Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

 

ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО

МАКАРИЯ ЕГИПЕТСКОГО

НОВЫЕ ДУХОВНЫЕ БЕСЕДЫ


К оглавлению


XXI

1. Господь наш Иисус Христос Сам – основание (1 Кор 3, 11) и Сам – исполнение, краеугольный камень (Еф 2, 20). Ибо от земли и от неба Господь: пришел с неба, будучи Богом, и принял человека от земли и слился с человеком. Вот, Он от неба и Он же от земли; вот, Он основание и Он же краеугольный камень. Так Он благоволил совершить, и сущим от земли дал Дух Святой с неба, чтобы вышних и нижних сделать единой Церковью, сливши Божество с человечеством. Поэтому, когда услышишь об основании, подразумевай Господа; Им как основанием положена мера, и надстраиваемые камни должны быть соразмерны основанию, чтобы постройка была сложена по единому составу: ни окороченные здесь не могут подойти, ни слишком длинные, но прилаживаются равные мере основания. Так и Христос, будучи истинным основанием и краеугольным камнем, в ту же меру совершенства Христова призвал прийти всех людей. Об этом говорит Апостол: "Доколе все придем в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Еф 4, 13); и еще: "Чтобы представить всякого человека совершенным во Христе" (Кол 1, 28); и опять: "Чтобы вам исполниться всею полнотою Христовой" (Еф 3, 19), В эту-то меру призвал Христос прийти род человеческий, в этом строении пригласил соединиться в одну меру с основанием, которое есть Сам Господь, – Слава величию Его. Весь мир предался видимому служению, но у рабов Божиих – незримое служение в тайне, неведомое людям. Как ангельская природа, будучи невидимой, служит в видимом мире невидимому Богу, так и душа, будучи духом, невидимо служит Богу невидимому. И сатана, будучи духом, тоже скрыто воинствует в глубине сердца. Совершающие ныне духовную работу, по апостолу, не против крови и плоти имеют брань, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы (Еф 6, 12). Вот сила Божества: будучи незримой, она сотворила видимый мир. И подобным образом душа, будучи незримой, создала мир невидимый. Равно и лукавый неявной силой пленяет человека в видимое служение беззаконию.

2. – Что значит, что диавол на вопрос: "Откуда ты пришел?", ответил: "Я ходил по земле, и обошел ее" (Иов 1,7)?

– Такие вещи большей частью непостижимы, однако мне доводилось слышать, что колдуны имеют в подчинении демонов, и им случается созвать в единое время заклинаниями и колдовством двадцать, а то и тридцать своих демонов для злодеяния, и каждый из них, будучи сам в стране Запада или Востока, успевает в тот же час достичь до всех и воздействовать во зло. Но если зло так успевает в миг времени достичь всех, то насколько же более добро может явиться и помочь всем призвавшим его!

3. Но, так или иначе, большая часть подобных вещей превосходит нашу немощную силу разумения. Как царский сосуд при изготовлении не сразу бывает готов, но его многажды кладут в огонь, потом куют и разнообразно украшают, и тогда получается сосуд драгоценный, пригодный для царской трапезы, таким же образом и душа, разнообразно украшаясь и упражняясь, становится драгоценным сосудом Царя Небесного. У кого-то много житейских добродетелей, нестяжание, постничество, бодрствование; но поскольку он трудится ради славы человеческой, а не ради Бога, то здесь получает свою мзду (Мф 6,2), и хвалящие его люди, вот кто его боги. И есть другой, хотящий остаться незаметным для людей и угождать Богу, и часто он что-то делает посредственнее и незамысловатее первого, который во всем досконален, и все же потому, что ради Бога трудится, он больше принят Богом, чем первый, который трудится ради человеческой славы. Впрочем, поскольку ты сын Адама, преступившего заповедь, то неизбежно в тебе как в его сыне угнездились, как во всех сынах его, и густая тьма, и паутина, и непослушание, и меч (Иов 8, 14; Пс 38, 12); и нужно от страшного этого воспитания и тяжкой привычки отстать и принять образ жизни, воспитание и духовный нрав второго, небесного Адама, и приобрести ум Христов (1 Кор 2, 16), чтобы стать Его сыном и наследником. Весь закон, пророки, апостолы, ангелы и пришествие Господне действовали против прокравшегося и воцарившегося зла, чтобы отсечь злое и восторжествовать над ним; да больше того, и римские законы тоже укрощают зло. Но сатану не могут укротить ни пророки, ни апостолы, ни писание. Все равно на каждом шагу видишь сковавшие мир зло, и сообщников его, и понуждаемых им к смерти; добро же редко, так что из многих мало кто спасается (Лк 13, 23). И нужно нам, воззвавшим к живому Богу, через добродетельное гражданствование сочетаться с Ним и прилепиться к Нему, ибо Он есть глава (Кол 1, 18), драгоценный камень, основание, и если кто не приобретет этого основания, то не знает, где строит свой дом. Ведь если даже человек поселился в пустыне для подвижничества и преуспел в воздержании, а не строит не на Господе, – то на песке он строит (Мф 7, 6), на веществе сыпучем и распадающемся. И как у человека с оторванной головой не могут оставаться здравыми другие члены, но тотчас распадаются и гибнут, так без головы (то есть без Христа) прожить душе невозможно, как рыбам не жить без воды. Но кто имеет основание, тот как бы на камне строит дело свое. Слава милосердию Его во веки веков. Аминь.


XXII

1. Словопрения и самонадеянное знание доставляют не столько прибыли душе, сколько расслабления и вреда, и овладевшие этими предметами подобны человеку, который вместо хлеба ест никакого вкуса не имеющее и силы телу не придающее сено, или нарисованному на стене человеку, который все подобие членов сохраняет, но не ходит и не шевелится. Все ереси изначально отсюда возникли: люди не поверили Апостолу, говорящему: "О, бездна богатства" (Рим 11, 33), и, пожелав уловить мудрость Божию рассуждением, заблудились. "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень?" (Рим 1, 33-34). Ни ищущие точного понятия Бога через науки найти Его не могут, ни многознающие наставники, называющие себя способными к истолкованию Божественных тайн, достоверно что-либо сказать или постичь не в силах, но истина превосходит равно всех учащихся и учащих, и потеряли самих себя те и другие, блуждая. Ибо если скажет тебе наставник, что Бог есть огонь, ты обнаружишь, что Он обратился в воду жизни (Апок 22, 17). Если скажет тебе, что у Него вид и облик Царя, найдешь, что Он являет Себя тенью, а кому-то – нищим, и одному – Богом, другому – смиренным человеком. Если ищешь Его на небесах, Он оказывается на земле; если ищешь на земле, на небеса переносится. И опять же для одних Он по Своему премудрому замыслу оказывается тяжестью, для других – облегчением (2 Кор 8, 13). Так что надо удерживаться от многословия и суесловия, этим никто ничего не добьется. Само природно присуще каждому из нас знание осуждает нас, если мы не принимаем слово Божие.

2. Итак, оставив суесловие, будем искать, как может человек прийти и приблизиться к Богу и научиться от Него и принять нечто чуждое веку сему в свое сердце; и доверимся сказавшему: "Никто из человеков не знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем". Но если даже сочувствующий тебе человек твою думу знать или постичь не может, то откуда смертные люди возьмут силу вникнуть в Божию думу? Никто из людей и не знает Божьего, кроме Духа Божия, который в нем; однако "мы приняли не духа мира сего, а Духа об Бога, чтобы познать благодатно дарованное нам от Бога; что и возвещаем" (1 Кор 2, 11-13). Будем же искать Господа, и Он Сам поведет нас и научит, и мы сможем познать тайны Божий – насколько человеку познать возможно, не насколько есть в Боге. Наше дело – понять, как рождается человек от Духа (Ин 3, 5), как надо противостоять духу злобы и научиться находить помощь от Господа и воинствовать с противоборствующим. Ибо Господь радуется незапятнанной душе человеческой и восхищает в свое Царство тех, кто в благоговении и непорочности приступает к Нему.

3. Одно тебе опять же могу сказать, что ищущий Бога вбирает в себя силу Святого Духа и его естество разрешается в некую простейшую природу, преодолевшую блуждание и робость; он находит для себя питание, нисходящее свыше, естество священного огня. Как голое, сухое, бесплодное и сучковатое дерево бесполезно, и все прохожие, прислоняясь, обчищают о него налипшую грязь, но если бросить его в огонь, то, хотя дерево внутри огня пребывает, конечно, неизменным в своей первооснове, оно преображается и делается жарким углем и никто уже ни прислониться, ни сесть на него не может, – таким ты мне мысли наше существо; оно после преступления бесплодное и сухое, с торчащими сучьями злых и нечистых духов, но преображается от действия силы Божией и загорается огнем и светом, и бесы, желая по старому обычаю приблизиться к душе и осрамить ее, ожигаются огнем и разгоняются светом, пронизавшим и объявшим душу. Преображается же оно так, что сам человек чувствует превращение и знает себя уже не тем прежним, имевшим земной образ мысли. Это происходит, когда душа общается с Богом и преображает свое естество в Божий образ. Как мать любит своего младенца и с великим порывом обнимает его, принимая в свое лоно, так Дух приходит в душу и, объяв ее, принимает в Свое лоно среди великого мира и радости, и через действие Божественной силы такой человек испытывает порыв к себе Духа и возносится горе и пленяется в пленение небесных тайн и проникается в своем уме божеством. Он разрешает тогда отложенные без попечения орудия в душе и изгоняет и истребляет всяческие обманом вселившиеся в душу и тело блуждающие призраки и, упоенный и опьяненный Духом, весь претворяется в любовь и веселие и великое смирение. Поэтому все оставившие словесную тщету и в простоте пришедшие искать Бога и всю заботу, все помыслы своего ума возложившие на Него (1 Петр 5, 7), вот кто воистину обнаружил, что неведомое веку сему и природе их прилепилось к ним и в малое время они обогатились и стали царями. Ибо пребывание Господа во плоти и апостолы и весь от начала совершенный святыми подвиг то сделали возможным и то великое приобретение даровали людям, что они становятся ковчегами Божиими и Бог приходит и поселяется в душах их, а примешавшаяся часть смерти изгоняется и истребляется. Отдадим же себя Господу и приложим усилия, чтобы найти нечто от Бога данное; и когда найдем, все от Него узнаем, чему ни законоучители, ни любители словопрений научить не могут.


XXIII

1. Божий человек, в истине идущий путем праведности, то есть верный слуга Господа, в каждом добром деле и в любом добродетельном свойстве всегда стремится преуспеть, день ото дня делается лучше самого себя и утверждается во всяком добродетельном совершенстве, например, в смиренномудрии и кротости, в благорасположении, в терпении, стойкости, в любви, вере, надежде, в благоразумии, мужестве, доброте. В каждом из этих совершенств – великая глубина и широта и тончайшее устроение. Как если бы в райском саду было множество плодоносных и разнообразных деревьев и каждое дерево имело бы ветви, а от этих ветвей другие ответвления и более тонкие отростки с пышной листвой, – так в каждой из добродетелей заключена тонкость работы и великая глубина, и каждая бывает как бы неким совершенным достижением. А всех их опора и основание и вершина, где должен утвердиться и обосноваться каждый стремящийся к Богу, это доверие к Богу и крепость веры, что и должен прежде всего обрести каждый хотящий следовать за Богом: утвердиться в доверии к Нему. Не приобретшие же сначала доверия и надежды на Бога подобны строящим дом без основания. С верой в Бога и надеждой на него, показав благородство в великом борении, мужественно во многих и великих сражениях покорили своих врагов через телесное воительство Маккавеи, которых мы возьмем в пример для самих себя в нашей незримой брани против духов злобы: как они, решительными, мужественными, благородными и великодушными подобает быть нам, истинным воителям Христовым, по слову Апостола: "Все, что происходило с ними, были прообразы; а записано в наставление нам, достигшим последних веков" (1 Кор 10, 11). Итак, в различных потеснениях и многообразных испытаниях, воздвигаемых на нас духами зла, нам как подлинным Христовым борцам и воителям надо быть стойкими, мужать и долготерпеть, чтобы мы смогли с благодарностью принять и утешения и дары благодати.

2. Как видимый человеческий мир управляется от Бога благодатью и справедливостью, – благодатью при множестве и изобилии плодов и здравии, в благую пору года и при всяческом даровании благ, справедливостью же и наставлением при голоде, море, потеснениях, нужде, среди бедствий, при градобитии, разрушениях и всем прочем, что посылается от Бога для наставления по справедливости и на пользу людям, – так и душа, хотящая наследовать вышнему Божественному миру, разнообразно управляется благодатью и иногда веселится в облегчении и радости духовной и наслаждается утешением благодати, иногда же предается наказаниям и разным испытаниям и всевозможным притеснениям мирского духа, чтобы, пройдя всю школу испытаний и оставшись верной и мужественно претерпев все искушения и ни в чем не отступив от следования Богу и так став доверенной у Христа, она удостоилась бы Божией благодати и справедливости и унаследовала вечную жизнь. И как в здешней жизни не все бывает людям отдых и благополучие и изобилие плодов и мир, но Бог ярмом справедливости и мерою наставляет и милует и промышляет о мире, так и душа, вожделеющая родиться для вышнего мира, не все пребывает в отдыхе и веселии и радости духа, но игом справедливости и благодати наказывает и наставляет и милует и устраивает ее Бог. И если бы у людей все было в жизни отдых и наслаждение и сытость и богатство без бедствий и мучений, люди не вынесли и не стерпели бы этого, презрели бы Бога и совершенно предались плотским наслаждениям, как сказано в Писании: "Ел Иаков и утучнел, разжирел, отолстел, раздобрел и оттолкнул он Бога, возлюбленный им" (Втор 32, 15). Перенеси все это в область духовного. Если бы все в радости и облегчении и веселии духовном непрестанно пребывала душа, она уже не помнила бы сама себя и ни подвига, ни пути праведности (Мф 21, 32) не знала бы и преуспевала бы лишь в самомнении, заносясь над всеми, и уже не признавала бы в себе смертного человечества. Как говорит Апостол: "При чрезвычайности откровений дан мне ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился" (2 Кор 12, 7). Видишь? Такому святому мужу потеснения были на пользу. Еще как он говорит, от скорби происходит терпение, от терпения твердость, от твердости надежда, а надежда не постыжает (Рим 5, 3-5). Так что потеснения бывают на пользу и для совершенствования души.

3. Конопле подобны души христиан, вводимые лукавым во многие бедствия в мире сем. Ибо как конопляное волокно получается тем тоньше, пригоднее и чище, чем больше колотят и треплют коноплю, чтобы из нее сделалась тончайшая пряжа, и чем сильнее ее треплют и чешут, тем пригоднее она становится, – так боголюбивые и правдолюбивые христианские души, насколько они вводятся духами злобы в великие скорби, испытания и искушения, сами сохраняя стойкость и долготерпение, насколько чище, испытаннее и пригоднее для тонкого благодатного духовного делания становятся они, удостаиваясь обитать в небесном городе святых. Ведь когда душа испытывается в великих испытаниях и разнообразных бедствиях и принимает помощь благодати, стойко претерпевая в надежде на Господа, всякий вид зла в ней понемногу убывает, и тяжкое бремя сопутствующего ей греха сбрасывается примерно таким образом: как если бы шел кто долгим путем, направляясь в некий город, и нес бы полный мешок песка, в котором снизу была бы тончайшая дыра, и пока он шел, по всему пути песок высыпался бы, облегчая его, и когда бы он наконец достиг города, тяжесть песка опросталась бы и человек совершенно облегчился бы и отдохнул от тяжести песка, – так и у истинно борющейся души, идущей путем праведности (Мф 21, 32) и спешащей в город Царства, но несущей с собой тяжелое бремя греховных страстей, по мере того, как она идет путем добродетелей и прилепляется к Богу, убывают грех и страсти, и она ощущает в себе чувство легкости и кроткого покоя. Если же совершенно и всецело прилепится к Богу и безупречно и хорошо пройдет путь праведности, то удостаивается полноты благодати, совершенно избавляясь от тяжкого бремени греховных страстей. Но сначала надо пройти через многие испытания и скорби; и так человек вступает в покой благодатной полноты, то есть удостаивается достичь бесстрастия.

4. Как свежеизваянный сосуд, еще не обожженный на огне, не готов для употребления, или как бессловесный младенец неспособен к мирским делам, потому что не может ни город строить, ни сажать, ни семя сеять, ни делать какое другое мирское дело, будучи неразумен, – так и неиспытанные души, не проверенные в различных скорбях от духов злобы, еще младенчествуют, не имеют достаточного упражнения и, так сказать, пока бесполезны для Царства, как говорит блаженный Павел: "Если остаетесь без наставления, которое всем обще, то вы – незаконные дети, а не сыны" (Евр 12, 8). Вот как полезны человеку скорби и испытания и искушения, делающие душу пригодной и надежной. -Лишь бы мы решительно и достойно и мужественно готовили самих себя, в стойкости перенося нападения, и укреплялись бы в надежде и доверии, всегда ожидая избавления и дерзали, полагаясь на милосердие Христово, ибо Он никогда не оставляет ищущую Его душу сверх силы подвергаться испытаниям, "но при искушении даст и выход, так чтобы вы могли перенести" (1 Кор 10, 13).

5. Еще и так человек рассуждает в себе: если и убьют меня и тьмы других худших зол испытаю, с попущения Господа страдая и бедствуя от злых духов, я не оставлю Его, ибо верен Тот, Кто поднимает меня из всякой беды; и Он опять уведет меня из бездны земных (Пс 70, 20). И так, всецело вручив себя Господу и до конца претерпев, человек до конца узнает на опыте и благодеяние Божие, и помощь, и доброе воздаяние. Как говорит Господь: "Кто претерпел до конца, тот спасется" (Мф 10, 22). В самом деле, как люди в мире сем не могут ни достичь почестей и успеха, ни получить от царя чин высшего достоинства, если прежде не приложат великих усилий и не проявят большого мужества, выступив на войну, изучив все военное искусство и навыкнув и на опыте одержав победу и отняв добычу у противника и во всем отличившись перед царем (тогда они удостаиваются чинов и достоинств и великих царственных почестей) – так тем более никто не удостоится сразу получить сокровища благодати, духовных даров и небесных божественных дарований от всевышнего и истинного Царя (Деян 2, 38; 10, 45), если прежде его ум не утвердится, пройдя через все, в заботе о добрых помыслах и в соблюдении святых заповедей и в уповании на Бога, и так сподобится он благодати и возьмет небесное оружие (самый дух) и с ним отличится в великих подвигах против духов злобы, борясь в согласии и единении с данной ему от Бога благодатью и сделавшись соратником небесному воинству и совоителем против зла до последнего и совершив с победой через многие труды и борения и испытания поход против духов злобы. И когда он исторгнет победу у врага, тогда удостоится получить от всевышнего Царя достоинства Божественные и небесные и почести славные и духовные, будучи уже в силах и других снаряжать и обучать для войны. Ибо если просто возьмут из толпы обыкновенного человека, не знающего войны и не имеющего опыта в военных делах, и сразу поставят военачальником над всеми, то такой достоин смеха, потому что вознамерился руководить военными действиями, не узнав прежде войны. Так и в духовном истолкователь слова Божьего и предстоятель душам должен иметь опыт во всех духовных делах, чтобы, являя на опыте действие объясняемых им слов, он всякий раз приносил собою пользу и помощь слушающим. Божия мудрость и христианский путь и происходящая в верной душе работа благодати совершается с величайшей тщательностью через постепенное возрастание и восхождение, и когда человек сочтет ее законченной, тогда только и надо ему начать еще более внутреннюю работу, потому что в душе совершились таинства Духа и духовные восхождения; и кто часто считает дело завершенным, тот часто должен и начинать. Ведь если это так в здешней жизни, в мирской мудрости, – скажем, мы учимся у начальных учителей, потом у грамматиков, потом у риторов, потом еще и у софистов, наконец у философов, и когда человек пройдет всех учителей, по завершении одной школы начиная другую, тогда начинает при начальниках вершить суд, потом же, с годами отличившись, делается в свою пору и сам начальником и тогда опять же берет себе советника, чтобы не упустить ничего для торжества справедливости, – словом, если в мире сем мы видим такую сложность мудрости и такое ее постепенное восхождение, то тем более неизреченная и безграничная премудрость Божия и христианский путь имеют некую великую сложность и множество ступеней восхождения. И по мере восхождения человек полагает начало каждый раз новым деяниям, проникает глубже в духовные таинства и в сокровенные богатства премудрости; и насколько он возрастает в благодати и богатеет в познании Бога, настолько познает умыслы и козни зла, по слову Апостола: "Нам не безызвестны его умыслы" (2 Кор. 2, 11). Если же такая ведет нас надежда и такие духовные блага уготованы хотящим воистину бороться, то и мы со всею силою да отдадим себя на благоугождение Господне, чтобы, получив духовные дары и преуспев в мудрости Божией и всякое испытание и потеснение с помощью благодати Христовой преодолев и сподобившись совершенного освящения, стать достойными вечной жизни во Христе Иисусе Господне нашем, Которому слава во веки веков. Аминь.

Та же беседа в сокращении:

1. Божий человек всегда совершенствуется во всяком добром деле, в смиренномудрии, в благорасположении, в долготерпении; опора же всего этого – надежда на Бога. Не имеющие такой опоры – все равно что строющие дом без основания; и как Маккавеи, великие мужеством и храбростью, победили своих врагов в телесном воительстве, так же благородны и великодушны истинные воители Христовы; сделаем же их примером для самих себя в войне против духов злобы. Как видимый мир управляется милостью и справедливостью – милостью при обилии плодов, справедливостью при голоде и море, – так и душа, хотящая иметь часть в вышнем Божественном мире, разнообразно управляется благодатью, иногда веселясь в радости духовной, иногда же предаваясь испытаниям и потеснениям злого духа, чтобы, закалившись в огне, стать надежной.

2. Как в мире не всегда бывает благосостояние, потому сто если бы всегда были покой и роскошь, то люди отшатнулись бы об Бога: ведь "ел Израиль и отолстел, и оставил он Бога, создавшего его" (Втор 32, 15), – так и душа, если бы всегда пребывала в духовном покое, то уже не узнавала бы себя и пути праведности не знала и лишь в самомнении преуспевала. Как говорит Апостол, рассуждая о пользе скорбей: "Дано мне, говорит он, – жало в плоть, чтобы я не превозносился" (2 Кор 12, 7). Видишь, и такому святому мужу скорби были в содействие.

3. В самом деле, как коноплю чем больше треплют, тем она становится тоньше и лучше, так боголюбивая душа, вступив в великие испытания и скорби и устояв, становится чище и пригоднее для духовного делания и наконец удостаивается наследовать небесному хору святых. Ведь от стойкости и долготерпения души в ней понемногу уменьшается часть зла. Как если бы кто шел долгим путем, неся полный мешок песка, в котором снизу была бы крошечная дыра, то по мере путешествия песок высыпался бы и мешок бы пустел, пока не опорожнился бы весь от песка, так понемногу у прилепившегося к Богу человека уменьшается присущий ему грех.

4. И как младенец непригоден для дел мира, ни городов строить не может, ни насаждать, ни иное что делать, так души, не проверенные в разных потеснениях, еще младенчествуют и бесполезны для Царства, как говорит Апостол: "Если же остаетесь без научения, то вы – незаконные дети, а не сыны" (Евр 12, 8). Вот насколько полезны человеку скорби, лишь бы только он приготовился переносить их решительно и достойно.

5. Ведь если в этом мире человек не может достичь чинов и больших успехов, если прежде не пройдет через многие упражнения и не отличится на деле в трудах и бранях, выбрав победу и добычу от противника, то тем более у небесного и истинного Царя никто не удостоится небесных даров духа, если прежде не упражнится в заботе о святых заповедях, и тогда возьмет небесное оружие (саму благодать) и будет биться против духов злобы. И насколько человек совершенствуется в духовном борении, настолько он постигает духовные таинства и сокровенные богатства премудрости; а насколько он возрастает в премудрости, настолько преуспевает в знании умыслов лукавого (2 Кор 2, 11).


XXIV

Сильно отличаются такие души в лучшую сторону от остальных, живущих в мире, – как, можно сказать, свет от тьмы или живые от мертвых. И не столько они, но и услышавшие и принявшие слово истины и уверовавшие в великой простоте и утвердившиеся на этой надежде в ожидании благодати, даже если они еще не получили самых даров, все-таки сильно отличаются от прочих людей верой и надеждой и всяческим упражнением в добродетелях, ведь они, так сказать, уже вступили в преддверие через надежду на Слово, воспринятое ими в водворившееся в них. Ибо немалое и это дело, когда само высшее слово истины воспринято нами и вселяется в нас и очищает все наше мысленное жилище; когда наша душа препоручает себя надежде на Бога и на Слово Его и борется с помощью Господа против духов злобы. Немалое это борение и немалый успех, если кто способен утвердиться в Слове Божием, надеяться всей надеждой на милосердие Господне и, борясь в согласии с благодатью, верить в спасение и уповать на победу над духами злобы и торжество над всеми страстями. Такие души тоже сильно отличаются от остальных, лишь бы только они до конца (Евр 6, 11) держались надежды и веры и пути и борения и цели, чтобы, на самом опыте познав дары благодати и удаляясь от злых страстей, они достигли спасения вечного (Евр 5, 9). Сыны дня (1 Фесс 5, 5) совершают дневные труды, а чада ночи (то есть прелюбодеи и воры и ядосмесители) соответственно исполняют ночные дела, днем почивая, дело же свое делая ночью. Так и у Адама, отпавшего от заповеди и преступившего закон, чада ночи (то есть духи злобы) сокрушили прекрасные и драгоценные члены души и сделали ее расслабленной и бессильной на благие дела, помрачив и неизлечимо повредив так, что никому из отцов или пророков уврачевать ее невозможно, кроме одного только Господа, ее создателя. Для того и было пришествие беспредельной Его благости с таким истощанием и смирением, чтобы восстановить падшую во зле душу: "Восставлю, – говорит Пророк, – и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, восстановлю" (Деян 15, 16=Амос 9, 11). И для души, обитающей в ночи и мраке, совершающей дела ночи, впавшей в злые страсти, Он возжег в ней святой день Света Своего, чтобы она, трезвея, шла впредь не спотыкаясь, совершала дневные и светлые дела жизни и стала достойна Царства Небесного. Ибо чем питается душа, в том она и пребывает, к тому и прилепляется, или к мирскому духу, или к Духу Божию (1 Кор 2, 12): от чего питается, тем и живет. И каждый, если хочет проверить себя и узнать, чем он питается и где пребывает его сердце, чтобы, поняв и приобретя рассуждение, отдать себя доброму порыву, – каждый, идя на молитву, следи за сердечными помышлениями и действиями разума, откуда они, от духа мира или от духа Бога (1 Кор 2, 12), и какую они преподносят пищу сердцу, свыше или от века сего. И ты, проверившая и познавшая себя душа, с великим усилием проси Господа питать сердце только небесной пищей, чтобы там она возрастала и там действовала и там жила всецело небесной духовной мыслию, откуда и доставляется ей небесное питание, по слову Апостола: "Наше жительство – на небесах" (Фил 3, 20); и чтобы по совершенном благоугождении предстала достойной того небесного наследства, допущенная к вечным благам вовеки. Аминь.


XXV

1. Все люди выступают на словах за добрые нравы, и все боговдохновенные писания закона или пророков и евангельские Господни и апостольские поучения определили наказания против злодеев, а делающих прекрасные и благие дела хвалят и обещают им вечное Царство; да и внешние законы язычников и их начальники наказывают согрешивших на виду у всех для устрашения остальных, желая сдержать и пресечь злодейство, учителей же и глашатаев злых дел днем с огнем не найдешь, все поют хвалу добрым делам, – но вот, как видим, зло большей частью берет верх и творится и царит в мире. Отсюда мыслящие и разумные могут понять на опыте, как и из Писания уже знают, что есть некая противоборствующая сила зла, скрытно пасущая и сбивающая род человеческий ко злу и незримо обучающая сердце всякому нечестию. Так или иначе, всем случается против желания своей воли исполнять скрытно рассеваемые в них внушения, притом большинство людей не знает, откуда сеются внушения, предполагая, что просто в некоем природном состоянии по привычке из сердца исходят противные естеству злые помышления. Разное разумение душевных помыслов даровано людям от Создателя. Как если бы кто имел великое богатство имущества и утвари, золота, серебра и всякого домашнего добра, другой владел бы самым ничтожнейшим из всех имуществом, а третий умеренным – так и души человеческие: между ними большое различие в незримом богатстве и распознании помыслов. Одни широки умом, другие ограничены.

2. Есть благая природа света, разумная и духовная, то есть Бог, и есть природа от произволения темная, то есть духи заблуждения и князь века сего (1 Ин 4, 6; Ин 12, 31; 1 Кор 2, 6). И душа, имеющая малый состав ума и различения, равно как и душа, богатая мыслью, разумением и умным различением, пусть борется и ревнует и стремится и ищет того, чтобы удостоиться союза с природой Божественного небесного и умного света, чтобы он уберег ее от чумы страстей, обучил ее и руководил ею в добром исполнении всех святых заповедей; освященная Божией силой, она покажет себя святою и чистой. И опять же великая борьба и труд да будут в каждой душе, чтобы избавиться от власти лукавой тьмы (Кол 1, 13), от духов злобы и злых страстей, раз уж от преступления Адама (Рим 5, 14) душе сопутствует все это враждебное ей зло. Словом, такая цель будет у всякого, стремящегося удостоиться Царства, пребывает ли он в широте или ограниченности ума, чтобы отрешиться от зла страстей и удостоиться общения с духовной природой. Победа и поражение приходят здесь через решение свободной воли, прийти ли к врагам с повинной или состязаться и победить страсти и приобщиться к Духу душою освященной, соединившейся с благодатью и достойной принадлежать Господу; тогда она сподобится наследовать Царство. Ибо душу, в которой действует сила страстной тьмы и лукавство злых духов, которую на путях и тропах помышлений окружают и сопровождают невидимые духи заблуждения (1 Ин 4, 6), действующие через страсти и делающие ее своей сообщницей, при выходе ее из тела принимают духи заблуждения и злорадный князь, мироправитель тьмы, забирает и удерживает ее при себе как свою собственность и рабу, творившую волю его и с ним во плоти до конца жившую. Наоборот, душу, приобщившуюся к природе вожделенной и неизреченной красоты Божьего духовного света, душу, которую на путях и тропах помышлений окружает и сопровождает благодать истины Христовой, так что она отныне удостаивается освящения сердца и вселения Христова, при выходе из тела принимают светлые духи святых и царь мира Христос (Евр 7, 2), радующийся добрым душам, и Он берет ее к Себе как свою невесту и как домашнюю Свою, одну Его волю творившую на земле.

3. Как бы то ни было, каждый человек, наблюдая свое сердце и следя за внутренними помыслами, должен тщательнейше следить, куда склоняется душа, куда ум и с кем они в общении, с духом Божиим или с духом мира, и к чему они привязаны, и где их любовь, в заповедях ли жизни и в воле Божией, в том ли, чтобы любить Его одного всем сердцем и душою (Мк 12, 30), по слову Писания, и ни на что другое не оглядываться и на ни чем другом не успокаиваться, но только за Него любовью держаться и истинной радостью считать утешение духа (Деян 9, 31), – или же на земле и в веществе и в преступлении заповедей и в тленных помышлениях века сего заключена и кружит и находит свою любовь душа. И каждый, рассмотрев в себе, на чем он и как стоит, пусть раскается и плачет и вопиет к Господу день и ночь (Лк 18, 7), как Он Сам велел, – пока не увидит, что душа и ум и помыслы его хранимы в мире Христовом, и он неприступен для зла. Ибо все, что совершено от Бога через праотцев, пророков, патриархов, через законы, в последние же времена и через само Господне пришествие и воплощение, было совершено ради умной и мыслящей природы нашей драгоценной, по образу Его сотворенной души (Быт 1, 26-27) и ради исправления и исцеления ума и помыслов от великого падения, от болезни страстей, которою заразилась душа, когда попала в руки к духам злобы, начальствам, властям и мироправителям тьмы из-за первого преступления Адамова, из-за которого она облеклась в злые греховные страсти и по их вине стала чуждой Богу. Объясняя исцеление и избавление умной сущности души, апостол говорит: "Мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдает сердца ваши и помышления по Христе" (Фил 4, 7). В этом вот и заключается исцеление язв души и восстание падшего ума: прилепиться всем рассуждением и разумением и помыслами души ко Христу и сохранить и соблюсти природу души в небесном свете духа мира Его, спасая свои помыслы от духов тьмы, от лукавых и вещественных и суетных помышлений. В этом и состоит избавление Господне и Его пришествие и воплощение в роде человеческом, чтобы уже ныне восстановить умную и мыслящую и драгоценную природу души в благородстве свойственной ей изначальной чистоты и чтобы ввести ее затем в общение со Своей духовной сущностью как благородную и царственную невесту Свою.

4. Зачем же драгоценную эту и умную сущность души, любви достойную и заслуживающую почитания больше всякой твари видимой и невидимой, через незнание и праздность и нерадение и забывчивость мы размениваем на зачумленные и жалкие материальные вещи, привязываясь к земле и к материи и к миру и к славе и любя видимость и держась преходящих вещей века сего и вожделея всего этого, когда надо нам, отшвырнув и отряхнув от себя все земные преходящие вещи и гибельные рассуждения вещества и плоти, к одному Христу привязаться любовью и о Нем одном томиться небесной страстью и лишь Его духовными чарами воспламеняться?! Ибо велико и многоценно и благородно и прекрасно достоинство умной и мыслящей природы души, за которую ведут борьбу Бог и ангелы и святые силы, через отцов и патриархов, через пророков, через Самого Господа, пришедшего вступиться за нее и обратить ее, через апостолов, через учителей, делателей истины обращающих ее в волю Господню и старающихся приблизить ее к себе, чтобы рядом с собой иметь в жизни вечной; за которую равно ведут борьбу и войну и стараются и хлопочут сатана и начальства и власти и злые силы, которые через лжепророков, лжеапостолов, через обманчивых людей, через лукавых делателей и еретиков, наконец и через самого Антихриста силятся окончательно присвоить себе душу, чтобы она не была отнята у них, но вовек была при них во тьме осуждения. Драгоценный образ Христов, душа, впавшая в бездну злых страстей, тьмы, лукавых духов, должна поэтому, решив своей волей прилепиться ко Христу, ныне, пока еще находится во плоти, измениться и преобразиться и стать иной и обновиться и претвориться следующим неким образом, по преданию Писаний: как если бы было место, полное великого зловония и грязи, кишащее грудами испражнений и изгаженное всякой нечистотой (Мф 23, 27) и гнилью и мерзостью, и пришел бы некий властный и богатый человек и велел бы очистить то место от великой его мерзости и скверны и со всяческим тщанием проделал бы очищение того зловоннейшего места и наконец построил бы на нем царский дворец и опочивальни с золотыми сводами и блестящие ложи из мрамора и различные сияющие покои и уготовал бы для жительства и успокоения царя, – великое бы началось там каждение и благовоние и чистота после того зловония и нечистоты. Или как если была бы земля пустынная и безводная и усеянная чертополохом и колючками, и пришел бы человек, хороший земледелец, и заботливо возделал бы ту пустующую землю и, вырвав чертополох и колючки, сжег бы их огнем и, вспахав и удобрив ее, провел бы туда воду в изобилии и насадил виноградники и сады, розы и всяческие цветы и всевозможные плодоносные растения; и стало бы там в конце концов место, радующее глаз, благоустроенное, плодоносное и водообильное и урожайное, – вот какое совершилось превращение и изменение, из какой дикости и пустыни в какое благоустройство и какую красоту переустроилось то место! Или как если была бы женщина просящая подаяние и нищая, над которой насмехаются и измываются все, кому не лень, прохожие, а ее полюбил бы некий славный царь и взял бы ее к себе и от той мерзости и блуда привел бы в честное разумение и подобающее благородным положение, и вместо тех зловонных рубищ одел бы ее в царские украшения и позолоченные расшитые драгоценными каменьями одежды, и увенчав ее царским венцом, удостоил бы стать своей подругой и честной царской невестой, – какое сделалось в ней изменение и преображение и из какой мерзости и нищеты в какое достоинство славы и в какое богатство перенеслась она.

5. Таким же образом ум и эта душа, впавшая с телом в злой грех и ввергнутая в сущую нищету тьмы лукавых страстей после преступления Адамова и оскверненная и насилуемая блудом и нечистотой и зловонием лукавых страстей и обуянная дикостью и опустошенная от лукавого и безобразного мирского духа, должна, уверовав и обратившись искренно всей волей и всем желанием к Господу в любви Духа Его, перемениться и отойти от прежней своей дикости и запущенности и отшатнуться от зловония прегрешений и от злых страстей и от безобразных и рваных одежд духов злобы и неверия, жадности, ненависти, порока, гордыни, коварства, безмыслия, злых желаний и всякой нечистоты, и обновиться и преобразиться и возгордиться ныне действием благодати. И вместо чертополоха и колючек лукавых помыслов и злых грехов, которые приносила в пору плодоношения земля сердца, в ней должны распускаться и плодоносить праведность и благочестие Божественного и небесного духа благости; вместо зловония и грязи и развалин и мерзостных свалок, которые духи злобы нагромоздили в невидимом поле души действием страстей, теперь должны быть построены палаты небесные и жительство и покои небесного Царя; вместо одежд скверных и грязных, которые носила душа, теперь она облекается в духовные божественные светлые одеяния веры, любви, доброты и всякой добродетели; а вместо чудовищного безобразия и блуда злых духов, с которыми душа блудила в своих лукавых помышлениях, теперь она идет к премудрости и освящению и чистоте и бракосочетанию с небесным Царем Христом и увенчается в почете благодати небесным венцом духовной славы; и вместо духа мирского лукавства, совращающего и сбивающего с пути и берущего ум нашей души в плен к земному и к пороку и ко всякому злому рассеянию, теперь – дух благости Христа с небес, пленяющего ум нашей души несказанными тайнами Божиими и всеми святыми плодами духовного изобилия, среди которых пребывают ум и все помыслы души, так же плененные Божественными и небесными помыслами, как дух злых страстей против воли пленяет душу мирскими помыслами и вещественной тщетой. Недаром и Дух истинно глаголет через пророка: "Как тьма ее, таков и свет ее" (Пс 138, 12).

6. Так же должна перемениться душа, уверовавшая во Христа и искренне его любящая, так же должна она обновиться и преобразиться во всем, освященная Духом во всех самых тайных сердечных помыслах и при действовании благодатного Духа, являющего себя в добрых делах праведности, в истине и полноте достоверности, осязаемо и на деле, как и зло творится действованием духов темных страстей осязаемо и с полнотой достоверности в душе и в теле. Все ереси убеждают себя пустозвонными словами, видимостью правого рассуждения и тщеславным мнением о своей праведности; истинные же дети Церкви Христовой обнаруживают себя делами правды и веры и неким действованием, энергией Божественного Духа, посещающего и осеняющего душу, и тем, что благодать являет достойные плоды (Лк 3, 8) на деле и осязаемо и с достоверностью в обновлении ума (Рим 12, 2) и изменении и новом и небывалом сотворении по внутреннему человеку, который в сердце (Рим 7, 22). Вот истинное христианство и воистину точное апостольское предание всего Священного Писания; вот Господне пришествие, избавление падшего во грехе человека; и вот надежда истинно верующих во Христа. Постараемся же и мы, не минуя ни одной добродетели, достичь в себе этой полноты достоверности, чтобы, удостоившись ожидаемого блага, то есть вселения Господа в нас, приобретя освящение Духа в свои сердца (2 Фее 2, 13), сложив небесное сокровище в сосудах своих (2 Кор 4, 7) и сделавшись через благодать безупречными во всех заповедях, мы сподобились насладиться вечными благами со Христом во веки веков. Аминь.


XXVI

1. Душа, приобретшая способность различения при слушании слова, по Божией благодати приобрела его, ибо и надежда, и успокоение, и имущество христиан не в веке сем: ни даже красоты всей земли и даруемых ею благ, ни неба и светил в нем не ищут христиане. Смотри, сколько на земле есть разных благ и пестрых красот и утех, равно как и на небе – какое сияние звезд, красота свётов, и ничто из этого не ищут, ни в чем этом не нуждаются христиане. Но есть нечто, чего нет на земле, ни на небе, чем живут и в чем нуждаются любящие Господа. Сколько языков в мире, сколько мудростей, сколько разумений, сколько художеств, сколько наук и занятий и трудов и богатства на земле, а ничто из этого не есть то, в чем нуждаются и чем живут христиане. Есть нечто, взыскуемое ими, что больше неба и всего в нем, и больше земли и благ и добра в ней, и, словом, больше всего видимого блага и добра, ни с чем земным не сравнимое. Поэтому такой разум и такая душа надобны для искания и исследования сего несравненного и единственного блага и добра, – душа, которая и сама больше и выше всего в небе и на земле и всей человеческой мудрости и мирского разумения и знания; больше и выше, говорю, верою и любовью; ибо помимо веры и любви ничто от неба до земли не приносит пользу душе. Как добродетель больше и выше и лучше всех разнообразных радостей в небе и земле и воздухе, и она – единственное благо и добро, которого взыскуют и которым могут жить христиане, так и сия душа наша должна порываться к исследованию и изысканию этого добра и блага, презирая красоту всякой мирской премудрости и хитроумие языков и земное разумение и славу и роскошь и наслаждение, превосходя и превышая все это верою и любовью к единственному и несравненному благу, всем пренебрегая и ничем не будучи связана, но томясь влечением единственно к нему одному.

2. В чем же это ни с чем не сравнимое добро и благо, которого ищут и которым живут христиане? Сам Господь. Он ни с чем не сравним, ибо все, сколько есть добра, от Него возникло, и Он есть наследство и жизнь христианам. "Господь, – говорит пророк, – есть часть наследия моего и чаши моей" (Пс 15, 5). И ничего другого не ищет от людей единственное Благо и Добро, которое есть Бог, ни золота, ни серебра, ни имущества, ни животных, ни другого чего из земных вещей, которые Сам Он все создал, – кроме истинной веры и сердечной любви к Нему. За них удостаивается человек стяжать сие прекрасное и единственное добро: такая душа удостаивается достичь причастия Духу Святому и становится отныне достойна общения с Христом. И если человек не сделается сам сперва поводом, привлекши своею любовью любовь Божию к себе, то не войдет в душу его жизнь и обретение доброго и единственного блага. А поводом своей жизни и своей смерти каждый делается через свободное воление души; ведь смотря чему отдает свою природную любовь душа, в зависимости от этого она привлекает к себе либо жизнь, либо смерть, как и Писание говорит: "Перед человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему" (Сир 15, 17); недаром и все недостойные люди, переменившись, обретали эту жизнь. Поистине, как говорит Апостол, Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим 2, 4). Но этого не будет, если они не отдадут свою природную любовь и благое произволение Богу; ибо не насилует Господь произволение неволею, но рассматривает и видит произволение и любовь человека, куда он склоняется и где его любовь. Если видит Он, что к Нему прилепилась любовь Души, вот, Он приходит и поселяется в ней и принадлежит любящей Его душе, и она принадлежит Ему, потому что не может быть иначе: если Бог не получит от человека повода, т.е. любви к Нему и веры, то не сделается Он жизнью человека и приобретением единственно драгоценным и благим. Итак каждый, как сказано, тогда делается поводом для того, чтобы пришли к нему жизнь и обетование, когда верует и любит Бога превыше всего зримого, ибо только этого преимущественно ищет Он от человека; такая душа больше и выше всего мира со всей его премудростью и славой и богатством и довольством и всем его разумением и всем, сколько есть в нем, благом, потому что она в единственное Благо уверовала и единственное Добро возлюбила, презрев всю красоту и славу и отрекшись от наслаждений и мудрости мирских языков; и тогда она приобщается и вкушает истинного Блага и Добра и единственной Красоты.

3. Никто поэтому не говори, что-де невозможно мне полюбить единственное Благо или судить о Нем или уверовать в Него, находясь в рабстве и оковах греха. Конечно, суметь совершенно исполнить дела жизни и своей силой избавиться и освободиться от живущего в тебе греха не в твоей власти, потому что это дело Господа, – Он Один осудил грех и Он Один берет на себя грех мира (Рим 7, 17; 8, 3; Ин 1, 29), и Он обещал освободить любящих Его и верующих в Него от греховных страстей, и кого Он освободит, те истинно свободны (Ин 8, 34-36), – но рассудить о самом себе и уверовать и полюбить Господа или искать Его ты должен и можешь, равно как и не потакать и не содействовать вселившемуся в тебя греху; стань только сам поводом для своей жизни, ища Господа, рассуждая и любя и уповая на Него, и Он доставит силу и избавление. Ведь только этого Он и ждет от тебя. Как телу охвативший его жар лихорадки препятствует и мешает делать или совершать земные труды, но уму слегшего не препятствует и ум не покоится, но много больше думает и заботится о работах своих и рассуждает о жатве, если жатва, или о винограднике, или о поездке, или о покупке, или о чем другом того же рода, и вот, тело мечется в постели, охваченное лихорадкой, ум же не покоится и не отступает от забот своих (рассуждая о них), и от поисков врача, и поручений домашним своим, и посылки за врачом с просьбой прийти и осмотреть его, и имеет надежду на исцеление; и если такой человек не говорит и не рассуждает, то он совершенно умер, а пока лихорадка теснит его, то тело расслаблено и бессильно трудиться, ум же, вот, упорно рассуждает о делах и хлопочет, – таким же образом и душу, попавшую в рабство и под власть тьмы греховных страстей, охватившая ее лихорадка закона греха (Рим 8, 2) удерживает, лишая сил, от дел жизни, духовных совершенных добродетелей, и мешает безупречно совершать их, от рассуждения же или заботы о них и от посильного исполнения заповедей и любви к жизни не удерживает, если душа истинно хочет стремиться к вечной жизни; кричать и звать единственного Врача на помощь и надеяться на исцеление ничто душе не препятствует. Ибо если отпала в смерть от Бога душа, то есть отдалена от вкушения славы Света Его из-за своего преступления и угнетена покровом злых страстей, однако для своей мысли и разумения она не умерла, но может заботиться о делах жизни, и любить, и кричать, и звать истинного Врача. Словом, для знания себя самой она не умерла. Но того только и ждет Бог от человека, который способен свободно рассуждать о своей жизни, – чтобы человек полюбил и позвал единственного истинного Врача и не входил в договор со злом, а по мере сил гражданствовал в благих делах. Этого вот повода лишь и ищет Бог от человека; ибо дать силу душе и исцелить ее от лихорадки греха и вырвать из рабства и действия страстей Ему Одному дано и от Него только зависит, потому что сила, говорит пророк, "у Бога, и у Тебя, Господи, милость" (Пс 12-13). Он Сам знает, среди каких зол лежит душа и как ей мешают делать дела жизни как она мечется в тяжкой болезни постыдных страстей (Рим 1,26); только того он ждет, чтобы душа пошла за Ним в своем уме и в своей любви. И силу, как сказано, Он подает вскоре; и уж конечно Он защитит вопиющих к Нему день и ночь и отомстит за них (Лк 18, 7).

4. И наоборот, как тело, одержимое лихорадкой, бессильно совершать земные дела, а душу в грехе овладевшая ею лихорадка страстей сковывает и удерживает от дел жизни, таким же образом душу, удостоившуюся небесного огня духа жизни, овладевшая ею сила Божественного огня удерживает от совершения греховных дел, навсегда зачаровывая ее влечением и томлением по небесному Жениху. Ибо если телесная лихорадка удерживает тело от совершения земных дел, а лихорадка греховных страстей удерживает душу от дел жизни, то тем более небесный огонь Духа, зажигающий и воспламеняющий достойную и верную душу любовью к вышнему Царству и томлением по нему, не только удержит и отклонит душу от совершения дел греха, но и заставит забыть всю суету века сего. Душа, ищущая Бога своим велением и своей любовью, привлекает Его к себе так, что Он царствует и владычествует над нею и ведет ее по Своей воле. Ведь и Сам Господь, когда душа ищет и зовет и верит и привлекает Его своей любовью, так хочет прийти и поселиться в ней и царствовать и владеть всем разумением ее и вести ее во всей воле Божией. Пусть никто не считает душу чем-то малым как живущую в малом теле и целиком ограниченную этим телом. Посмотри, она и в теле и вне тела, и вся в нем и вся вне его разумом и помыслами. Великим сосудом и созданием сотворил Бог душу, чем-то драгоценным и прекрасным и превышающим все твари, – таким драгоценным творением, что она способна быть жилищем Божиим (Еф 2, 22) и создана по подобию Его. В самом деле, душа имеет духовный и умный образ, приличествующий тонкости ее природы, как тело имеет свой образ, но душа есть истинный образ Божий, и тот образ, живой и бессмертный, держит и несет на себе сей образ. Незримой же и неисследимой сама она оказывается по следующей причине: некий покров злой тьмы лежит на ней, суровая ее от постижения и не давая ее умным очам не увидеть собственную суть, ни почтить и созерцать своего Творца, ни наслаждаться и жить и утешаться благостным светом славы Его, ни упиваться добротою и любовью Его. Этот покров приобрели мы от преступления Адамова, приняв наследие смерти.

5. Итак, страстная тьма сковывает и скрывает душу, удерживая ее от вкушения и разумения Бога и от постижения самой себя. Однако неизменным пребывает цельное создание и совершенное творение души, стесненной под покровом и под стражей, но хранящей в целости умный образ и устроение, созданные Творцом от века. Как если бы человек был заключен в тюремной келье, где нет ни двери, ни отверстия, ни окна, ни вообще какого-либо выхода наружу, и сидящий внутри ничего не мог бы сделать, чтобы открыли ему, и, простирая разум свой к тем, кто вне темницы, призывая к себе на помощь, – таким же образом и у души, отгороженной от Бога покровом страстей и заключенной в тюрьме греховной тьмы, искусное ее и многоценное устройство пребывает под тем покровом цельным, каким было создано, и ничего она не может сделать, чтобы высвободиться из-под гнета, кроме как только мыслить и сравнивать, рассуждая, и помнить о светлой жизни и кричать о помощи к Сущему вне покрова тьмы Господу и Спасителю, чтобы Он, видя наш к Нему вопль и нашу веру и любовь, разодрал Своей силой покров тьмы и осветил Своим светом душу и избавил от тьмы греховных страстей и повел нас по Своей воле. Она, оставаясь еще под покровом, простирает разум свой к Нему в искании и вожделении, пренебрегая всем зримым, и к незримой Божьей Силе с верою и томлением порывается в искании своем и ожидает посещения благодати; а Он, Сущий в вышних, тоже простирает разум Свой к ней, открываясь и являясь ей и успокаивая ее духовным успокоением и ведя ее во всей Своей воле.

6. И если не придет разум Господень к ее разуму и не будет вести ее, она не сможет творить волю Божию. Сколько бы она и заботой своей и умом ни прилеплялась к Нему Одному в искании и вере и вожделении, Сам Он много более, склоняясь по Своей доброте к ее искренней любви, прилепляется к разуму ее и делается с нею в один дух, по апостольскому слову (1 Кор 6, 17). В самом деле, когда душа прилепляется к Господу и Господь, милуя и любя ее, приходит к ней и прилепляется к ней и ее ум уже непрестанно пребывает в благодати Господней, тогда душа и Господь делаются в один дух и в одно слияние и в один ум. И тело ее повержено на земле, разум же всецело гражданствует в небесном Иерусалиме (Евр 12, 22), восходя до третьего неба (2 Кор 12, 2) и прилепляясь к Господу и служа Ему, и Сам Сидящий на небесах в небесном граде на престоле величия весь пребывает с нею в теле ее. Ее образ поселен в вышних, в небесном граде святых Иерусалиме (Евр 8, 1; 12, 22), и Собственный образ неизреченного света Божества Своего положил Он в теле ее. Она Ему служит в небесном Граде, и Он ей служит в граде тела. Она вошла в часть Его на небесах, и Он вошел в часть ее на земле: Господь участвует в душе и душа – в Господе. Ведь если даже у грешников, сущих во тьме, разум и мысль способны быть так далеко от тела и отселяются в неведомые края и могут улететь в отдаленнейшие страны в мгновение времени, и часто телом они пресмыкаются на земле, а мысль пребывает в иной стране с любовником или с любовницей и как бы живущею там видит себя, – словом, если душа грешника столь крылата и быстра, что уму ее нет препятствия быть в отдаленнейших местах, то сколь легче душа, с которой силою Духа снято покрывало тьмы, умные очи которой просвещены небесным светом и которая совершенно избавлена от постыдных страстей и очищена действие благодати, вся на небесах служит Христу в духе и вся служит Ему и настолько расширяется мыслью, что она повсюду, и служит Господу, где хочет и когда хочет.

7. Недаром говорит апостол: "Чтобы вы могли постигнуть со всеми святыми, какова широта и долгота, и глубина и высота, и разуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всей полнотою Божиею" (Еф 3, 18-19). Рассмотри несказанные тайны души, с которой Господь снимает облегающий мрак и которую Он открывает и которой открывается: как расширяются и простираются мысли ума ее в ширь и в даль и в глубины и в высоты всего видимого и невидимого творения! Поистине душа – великое и чудное и Божественное произведение. И, похоже, еще до образования тела создал Он ее; ибо со словами "Сотворим человека по образу Нашему и по подобию" сотворена была Богом душа, и тогда, взяв праха земного, Он образовал тело и вдунул силою духи сотворенную Им душу в тело (Быт 1, 26-27; 2-7). Создавая же душу, такою Он сделал ее: в природу ее зла не вложил, не знала зла природа ее, но Он сделал ее по образу добродетелей Духа. Он вложил в нее законы добродетелей, рассуждение, знание, целомудрие, веру, любовь и прочие добродетели по образу Духа. И даже доныне через ее знание и целомудрие и любовь и веру обретается ею н является ей Господь. Он вложил в нее разум, помыслы, волю, царственный ум, придав ей и всякое другое разнообразие тонкого устройства. Он сделал ее легкоподвижной, быстрокрылой, неутомимой, дал силу в одно мгновение приходить и мыслью служить Ему, когда Дух хочет; и, словом, Он сотворил ее такою, чтобы сделалась из нее Ему невеста и сообщница, чтобы Он слился с нею и она стала с Ним в один дух, по евангельскому слову: соединяющийся с Господом становится в один дух с Ним (1 Кор 6, 17).

8. Ни премудрые своей премудростью, ни разумные своим разумом не могли постичь тонкость души или сказать о ней, что она такое, кроме только тех, кому Дух открывает ее постижение и дает точное знание о душе. Но тут рассмотри и рассуди и выслушай с понятием: Он Бог, она – не Бог; Он Господь, она служанка; Он Творец, она тварь; Он Создатель, она произведение. Ничего не оказывается общего в Его и ее природу, однако через беспредельную и несказанную и непостижимую любовь и милосердие Свое, чтобы, как говорит писание, нам быть некоторым начатком Его созданий (Иак 1, 18), Благоволил Он сотворить сие умное и многоценное и избранное создание и творение для соединения и сообщества с Собою, в Собственное жилище (Еф 2, 22), в Свою честную и чистую невесту. Когда же такие ожидают нас блага и такие обещаны обетования и такое Господом явлено нам благоволение, то отбросим косность, дети мои, и не поленимся устремиться к вечной жизни и всесовершенно отдать себя на благоугождение Господне. Призовем же Господа, чтобы Своей Божественной силой Он избавил нас от темной тюрьмы постыдных страстей (Рим 1, 26) и, оправдав Свое подобие и творение и отметив за него, дал ему воссиять, сделав душу здравой и чистой, да удостоимся, вкусив и сподобившись общения Духа Его (2 Кор 13, 13), с Ним наслаждаться в беспредельные веки веков. Аминь.


XXVII

1. Возлюбленные наши братья алчут и жаждут слова истины, с великой любовью желая слышать его. И хотя сами мы неученые простецы, но они радуются, с охотой и любовью приемля слово Божие, и Святой Дух радуется этому, потому что собственное Его слово звучит в мире сем. Ведь если и неразумен младенец, неспособный еще заговорить материнским языком, но сама мать, подхватывая слова ребенка и вторя ему, говорит с ним, и радуется мать, когда младенец промолвит слово к ней, и взирает на ребенка с любовью. Так и мы, пусть и неразумными оказываемся перед беспредельной и непостижимой Господней славой и державой и ведением, не умея по достоинству преподать или высказать духовные тайны, все же благодать Духа, мать святых, радуется, когда в мире звучит слово о ней. И чада, рожденные от Духа, ни в чем не имеют успокоения и веселия, кроме как в том Слове, от которого они рождаются. Ведь каждое из существ, в каком отечестве и в каком месте оно родится, в том и успокаивается и радуется. Есть различные твари, и у каждой твари свои порождения. У земли есть все растения, произрастающие на ней, и живорожденные существа, звери и змеи и скоты, или иные животные. Подобно тому воды имеют свои порождения, великое разнообразие рыб. Точно так же и воздух обладает в себе великим множеством и разнообразием птиц, и опять же небо имеет свои порождения, звезды и то, что над небесами. И не подобны ни они сами друг другу, ни их порождения: один вид и дин образ жизни у небесных существ, а другой у земных; и если что не рождено от какой сущности, а захочет пойти жить в том, от чего не родилось, то постигнет его удушье и смерть и гибель. Так рыбы моря, если захотят жить на земле, то погибнут, потому что не от нее рождены; четвероногие порождения земли, если захотят проводить свою жизнь в воде, задохнуться и умрут, потому что не там они рождены; птицы небесные, если устроят свое местопребывание на земле, оставив воздушные пути, будут истреблены зверьми и змеями, а то и людьми. Ибо каждое существо, в какую природу и стихию и в какой мир оно рождено, там оно живет и успокаивается. Но так же вот и детей Духа Слово Божие свыше греет и успокаивает и питает, мирское же слово удушает и изводит и мертвит. Потому что ни в чем не сообщаются и ни в чем не подобны между собой слово Бога и слово мира.

2. Божие Слово есть Бог (Ин 1, 1), а слово мира есть мир, и большое различие и расстояние есть между словом Божиим и словом мира и между детьми Бога и детьми мира. Всякое порождение подобно своим родителям. Если захочет порождение Духа предать себя слову мира и делам земли и славе века сего, то умирает и гибнет, не имея возможности найти в них успокоение истинной жизни. Ведь настоящее успокоение его в том, от чего оно рождено; и задыхается, как говорит Господь, и делается бесплодным (Мф 13, 22) тот, кого после Слова Божия охватывают житейские заботы и опутывают земные путы. Точно так же и одержимый плотским желанием, то есть человек мира, если услышит слово Божие, то задыхается и слово безумеет. Ибо привыкшие к злому лукавству, когда слышат о Боге, огорчаются в своем уме, словно обличенные горьким поучением, как и Апостол говорит: душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что это для него безумие (1 Кор 2, 14); и пророк: стало им, говорит он, слово Божие как рвота (Ис 28, 13). Видишь, что для какого века не рожден человек, в том веке он жить не может. О том же можно сказать и иначе. Если плотский человек позволит себе перемениться, то от этого он сперва умирает и становится бесплодным (Мф 13, 22) для прежней и ветхой жизни в мирском лукавстве, а потом может ожить в слове Божием. Хотящий перейти к другой жизни должен возродиться из прежней злейшей жизни. И как если человек охвачен болезнью или лихорадкой и тело его, вот, повержено на постели и не в силах совершить никакого житейского дела, но язык говорит о работах и ум не покоится, хлопоча и заботясь о делах, и врача человек зовет, посылая за ним друзей своих, – таким же образом душа, от преступления заповеди впавшая в немощь страстей и ставшая бессильной, если придет к Господу и уверует в помощь Его и отречется от прежней злейшей жизни, то, хотя и распростерта эта душа в греховной немощи и не может по-настоящему исправить никакого дела жизни, все же заботиться о жизни и скорбеть и взмолиться к Господу и взыскать истинного Врача она должна и может.

3. И неверно говорят иные, сбитые с толку ложными учениями, будто раз человек умер духовно, он и вообще уже ничего не может сделать хорошего. Ведь и младенец, если даже никакого дела не может исправить, да и своими ногами прийти к матери бессилен, все равно ползет, кричит, плачет, ища матери; и умиляется довольная мать и радуется, что неразумное дитя зовет ее с усилием и криком, и хоть не может младенец подойти к ней, однако, видя великое стремление и желание ребенка, мать сама, охваченная нежностью к нему, подходит и ласкает и кормит его с большой любовью. И хотя приняла мать ребенка, он все еще не успокаивается, но горюет, пока, подняв его на руки, она не даст ему сосцы, чтобы напитать его своим молоком, и тогда, наконец, текущие источники молока веселят младенца. И все-таки, пусть и успокоен ребенок и взят матерью и к сосцу приближен и вкушает сладость ее молока, он еще плачет, что не скоро мать пришла и успокоила его, но допустила ему долгое время плакать. И если кто положит перед этим ребенком тысячи кушаний или золото или серебро или иное что, ничему этому он не радуется, ничто его не утешает и не развлекает, кроме как только грудь матери; при виде ее он успокаивается и получая из нее пищу веселится и от предвкушения ее радуется и ликует.

4. Точно так же и в каждом из видимых земных существ, вплоть до бессловесных, птиц или четвероногих, природа надлежащим порядком хранит нежность и заботу о детях и привязанность и любовь детей к своим матерям. Так, если возьмем пример с птиц, ласточка делает свое гнездо, оберегая его от змей, где-нибудь вверху на возвышеннейших местах и там вскармливает и греет своих птенцов, и никакой зов людей или зверей или иного чего не привлекает и не волнует малых птенцов в гнезде, и только когда услышат голос матери, сразу приподымаются и кричат, ища ее. Ласточка же, повсюду перелетая по воле своей, приносит пищу своим чадам и, размягчив ее и усладив, подает им, чтобы они подобающим образом и на пользу себе смогли напитаться. Так же и души, пребывающие в мирском неразумии и не могущие по истине совершать дела жизни из-за сковавшей их силы зла, но вопиющие и ищущие поддержки Божией и несущие многий труд и имеющие великую любовь к вечной жизни, небесной матери, Духу Святому, с плачем и воплем ищущие ее, не успокаивающиеся ничем в этом мире и только в причастности Духу имеющие успокоение и питание и наслаждение: сама благая и небесная мать, благодать Духа, придя к этим ищущим ее душам, принимает их в свои объятия и духовной и небесной пищей сладостного и желанного и святого и разумного и безобманного молока (1 Петр 2, 21) согревает их, день ото дня возрастающих умным возрастом и достигающих ощущения и познания небесного Отца, пока наконец они, возросши до совершенной меры и придя, по слову Апостола, в единство веры и познания Сына Божия (Еф 4, 13), не приобщатся к вечной жизни.

5. Конечно, только Сам Господь по Своей доброте и благоволению может собрать рассеянные в мире помышления души в один обращенный горе и боговдохновенный помысел. Ибо как молоко растекается, будучи жидким, и расслабленно льется в кувшин, но когда оно заквашено, то сбивается в некую единую твердость и плотность, и подобно тому мука рассыпается из-за своей истонченности, когда же вложена закваска (как Господь внушал нам, сравнивая с Царством Небесным три меры муки, доколе, говорит Он, не вскисло все, Мф 13, 33), то с помощью воды собирается воедино рассыпчатая мука; и кто может сделать ее плотной и пригодной в пищу людям, чтобы она стала хлебом, если не единственно только огонь? Таким же образом и душа, наподобие муки рассыпавшаяся среди великой рыхлости и водянистости мира из-за наклонности и привычки к страстям и истончения помыслов: кто может воссоединить рассеянные ее умствования и восстановить твердый и божественный и прямой помысел, если только через веру души сила благодати и небесный духовный огонь своим испытанием не восстановят ее в целомудрии, сделав угодной Небесному Отцу, так чтобы она могла стать достойной Царства Небесного? Равно и пастух рассеянных овец (Ин 11, 52) собирает своим зовом в одно стадо, и они следуют за ним, сплотившиеся друг ко другу и им ведомые (Ин 10, 16). Увы тому стаду, которое не имеет водителя, ведущего его на добрые пастбища, какие он знает, потому что оно будет погублено волками и хищниками. Увы душе, которая не имеет в себе надежного водителя и пастуха помышлений ее Христа, потому, что, рассеявшись помышлениями, она будет пожрана чудовищными волками и хищниками, духами злобы.

6. Слово имеет смыслы телесные и духовные, потому что мы имеем и тело и душу; потому все эти наши уподобления как во внешнем телесном значении относятся ко всей Церкви, так могут и относительно каждого человека мыслиться духовно, говоря о собирании и единении душевных помыслов. Опять же в другом смысле можно понимать и обилие зерна в колосьях. В самом деле, мы видим, что, рассеянное по многим земельным угодьям и полям, оно свозится отовсюду на один ток; потом, когда его дают топтать и попирать скоту, колос с зерном обмолачивается; и кто может отделить солому от зерна, если не повеет дуновение ветра и не отделит одно от другого? Таким же образом кто может душу, рассеянную и рассыпанную по полям мира в блуждении страстей века сего, собрать на току сердца и отделить от нее примешавшийся грех лукавых помышлений, если только не повеет на нее небесным Духом Христовым? Евангелист говорит: лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым (Мф 3, 12).

7. Воззовем же и мы и будем молить Господа днем и ночью, в труде сердца и любовном томлении ища Его Одного, не успокаиваясь ни на чем в мире (будь то удовольствие, или слава, или власть, или что другое), только к нему стремясь, чтобы Он собрал рассеянные наши помышления; чтобы, сподобившись посещения и заботы Его и поддерживаемые Им и питаемые, мы стали достойны вечной жизни; чтобы он хранил нас в небесной стране, словно провеянное до чистоты зерно. Ибо как работник или земледелец, оставив лес и растения и травы, переходит к возделыванию и сбору зерна (ибо он знает, что здесь его прибыль и успокоение), так и добрый и истинный Земледелец жизни нашей Господь во втором пришествии, оставив и презрев все языки с их вещественным и мирским образом мысли как не бывшие Ему во благо, придет к домашним Своим и верным и друзьям и лишь Его любящим и как доброе зерно в житницу жизни Его приготовленным и лишь их соберет в небесное Царство Отца, прочих же бесплодных людей, презрев, как траву никчемную, предаст огню, – тех, кто не сотворил Его волю. Постараемся же и мы во всяком добром образе жизни и соблюдении святых Его заповедей всегда держаться всех заповедей жизни и сподобиться причастия Духа, чтобы, сделавшись словно зерно чистое, мы удостоились быть собранными Им в Царстве.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова