Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 
Речь референдария Григория 
по случаю переноса в Константинополь 
эдесского образа в 944 году
Cod. Vat. Gr. 511, фр. 143-150 

Тотчас же будет приготовлено сверхъестественное изображение ; посмотрим, как в зеркало[1], какими средствами оно сделано (букв. "какими красотами написано"). Ведь оно написано не теми средствами, с помощью которых искусство живописи создает образы, предоставляя уму возможность (букв. "дверь") постичь первообраз: живопись создает целостность облика разнообразными красками (букв. "разноцветными разукрашивающими красками"), отмечая румянцем ланиты, яркими багрянцем изгиб губ, [сверкающей краской] рисуя первый юношеский пушок, блестящим черным цветом - бровь и вместе с тем красивыми красками весь глаз; соединяя краски (изображает) уши и нос, смешивая качества (красок) - впадины на лице, оттеняет подбородок кругом волосяных нитей. Но это изображение - да будет каждый вдохновлен сим рассказом! - запечатлено только пoтом предсмертного борения на живоначальном лике, (пoтом) стекающим как сгустки крови, и перстом Божьим. Вот они-то и есть, поистине, прекрасные цвета, создавшие отпечаток Христа, украшенный каплями, струившимися из Его собственного бока. И то, и другое преисполнено поучения: здесь кровь и вода, там - пот и облик. Что за сходство! Ибо сие произошло от Одного и Того же. Но и источник воды живой надлежит видеть в Его изображении, и он, научая, поит ликообразующей  влагой пота, каковую источает всякое тело, как родник, который бьет ключом как бы из сосудов, увлажняющих древо жизни. Сей родник разделяется на два начала: одно описывает Бога и в то же время Человека, с одной стороны - в чудесном устроении дела необычайного и сверхчеловеческого; с другой стороны - в создании образа соответствующего человеческому. Другое пророчествует духовным словом, какими красками надлежит украшать, по образу и подобию, дабы первоотпечаток перешел на подобие, и сей - из влаги пота. Бог Своей волей создал образ, достойный перенесения. Поистине по обычаю законодателей Он, вдохнув в нас первичное и животворящее дуновение Благоподателя, сотворил в нас разумный образ не иначе, как из Собственного образа, как бы при помощи неких красок в нас. (Эти краски соответствуют) каплям Его пота. Каковы же эти краски? - чистота, бесстрастность, отвращение от всякого зла и все в том же роде, из чего создается подобие Бога, и образ, получившийся из всего этого, не есть подражание прототипу, и называется не образом, но как-то иначе.

О, Совершенный Сын Совершенного Отца, Слово, Премудрость, Отпечаток, Изображение, - ведь я называю Тебя всем этим и освящаюсь воспоминанием всех других Твоих имен, которые относятся к тому же самому, ибо Ты превыше всякого имени и всякого создания - взгляни на венец, который благочестие царя возложило на лик Твоего изображения[2], и, как венцом самодержца, украшайся также диадемой благоволения к Церкви, коей Ты жених, как всячески Тебе подобает. И не откажись призреть на войско, [избранное] против силы кощунствующих, и избавь от всякой нужды тех, кто с благочестивым упованием обращается к Тебе, и подай в изобилии всем нам Твою утреннюю милость, дабы вознесли мы славу евхаристии Отцу и Тебе, Сыну, и Святому Твоему Духу, ныне и во веки веков. Аминь.


[1] См. G.W.H. Lampe, A patristic Greek Lexicon, Oxford 1961, p. 967, где слово  исправлено на  to behold as in mirror. [2] 16 августа 944 года на исходе дня Образ был внесен во дворец, в главный зал – Золотой Триклиний, и помещен на троне, где император обычно принимал самые важные решения. Над троном сверкала мозаика с фигурой Христа, Царя царей, восседающего на престоле 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова