцин и КГБ. Лишь разрешил снести памятник Дзержинскому.

История со штурмом этого памятника представляется мне в высшей степени символической. Во всех развитых восточноевропейских странах в период «бархатных революций» прежде всего «сносили» сами органы, а у нас — памятник их основателю. В Берлине толпа ворвалась в управление штази и разгромила его. А у нас сталинские чекисты наблюдали из лубянских окон за беснующейся вокруг памятника толпой. Много позже один из чекистов, обнаглев, похвалялся в прессе, что у них все было готово для встречи толпы (читай — черни): газ, автоматы, пулеметы. Ко всему еще толпа оказалась малосильной, недружной — не могла свалить чугунного Феликса, и догадливые власти подогнали автокран, чтобы выпустить пар из толпы. Запомнилась картинка: молодые люди ногами пинают голову поверженного памятника. А в кабинетах Лубянки его портреты до сих пор висят на стенах! И дивизия КГБ, которая рубила людей саперными лопатками в Тбилиси и штурмовала в 93-м Верховный Совет России, сохранила имя Дзержинского! Сюр, фарс — не знаю, как все это назвать. Было совершенно непонятно, почему гнев толпы вызывал мертвый истукан? Что это было — симптом слабоумия или холопской трусости? Пойти на штурм Лубянки — это не памятник валить!

Я не имею в виду, что обязательно нужно было штурмовать Лубянку. Новые власти сами могли очистить ее. Изящнее всего это сделали в Чехословакии. Вскоре после создания там нового демократического правительства им было обнародовано распоряжение: «Всем сотрудникам старых органов безопасности запереть свои кабинеты, сдать ключи, личное оружие и разойтись по домам».

У нас же не было произведено даже чистки Госбезопасности от людей, непосредственно причастных к преступлениям этой «конторы». Председатель КГБ Крючков был арестован, но как член ГКЧП, и впоследствии амнистирован вместе со всеми «чепистами». Не были заменены и командные кадры армии и МВД, представлявшие собой в массе самую реакционную часть партийно-государственной номенклатуры.

И конечно, самое-самое главное — не были проведены перевыборы всех органов власти в центре и на местах, на 90% состоявших из махровой номенклатуры сталинско-брежневского разлива. В тот момент номенклатура наверняка потерпела бы поражение и была бы заменена у власти новыми людьми из других социальных слоев. Отдельные голоса о необходимости таких срочных выборов раздавались в прессе и на митингах, но ельцинская команда их игнорировала.

В развитых странах бывшего соцлагеря тем или иным путем старый руководящий класс был почти целиком устранен от власти — то, что там назвали антиноменклатурной революцией и что предопределило становление в тех краях демократических и цивилизованных порядков, которые так и не утвердились в России и в других республиках СССР — СНГ.

Через год Ельцин уже откровенно поставил себе в заслугу сохранение коммунистических чиновников у власти: «Многие требовали сменить все руководящие кадры, но мы на это не пошли. Мы не допустили революции!».

И стало в конце концов ясно, кто на самом деле одержал победу в августе 91-го и что представлял собой путч ГКЧП.

Прояснились и «странная» карьера Ельцина, и его смелость и решительность в дни путча. Все в августе искали связь Горбачева с членами ГКЧП и не думали о возможной связи Ельцина с ними и со стоящими за их спинами номенклатурными кругами!

 

Вспомним, с чего началась широкая известность Ельцина. С его критического выступления на пленуме ЦК КПСС осенью 87-го года. Ничего особо разоблачительного в том выступлении не содержалось, но был хамский выпад против Раисы Горбачевой, которую Ельцин обвинил в том, что она лезет не в свои дела и командует мужем. Удивительное в этой истории было то, что распечатка выступления Ельцина вышла из стен ЦК и была широко распространена по стране. В 1987-м году порядки в партии были еще достаточно суровы и КГБ было еще в полной силе, чтобы не допустить подобной утечки. И поэтому трудно усомниться в предположении, что именно КГБ (по решению каких-то высоких номенклатурных кругов!) и распространил текст выступления Ельцина с целью создать ему широкую известность и имидж смелого критика Горбачева. Одновременно и престиж Горбачева пощипать, и углубить конфликт между ним и Ельциным.

И заинтересованные в этом круги продолжали «раскручивать» Ельцина. В ход были запущены мифы о покушениях на него. И в реку-то его кто-то с моста бросал с мешком на голове, и в самолете (в Испании) злонамеренно встряхивали.

Ельцин был очень удобен для номенклатуры. Им легко можно было манипулировать ввиду известных его качеств: безмерного властолюбия, безудержной склонности к алкоголю и полнейшей беспринципности. В тот период партийное руководство активно создавало псевдооппозиционные силы и фигуры. Вспомним «Память» во главе с Д. Васильевым, ЛДПР с Жириновским. Но на Ельцина возлагались, разумеется, особо большие надежды.

Для чиновных коммунистов складывалась критическая ситуация. Они понимали, что незыблемый, казалось бы, строй государственного социализма (точнее уж – феодализма) доживает последние дни, как и воссозданная с его помощью империя. И единственное спасение для себя они видели в быстром («шоковом») переходе к капитализму, чтобы, используя еще имевшуюся в их руках власть, взять в свою собственность самые лакомые куски «народного хозяйства», переквалифицироваться в капиталистов. Надо не забывать, что процесс врастания коммунистических чиновников в капитализм подспудно начался еще при Брежневе.

Но при Горбачеве, в перестройку, им угрожало развитие событий по сценарию Пражской весны или польской «Солидарности». Горбачев, конечно, очень нерешительно и неумело вел страну в том направлении, но чиновники боялись, что «инженерно-рабочий класс» может взять дело в свои руки. И создание «Союза трудовых коллективов СССР» наверняка увеличивало этот их страх.

Номенклатуре надо было форсировать переход к капиталистическим реформам. Но для этого нужно было убрать с пути Горбачева, найдя или создав ему яркую замену. Горбачев тоже поддавался влиянию номенклатуры, но до известного предела. У него все-таки были какие-то принципы и чувство собственного достоинства. На переход к капитализму он, конечно, не согласился бы. И лучшего кандидата на замену Горбачева, нежели Ельцин, у чиновных коммунистов не было. Необходимо было только провести еще какую-то спецоперацию, которая сделала бы Ельцина всеобщим героем. Раскрутить его, как сейчас говорится. Так объективно выглядела ситуация в стране.

 

Я не думаю, что члены горбачевского руководства начали свой путч специально для вознесения Ельцина. Трудно предположить, что эти люди были способны на такой классовый альтруизм, чтобы по окончании операции лишиться своих постов и вообще уйти из политической жизни, да еще через Лефортово! Путчисты были, видимо, просто консерваторами, которых Горбачев тоже не устраивал, так как расшатывал существующий строй, напоминал им Дубчека. Но их скорее всего с самого начала крепко схватили за руки могущественные сторонники капиталистических реформ, мешали им действовать активно. Тут очень интересно смотрелись два члена мозгового штаба номенклатуры — Аркадий Вольский и Владиславлев. Один из них сидел у Ельцина в Белом доме, другой — у путчистов на Старой площади, и оба все время поддерживали связь по правительственной телефонной линии. Не исключена, конечно, и такая версия, что команду Янаева спровоцировали на путч сторонники «вознесения» Ельцина.

После своей победы команда Ельцина, я уверен, сознательно выдвинула против путчистов явно недоказуемое обвинение: «заговор с целью захвата власти». (О каком захвате власти могла идти речь, когда путчисты властью и так владели?) И судебный процесс велся к их оправданию, но еще до его окончания путчисты были амнистированы. Генерал Варенников, гордо не пожелавший амнистироваться, пошел на суд и был, разумеется, оправдан. Победители не хотели наказывать тех, кто им так помог!

Была после подавления путча распущена КПСС? Но ее уже нельзя было спасти, да и не нужна она была коммунистам, жаждавшим стать капиталистами. А вот объявить КПСС преступной организацией, как того требовали правозащитники, Ельцин со товарищи не позволили. Ведь в этом случае наступили бы, как говорится, юридические последствия для руководящей номенклатуры КПСС, включая самого товарища Ельцина. И суд над КПСС не нашел юридических оснований для объявления компартии преступной организацией! И партийных денег люди Ельцина сыскать, как и следовало ожидать, тоже не смогли, и деньги эти стали основанием для создания крупнейших финансовых структур, на руководящих постах которых разместились многие бывшие партчиновники. Генерал Лебедь остроумно сказал о них: «Отступили на заранее подготовленные коммерческие позиции».

 

В целом коммунистическая бюрократия продемонстрировала поразительную гибкость и живучесть, чего от нее никто не ожидал. Казалось, эти жирнолобые люди ни на что уже не способны, кроме тупого и жестокого подавления любого инакомыслия, и вся их сила в КГБ. Однако истинная сила номенклатуры оказалась в ее беспредельной беспринципности. Что мы видим и на примере карьеры Ельцина. Верх стали брать демократы — и коммунистические чиновники тоже становятся завзятыми демократами, «реальный социализм» идет к развалу — и они становятся яростными сторонниками капитализма. Помню перефразированные слова Ленина в одном журнале: «Плох тот коммунист, который не может стать капиталистом!». «Плохих коммунистов» оказалось очень мало! В моду вошла религия, православие — и все бывшие партийные вожди стоят в церквах со свечами и даже крестятся. Восстанавливают царский герб. И так далее до бесконечности. Войди в России в силу иудаизм или ислам — и все коммунистические чины немедленно сделали бы себе обрезание! Эта их циничная беспринципность вкупе со слабоумием значительной части образованного общества и рабской забитостью народа обеспечили номенклатуре непотопляемость. А народу — нищету и вымирание.

 

Сохранение номенклатуры у власти было для меня лично ошеломляющей неожиданностью. Я не представлял себе, что такое может случиться при возникновении в стране революционной ситуации. Я думал, что в глубине сознания большинства людей в России должна жить ненависть к советской бюрократии.

Но наибольшую ответственность за сложившуюся ситуацию несет, конечно, интеллигенция. В ее силах было возбудить в обществе антиноменклатурное движение. Однако она даже и не попыталась этого сделать. Более того, я с изумлением увидел, что даже многие диссиденты не осознавали такой необходимости, не понимали, что это такое — чиновники, выросшие в условиях сталинского тоталитаризма, не представляли, насколько неприемлема для этих чиновников демократия, как они жестоки, эгоистичны и безнравственны. Мне совершенно непонятно, как можно так не знать людей и страну, в которой живешь всю жизнь? Ведь все же в большей или меньшей степени сталкивались с чиновными коммунистами и должны знать новейшую историю страны, знать, какие чудовищные преступления они совершали. Народ, рабочих интеллигенция презирает, а то и ненавидит, а чиновных вельмож приемлет у власти!

Поражает и тот факт, что так называемая демократическая интеллигенция помогала номенклатуре раскручивать культ Ельцина, выдвинула его своим лидером. Уму непостижимо, как можно было не видеть, что представляет собой Ельцин! Насколько умнее был ненавидимый нашими демократами Ленин, который в 1922 году предупреждал о нарождении коммунистической бюрократии, наследующей все «лучшие» качества российских чиновников, «подлецов и насильников по природе своей». Разве не могла т.н. демократическая интеллигенция выдвинуть в лидеры, скажем, Сергея Адамовича Ковалева, ближайшего соратника Сахарова, человека чести, глубокого и острого ума? Чем он был хуже чешского диссидента-писателя Вацлава Хавела или польского диссидента-рабочего Леха Валенсы?

И наш номенклатурный «диссидент» оправдал доверие его собратьев по классу. Провел катастрофическую криминальную приватизацию, а до того, не забудем, поспешную и неправовую ликвидацию СССР, в зените карьеры совершил конституционный переворот, разогнал и расстрелял Верховный Совет, единственный в истории России демократически избранный парламент, создал царистскую конституцию и сфальсифицировал результат референдума по ее утверждению, начал для поднятия своего рейтинга преступную империалистическую войну в Чечне, ну и самое великое достижение – привел к власти Путина, в надежде, что он в благодарность охранит его от суда-трибунала, а его собратьев -- от конфискации «благоприобретенного» имущества.

В начале своей партийной карьеры Ельцин, старательно исполняя указание Кремля, снес и в асфальт закатал дом Ипатьевых, в котором окончилась жизнь последнего царя из династии Романовых, а в конце карьеры добился царского самовластья и был захоронен со всеми атрибутами царя православного, провожаемый в последний путь потоком елейной лжи. Знаменательная жизнь для «новой России». Воистину жизнь «над пропастью во лжи». Над пропастью, в которую Ельцин направил Россию.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Cм. общую.

Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. М., 1990; Ельцин Б.Н. Записки Президента. М, 1994; Ельцин Б.Н. Президентский марафон. М., 2000.

Воспоминания приближённых

Батурин Ю. и др. Эпоха Ельцина. М.: Вагриус, 2001. Коллективный мемуар помощников Ельцина, в основном ушедших к 1997 г., апологетический.

Зезина М., Малышева О., Малхозова Ф., Пихоя Р. Человек перемен. Исследование политической биографии Б.Н.Ельцина. М.: Новый хронограф, 2011. 230 с.

Грачев А. С. Кремлевская хроника. М.: Эксмо, 1994.

Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. М., 1997. Мемуар руководителя охраны Ельцина.

Бурлацкий Ф. М. Михаил Горбачев – Борис Ельцин. Схватка. М.: Собрание, 2009.

Костиков В. Роман с Президентом. М., 1997

Ильин А., Кадацкий В., Никифоров К., Пихоя Л. Отзвук слова. Из опыта работы спичрайтеров первого Президента России, М., 1999

Суханов Л. Три года с Ельциным: записки первого помощника. Рига, 1992 и др.

Попцов О.М. Хроника времени «царя Бориса»: Россия, Кремль, 1991—1995. М., 2000

Филатов С. Совершенно несекретно. М., 2000

*

Воронцов В. А. В коридорах безвластия. Премьеры Ельцина. М.: Академический проект, 2006.

Гранатова А. А. Клан Ельциных. М.: Алгоритм, 2008.

Гусейнов В. А. От Ельцина к…? Война компроматов. М.: Олма-Пресс, 2000.

Зенькович Н. А. Борис Ельцин: разные жизни. Кремлевский отступник. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.

Зенькович Н. А. Новости из Кремля. Смоленск: Русич, 1999.

Вощанов П. Тени за Кремлевской стеной, или Последний сон хозяина. М.: Алгоритм, Эксмо, 2010.

Андриянов В., Черняк А. Одинокий царь в Кремле. М., 1999

Воропайкин Ю. Судьбы избранник (роман в 3 кн. о Б.Ельцине). СПб., 1999.

Гусейнов В.А. От Ельцина к...?: Хроника тайной борьбы: В 2 кн. М., 1999. Кн. 1: Спасительная соломинка, август 1996 — декабрь 1997. Кн. 2: Пьянящий дурман власти, январь 1998 — июнь 1999.

Ельцинщина. Будапешт, 1993

Кимура, Хироси. Борис Ельцин. Путь первого российского президента. Токио: Марудзэн кабусики кайся, 1997

Клямкин И., Шевцова Л. Внесистемный режим Бориса II: Некоторые особенности политического развития постсоветской России. М., 1999

Конец ельцинщины. Будапешт 1999

 

Краснова В. Серые кардиналы Кремля. М., 1998

Поморов А. А. Ельцин — трагедия России. М., 1999

Соловьев В., Клепикова Е. Борис Ельцин: политические метаморфозы. М., 1992

Федоров (Сахалинский) В.П. Ельцин. М., 1995

 

Ann Leon. Yeltsin: A Revolutionary Life. N.Y., 2000

Bonet, Pilar. La Rusia imposible: Boris Yeltsin, un provinciano en el Kremlin. Madrid, 1994

Kerneck, Barbara: Boris Jelzin. Ein Portrait: Staatsmann in der Krise. Stuttgart, 1991

Kerneck-Samson, Barbara. Boris Jelzin: ein Portrait; Munchen, 1991

Klepikova Elena and Solovyov Vladimir. Boris Yeltsin: a political biography. N.Y., 1992

Miller Calvin Craig. Boris Yeltsin: First President of Russia: Greensboro, N.C. 1994

Morrison, John. Boris Yeltsin: from Bolshevik to Democrat. N.Y., 1991 и др.

Schecter, Kate (introductory essay by Vito Perrone). Boris Yeltsin. N.Y., 1994

Steinbacher Willi; Boris Jelzin und seine Era. Frankfurt am Main: 1994—1995

 

Алтаев М.Н. "Белая книга". Экономические итоги правления Б. Ельцина 1991-1995 гг. - М.: 1996.

Андриянов В., Черняк А. Одинокий царь в Кремле. - М.: Газета "Правда", 1999.

Баранец В.Н. Ельцин и его генералы. - М.: 1997.

Бурлацкий Ф.М. Русские государи: эпоха реформации: Никита Смелый, Михаил Блаженный, Борис Крутой. - М.: Фирма "ШАРК", 1996.

Гайдар Е. Дни поражений и побед. - М.: Вагриус, 1996.

Гусейнов В. "От Ельцина к..." Хроника тайной борьбы. В 2 т. - М.: Олма-Пресс, 1999.

Ельцин Б.Н. Борьбу с преступностью нельзя отложить на завтра: Встреча Ельцина Б.Н. с руководящим составом МВД Российской Федерации. - М.: 1995.

Ельцин Б.Н. Выступление в Российской академии государственной службы 6 сентября 1995 г. - М.: Юрид. лит., 1995.

Ельцин Б.Н. Записки президента. - М.: Огонек, 1994.

Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. - М.: Независимое изд-во ПИК, - ЦДЛ, 1990.

Ельцин Б.Н. Переход к рынку. - М.: 1990.

Ельцин Б.Н. Российская Федерация. Президент. Об укреплении Российского государства: Послание президента Российской Федерации Федеральному собранию. - М.: 1994.

Ельцин Б.Н. Россия: человек, семья, общество, государство. Программа действий на 1996-2000 годы. - М.: 1996.

Ельцин Б.Н. Пятьдесят семь вопросов избирателей президенту России. - М.: 1996.

Ельцин Б.Н. Социалистическое соревнование за ускорение научно-технического прогресса: Из опыта работы трудовых коллективов Свердловской области. Доклад Всес. научн.-практич. конф. "Социалистическое соревнование, движение за коммунистическое отношение к труду - могучее средство развития творческой активности масс и воспитания нового человека", Ленинград, 12-14 апр. 1979 г. - М.: 1979.

Ельцин Б.Н. Средний Урал: рубежи созидания. - Свердловск: Сред.- Урал, кн. изд-во, 1981.

Ельцин-Хасбулатов: единство, компромисс, борьба. - М.: Терра, 1994.

Ельцинщина. - Будапешт, 1993.

Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. - М.: Интербук, 1997.

Костиков В. Роман с президентом. Записки пресс-секретаря. - М.: Вагриус, 1997.

Мелентьев В.А. Революция. Война. Измена. - Ставрополь, 1998.

Попов Г. "От..." и "До..." Россия, путь к социал-демократии. - М.: Галактика, 1996.

Попцов О. Хроника времен "Царя Бориса". - М.: "Совершенно секретно", 1996.

Президент Ельцин: 100 вопросов и ответов. - М.: Общероссийское движение общества поддержки Ельцина Б.Н. на выборах президента Российской Федерации, 1996.

Соловьев В., Клепикова Е. Борис Ельцин: политические метаморфозы. - М.: Вагриус, 1992.

Суханов Л. Три года с Ельциным. Записки первого помощника. - Рига: BARA, 1992.

Тихомиров В.Б. ООН против криминального Ельцина. - М.: 1998.

Федоров В.П. Ельцин. - М.: Голос, 1995.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова