Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы.

Маршал Балдуин

Александр III и двенадцатый век

Балдуин М. Александр III и двенадцатый век. СПб.: Евразия, 2003. 224 с.

Перевод книги: Marshall Baldwin. Alexander III and the Twelfth Century (The Popes through History 3; Glenn Rock 1968).

Предисловие

Глава I. Роландо Бандинелли: студент и профессор

Глава II. Кардинал и канцлер

Глава III. Оспоренные выборы и истоки схизмы

Глава IV. Рим и Империя в годы схизмы

Глава V. Дело Бекета

Глава VI. Между Бекетом и Генрихом II

Глава VII. Годы урегулирования в Англии

Глава VIII. На пути к урегулированию с Империей

Глава IX. Александр III и европейские государства

Глава X. Александр III и «папская монархия»

Заключение

Библиография

Примечания

Именной указатель

Географический указатель

Конец XII века – время фундаментальных перемен в средневековом обществе: крах идеи крестовых походов, взятие Иерусалима Саладином, походы Фридриха Барбароссы в Италию, раскол в Церкви. В это нелегкое время Папский Престол занимал Александр III, интеллектуал, сведущий в тонких вопросах канонического права и пытавшийся примирить интересы враждующих европейских государств. Папа-миротворец сумел преодолеть церковную схизму, посредством длительных переговоров нашел компромисс с амбициозным императором, а вершиной его деятельности стал Третий Латеранский Собор, сильно повлиявший на мировоззрение последующих поколений. Не являясь сторонником теории цезарепапизма, Александр III соединял в себе черты дальновидного государственного деятеля и просвещенного пастыря Церкви; его забота о мирском и духовном принесла свои плоды: в Европе установилась политическая стабильность.

Папа-миротворец

XII век стал для Европы своеобразным водоразделом: две великие державы, Англия и Франция, только нащупывали тот политический курс, который будет определять их судьбу в дальнейшем. Более того, антагонизм, свойственный этим странам в XIV-XV веках, был немыслим в условиях, когда континентальные владения Англии не уступали по территории землям капетингских королей. Алиенора Аквитанская, жена французского и английского монархов, словно воплотила в себе всю историю XII столетия, явившись неким связующим звеном между двумя династиями. Войны были еще впереди…

Империя, испытавшая унижение в Каноссе, постепенно – под твердой рукой Гогенштауфенов – распространяла свою власть на Италию, лакомый кусочек, на который покушались многие императоры. Однако папство воспротивилось такой агрессивной политике своего соседа. Со времен Григория VII папская Курия активнейшим образом манипулирует интересами ведущих держав, выступая своего рода третейским судом, к решению которого должны были прислушиваться светские владыки. Ловко лавируя между Империей и Норманнским королевством на юге Италии, Папы стремились извлечь собственную выгоду, хотя иногда и оказывались между молотом и наковальней. Не стоит забывать о претензиях Византийской империи на итальянские земли: Комнины всегда считали, что, по крайней мере, Южная Италия входит в сферу их влияния, и грезили о воинских подвигах нового Велизария.

В 1159 году на Папский Престол взошел Роландо Бандинелли, вошедший в историю как Александр III. К сожалению, его избрание было омрачено альтернативными выборами, в результате которых был избран антипапа Виктор IV, опиравшийся на императора Фридриха Барбароссу. Фридрих готовился к завоеванию Северной Италии и установлению своего контроля над сердцем страны – Римом, исконной папской вотчиной. В сложившейся ситуации Александр был вынужден временно покинуть родину и найти прибежище во Франции, активно помогая оттуда Ломбардской лиге – союзу североитальянских городов, созданному для борьбы с Империей. Раскол (схизма), будораживший Западную Европу, был преодолен только двадцать лет спустя – победа законного Папы над императором была хотя и неполной, но неоспоримой. Фридрих Барбаросса признал Александра III, тем самым показав бессмысленность своих итальянских авантюр, из-за которых сильно пострадали города Северной и Центральной Италии. Умеренность в требованиях, изумительная политическая выдержка, «византийское» ведение переговоров, свойства, присущие столь немногим папам, принесли желаемый результат – единство христианского мира было восстановлено.

Самым значительным испытанием в жизни Александра III стало дело Томаса Бекета, архиепископа Кентерберийского, осмелившегося воспротивиться попытке вмешательства светской власти в церковные дела. Кларендонские Постановления, осужденные папой, а затем и Бекетом, испытали на прочность позицию Церкви в вопросе о границах светской власти. Неуступчивость папы в данном деле – показательный пример того, как Церковь защищала свои неотъемлемые права. Убийство Бекета омрачило великолепное царствование Генриха II – когда светская власть бессильна, она часто использует насилие как последнее и, как ей кажется, действенное средство для достижения сиюминутного результата. Последовавшее за убийством отлучение Генриха II, общественный резонанс, быстрая канонизация Томаса Бекета еще раз убеждают нас в дальновидности папского курса.

Сложно переоценить вклад Александра III в развитие канонического права, поскольку его осведомленность в столь сложной церковной дисциплине стяжала ему славу еще при жизни. Третий Латеранский Собор – венец деятельности папы; умиротворение, которое принес в церковную жизнь данный Собор, по-видимому, явилось главным достижением Александра III, сумевшего – вопреки ожиданиям – достичь согласия с Империей и положить конец схизме.

Попытка наладить конструктивный диалог с Византией натолкнулась, к несчастью, на непреодолимые препятствия: непомерные амбиции Мануила Комнина, догматические и канонические разногласия. Через несколько десятилетий наступит 1204 год – взятие и разграбление крестоносцами Константинополя окончательно отдалит западную Церковь от восточной. По этой причине попытки Александра сгладить противоречия между двумя Церквями весьма поучительны, поскольку весьма скоро вместо Папы-миротворца на папский престол взойдет Иннокентий III, человек жесткий и чрезвычайно тщеславный – цезарепапизм с этого времени надолго станет определять политику курии.

Мир вместо меча, диалог – альтернатива насилию, самоотверженное пастырское служение противопоставляется секуляризации Церкви. Если Папа действительно является наместником Бога на земле, то Александр III более всего уподобился Христу, посвятив всю свою жизнь заботе о Невесте Христовой – Церкви.

Канд. философ, наук Т. В. Антонов

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Объединение земельных участков в Краснодаре

Общественное объединение. Научно-производственное объединение

правовой-центр-кадастр.рф