Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Сергий Голубцов

СПЛОЧЕННЫЕ ВЕРОЙ, НАДЕЖДОЙ, ЛЮБОВЬЮ И РОДОМ

К оглавлению

Номер страницы перед текстом на этой странице

Приложение

Ирина Журавлева, д.б.н.

Габрияник Алексей Иванович,

священник Катакомбной Церкви1

1. Жизненный путь

Иван Голубцов, Владимир Грабарь, Сергей Каптерев, Борис Богданов, Елизавета Богословская, Алексей Александрович Голубцов, Александра Венедиктовна Голубцова, Мария Габрияник, Ирина Гарбрияник

Иерей Алексий Габрияник, мой отец, женатый на Анне Голубцовой, претерпел долгие годы гонений и тяжелые репрессии за служение Христу. Он родился в 1895 году в белорусской крестьянской семье в деревне Манчицы Толочманской волости Волковысского уезда Гродненской губернии.2 Основные вехи его жизненного пути, выявленные, большей частью, на основании сохранившихся протоколов допросов при его арестах, таковы.

До 1915 г. он получил среднее образование, где именно — пока неизвестно. В 1915—1917 служил рядовым в армии, а с 1917 по 1920 гг. был учителем в одной из деревень Ирбитского уезда Пермской губернии, и одновременно с 1917 г. начал учиться на заочном отделении Московской Духовной Академии3. Благодаря своим прекрасным способностям и уму он выделился и был командирован в "Академию (Институт?) народного образования" на социально-исторические курсы в 1920 г., которые закончил в 1922 г. После окончания курсов снова работал учителем. В 1922 г. работал кассиром в г. Сергиеве Московской губернии и осенью того же года поступил на вечернее отделение медицинского факультета МГУ, но, не закончив пятого курса, ушел. В 1924 г., 11/24 февраля, женился на дочери покойного профессора МДА — Голубцовой Анне Александровне. По рассказу тети Наталии Александровны, он долго не мог выбрать себе невесты и за советом пошел к своему духовнику, кажется, отцу Алексию из Зосимовой пустыни. Он-то и направил папу к нашей будущей маме, сказав при этом, что: "Если уж она не подойдет, то тогда отправляйся в монахи". Стал готовиться к принятию сана священника и потому временно с 1924 по 1925 г. нигде не работал, но при этом посещал лекции в МДА для получения полного богословского образования. В 1925 г. был рукоположен во иерея патриархом Тихоном. (Данные взяты из протокола допроса от 29 марта 1946 г.4) Первое время он служил в селе Погост-

1 Очерк составлен в августе 1999 г. по ранее просмотренным в ФСБ материалам следственных дел 1928 и 1946 гг. Редакция и комментарий — составителя.

2 Мать его — крестьянка Елизавета Осиповна из Манчицы; в 1921 году ей было 52 года, а брату его, Ефиму, — 16 лет.

3 В памятной книжке МДА, охватывающей 1917-1921 гг. и изданной на 1917 год, он не значится.

4 М.6., имелся в виду просто указ Патриарха Тихона, а не сам чин рукоположения. В богослужебном дневнике Патриарха Тихона это не нашло отражения.

216

липы5, а с 1925 по 1928 г. в церкви Петра и Павла г. Сергиева. В начале 1928 г. за отказ поминать на богослужении гражданскую власть получил запрещение в священнослужении и некоторое время не служил. Через неделю запрещение было снято, и он был переведен в Москву, где около 2-х недель служил в церкви Кира и Иоанна на Солянке, где было Сербское подворье.

Настоятелем церкви был отец Серафим (в миру — Битюгов Сергей Михайлович),6 будущий духовник и наставник о. Алексия.

В 1928 г. в г. Сергиеве было совершено покушение на партийца Костомарова. В этом обвинили многих лиц, в том числе и папу. На основании ордера ОГПУ № 3127 от 21 мая 1928 г. был произведен обыск в квартире, где проживал папа с семьей (Березовский пер., д. 12/2), после чего вскоре же был арестован, хотя никаких улик обнаружено не было. Этот ордер подписан самим Ягодой. В архиве имеется всего один протокол допроса, и общее постановление о мерах наказания в отношении всего около 80 человек. Решением особого совещания при Коллегии ОГПУ папа был выслан в Кашка-Дарьинскую обл. в Среднюю Азию на 3 года.

По отбытии наказания, не имея права на прописку в Москве и Московской обл., он поселился близ Воронежа. Туда же перебралась наша мама с моей старшей сестрой Марией. По воспоминаниям сестры, жили они очень бедно и порой папе приходилось собирать милостыню. В 1933 г. его вновь арестовали — в Павловске Воронежской обл., обвинив в принадлежности к монархической организации, и он был приговорен к 3 годам ИТЛ, которые он провел в Темниковских лагерях Мордовской АССР. На некоторое время посадили и маму, и 5-тилетняя девочка осталась совершенно одна. По ее рассказам, "распорядок" ее дня был таков. С утра она шла в церковь,где ей давали просфору, затем бежала на почту получить письма и, получив корреспонденцию, шла к маме, которая все что могла отдавала ей от своего скудного пайка.

В 1935 г. папу освободили, и все перебрались в г. Сергиев (с 1930 г уже — г. Загорск). Дом, который принадлежал еще нашему дедушке, Голубцо-ву Александру Петровичу (и где ранее жила наша семья), отобрали, и мама со своими детьми долго кочевала по разным квартирам, до тех, пока нам дядя Павлик не купил полдома [на Кокуевской ул.]. Папа же, не имевший права жить в Московской обл., проживал на станции Струнино Северной жел. дороги, где работал на лесоскладе чернорабочим.

5 Теперь это пос. Новая Шурма — в 37 км на север от С. Посада (по трассе на Талдом с поворотом направо перед с. Запольским. 53-й маршрут автобуса в 1995 г.).

6 Архим. Серафим (Битюков, или Битюгов, или Баткжов Серг. Мих., Москва 1886-1942, 19.02, Загорск), образование — высш. технич., посещал Оптину пуст., слушал лекции в МДА, с 1919 г. иерей в Сокольниках у о. Иоанна Кедрова, потом — в ц. Кира и Иоанна на Солянке, в 1922 г. принял монашество, в 1926 г. — сан архимандрита; был кратковременно арестован. В 1928 г., не приняв Декларации митр. Сергия, ушел в подполье, через какое-то время поселившись в Сергиевом Посаде у двух сестер, тайных Дивеевских монахинь, Ксении и Параскевы Иван. Гришановых. Являлся одним из авторитетных духовных руководителей Катакомбной Церкви в Подмосковье. Похоронен был под полом дома, где жил. Но на похоронах оказалась доносчица. Последовала "эксгумация" и аресты. (Теперь его могила на Северном кладбище, недалеко от могилы о. Владимира Богданова). О нем см. [4], [5], [6].

217

С 1936 по 1937 г. был лаборантом в эпидемиологической лаборатории при СНК, а с 1937 по 1940 гг. работал в клинике инфекционных болезней 3-его Медицинского института, живя уже ближе к Загорску, в дер. Арсаки. В 1940 г. папу временно прописали в г. Загорске, и он устроился фельдшером на работу на "Скобянку" (завод скобяных изделий), где прослужил несколько месяцев, а затем был назначен санитарным врачом завода.

В сентябре 1941 г., в связи с эвакуацией завода, отец был уволен по сокращению штатов. С 1942 г. нигде не работал, т.к. из-за военного положения ему было отказано в окончившейся к тому времени прописке, и он по благословению своего духовного отца архимандрита Серафима (Битюгова), жившего к тому времени нелегально в Загорске, тоже перешел на нелегальное положение. С 1942 г. и до момента своего последнего ареста в марте 1946 г. (по доносу одной из его духовных дочерей) ходил по деревням Владимирской обл., выполняя религиозные требы и получая за это подаяние. Последние 4 года своей жизни папа провел во Владимирской тюрьме, по окончания срока был выслан на вольное поселение в Сибирь, но на этапе, в тюрьме г. Кирова, умер от туберкулеза легких 17 мая 1950г., прожив всего около 55 лет.

2. Фрагменты из следственных дел 1928 и 1946 гг.

А. Следственное дело 1928 года

№ Р - 40228, архивный №-Н 5006. т, 2. по обвинению Александрова П.В.7 и др.8

Протокол допроса

1928 г., мая мес, 28 дня,

"Я, уполномоченный 6-го отд. Секр. Отдела ОГПУ Жикин П.М., допрашивал в качестве обвиняемого гражданина Габрияника Алексея Ивановича".

Далее приводятся анкетные данные.

Так, в графе "Показания по существу дела" со слов обвиняемого записано: "Первое время по вступлении в священники служил в селе Погост-Подлипы; последнее время перед отстранением меня от священнослужения служил в церкви Петра и Павла г. Сергиева. Во время отстранения меня от священнослужения я получал два раза приглашение от свящ. Кремышынско-го9 (из г. Серпухова) занять свободное место в Серпухове, но так как свя-

7 Староста одного из храмов Сергиева Посада, из крестьян. Почему он был поставлен чуть ли не в заголовок дела — не ясно, м.б., просто по алфавиту.

8 По этому делу проходили, кроме Ал. Ив. Габрияника: П.Флоренский, Княжна Анна Дмитриевна Шаховская, Александра Саввишна Мамонтова, священник из Хотькова Александр Сергеевич Архангельский (последний был против царизма и советской властью доволен), священник Михаил о-Архангельской церкви г. Сергиева — Соболев Василий Сергеевич, профессор МДА Глаголев Сергей Сергеевич, ряд монахов Троице-Сергиевой-Лавры и многие другие.

Полный список арестованных даем в работе "Сергиев Посад и Лавра за последние сто лет", гл. IX, п. 4. (готовится к печати).

9 Или: Кремышенский, Ал-др Анатол. (Серпухов, 1897-1931, 4.06), ок. 3 курса МДА. 1924 — настоятель Троицкого собора в Серпухове и благочинный округа.

218

щенник Кремышинский порвал каноническую связь с митр. Сергием, то я отказался от его предложения.

...Лично я никогда не говорил, что за жидовскую власть грешно молиться, а говорил ли я, что за цареубийц также грешно молиться, вообще не помню таких выражений.

...О выстреле в Костомарова я ничего не знаю.

Если я говорил, что за советскую власть не следует молиться, лишь потому, что она отлучена (предана анафеме) и, к тому ж, Сов. власть не нуждается сама в поминовении

Подпись: священник А. Габрияник".

После этого выносится ПОСТАНОВЛЕНИЕ об избрании меры пресечения.

"1928г. мая 28 дня, я, уполномоченный 6 Отд. ОГПУ Жикин П.М., рассмотрев дело по обвинению Габрияника Алексея Ивановича, 33 л., служителя религиозн. культа (священник), нашел, что Габрияник Алексей Иванович ведет агитацию среди верующих с целью возбуждения таковых против Сов. власти, указывая: Сов. власть это власть жидовская и власть цареубийц, а потому, принимая во внимание следственный материал, постановил: привлечь Габрияника А.Ив. в качестве обвиняемого, предъявив ему обвинение по 58 ст. Угол. Кодекса, и избрать меру пресечения и уклонения от следствия и суда содержание под стражей.

Уполномоченный 6 отд. Секр. Отд. ОГПУ Жикин.

Настоящее постановление мне объявлено "28" мая 1928 г.

Подпись: А.И.Габрияник".

Далее было вынесено следующее

Заключение

"Я, помощник начальника 6 отд. СООГПУ — Полянский, рассмотрев дело № 501100 (куда и причислен А.И. Габрияник) по обвинению Елова Михаила Савельевича, Введенского Дмитрия Ивановича и др. в количестве 80 чел. по ст. 58/10, нашел:

Согласно имевшимся агентурным данным СООГПУ было известно, что нижепоименованные граждане, проживая в г. Сергиеве и будучи по своему социальному происхождению "бывшими людьми" (княгини, князья, графы), в условиях оживления антисоветских сил начали представлять для Соввла-сти некоторую угрозу, в смысле проведения мероприятий власти по целому ряду вопросов. Имеющиеся в распоряжении СООГПУ агентурные данные стали подтверждаться на страницах периодич. печати. Так, например, о засилье в Сергиевом уезде черносотенцев было указано в газ. "Безбожник у

Возглавил оппозицию митр. Сергию в Серпухове, где 2 янв. 1928 г. созвал собрание духовенства и поехал к М.А.Новоселову и в Ленинград к еп. Дмитрию (Любимову), от которого получил благословение на свою деятельность. 14 авг. 1928 г. арестован, 8 октября осужден на 3 года Соловков. Работал в Кеми санитаром у врача - епископа Максима (Жижиленко). В 1930 г. срок продлен на 2 года. В 1931 году 27 янв. доставлен в Бутырку, 18 февр. приговорен по делу ИПЦ к в.м.н. и 4 июня расстрелян. Похоронен на Ваганьк. кл-ще ["За Христа пострадавшие", т. 1, с. 642].

219

станка" (№ 3) и в "Рабочей газете" (№ 109) от 12 и 17.V, и, что вероятно, все обвиняемые, будучи заняты в большинстве случаев или торговлей, или кустарным ремеслом (выделки игрушек, вязание... или, наконец, отправлением религиозных обрядов в церкви, как служителей культа, одновременно с этим занимались антисоветской агитацией. Эта последняя увязывалась со всякого рода поводами. Так, духовенство (Заозерский, Дичев, Архангельский, Троицкий) использовали церковный амвон и отдельные группы верующих, агитируя против действий Соввласти, зажиточные крестьяне (Буточников, Жучкин) срывали мероприятия Соввласти по проведению самообложения, землеустройства и т.п., бывшие монахи Лавры (Марченко, Егоров, Ларичев, Кононенко, Селичинский и др.), устроившись на Сов. службу в музей, образованного на месте бывшего Троице-Сергиевой Лавры, создали целую группу антисоветски настроенных лиц, агитировавших также против Сов. власти. Почти все обвиняемые благодаря своему происхождению, а также положению, ... как в дореволюционное время, так и сейчас, идеологически были родственны между собой и составили целую группировку черносотенного элемента, настроенную резко враждебно по отношению к Сов. власти. Об этом, не скрывая, заявляют на допросе и сами обвиняемые. Так, например, обвиняемый Истомин СП. показал:"точ«о определить свои политические взгляды я затрудняюсь, но во всяком случае я более всего близок к монархистам.....В Сергиеве я выступил с защитой памяти Николая Романова. Осуждал политику Сов. власти в том, что так называемая бывшая аристократия подвергается гонениям, репрессиям и т.п.". Обвиняемые: Истомин СИ., Лопухин Л.С, Мамонтова А.С. открыто причисляют себя к монархистам.

Естественно поэтому, что выстрел из револьвера, производившийся в целях убийства зам. зав. агитпромом Укома ВКП/б тов. Костомарова, смаковался больше всего в этой среде. Естественно, что малейшее послабление Сов. власти в расследовании данного дела могло бы усилить активность контрреволюционного черносотенного элемента Сергиева Уезда. Поэтому дело надо передать на рассмотрение тройки при СООГПУ. Все обвиняемые перечислены в прилагаемом списке.

Пом. нач. 6 отд. СООГПУ Полянский".

Наконец, выносится приговор по списку арестованных: кого отпустить, кого посадить в тюрьму, а кого отправить в ссылку. В ссылку в Среднюю Азию был отправлен и Габрияник Алексей Иванович...

Б. Материалы из Следственного дела 1946 года.

А.И.Габрияник был обвинен в принадлежности к подпольной антисоветской церковной организации, в проведении антисоветской агитации и распространении разного рода клеветнических измышлений, как было сказано в ПОСТАНОВЛЕНИИ на его арест.

Далее даны протоколы некоторых допросов, проведенных в Москве, (на Лубянке и в Лефортовской тюрьме ) после его ареста 11 марта 1946г. и привлечении к уголовной ответственности по ст. 58 п. 10 и II УК РСФСР.

Подобным же образом были обвинены и арестованы и другие лица в это же время, в частности, священник-нелегал Криволуцкий Владимир Владимиро-

220

вич.10 Поэтому было заведено Следственное дело за N° 8303 по обвинению Криволуцкого В.В. и др., хранящееся в архиве под архивным № Н-18691, [всего 22 тома]. Материал, касающийся А.И.Габрияника, находится в 18 томе. Следствие было закончено в сентябре 1946 г., о чем имеется протокол от 25 сентября.

Протокол допроса

обвиняемого ГАБРИЯНИКА Алексея Ивановича от 29-го марта 1946 года.

Допрос начат в 14 ч. 00 мин.

окончен в 01 ч. 40 мин.

Допрос прерывался с 16.50 до 22.00

Вопрос: Покажите, чем вы занимались после окончания Московской духовной академии?

Ответ: Осенью в 1922 г., еще продолжая учебу на вечернем курсе Московской духовной академии, я поступил на учебу в Московский Государственный Университет на медицинский факультет и одновременно готовился к сдаче экзамена в духовной академии, которую окончил, как уже показал, в начале 1922 г. После этого по 1924 г. я продолжал учебу в МГУ, но, не закончив 5-го курса, я из университета ушел.

Вопрос: Почему?

Ответ: В связи с тем, что в 1924 г. я женился, а в начале 1925 г. по своим религиозным убеждениям я был рукоположен патриархом Тихоном во священника. С тех пор по 1928 г. я служил священником в Загорске, в Петропавловской церкви. , v

Вопрос.: Где вы, кроме Петропавловской церкви, служили?

Ответ: В 1928 г., являясь настоятелем Петропавловской церкви, мне митрополитом Сергием был прислан циркуляр за № 549 о поминовении за богослужением его и гражданской власти. Я выполнять этот циркуляр отказался, после чего на меня было наложено церковное запрещение в священнослужении.

Не желая в то время порывать канонической связи с митрополитом Сергием, я церковное запрещение принял. Но через неделю запрещение с меня было снято, и я был переведен в г. Москву, где временно служил в церкви Сербского подворья на ул. Солянке.

Вопрос: В течение какого времени вы служили в церкви Сербского подворья?

10 Криволуцкий В.В. (Орел, 25.11.1888-1956, 29.03 Москва.). В 1910 г. ок. юрфак ИМУ и служил в Мин-ве финансов. В 1915 г., окончив артел. курсы, ушел на фронт. В 1921-22 гг. слушал курсы Правосл. Народ. Академии и прислуживал в ц. Кира и Иоанна на Солянке у иерея Сергия Битюгова. С 6.03.1922 -диакон. 9 сент. 1923 г. рукоположен во иерея в ц. Пимена Великого Патриархом Тихоном. В 1924-1930 гг. и.о. настоятеля Знаменской ц. в Шереметевском пер., был в оппоз. к митр. Сергию. В 1930-33 гг. в ссылке на Пинеге. В 1933-1946 гг. нелегально служил в Москве и Егорьевске. Арестован 21 апр. 1946 г. и 30 ноября приговорен к 10 годам ИТЛ (Красноярск, Москва, Казахстан). В 1955 г. освобожден из-за болезни. Похоронен на 17 уч. Немецкого кладбищ ["За Христа пострадавшие", т. 1-й, с. 645].

221

Ответ: Примерно около двух недель, а затем я был арестован и сослан в Среднюю Азию на 3 года.

- Вопрос: Кто являлся настоятелем церкви Сербского подворья?

Ответ: Отец Серафим, в миру БИТЮГОВ Сергей (отчество не знаю),11 умер в 1942 г.

Вопрос: Кроме вас, кто еще из священников служил в этой церкви?

Ответ: В период моей службы в церкви Сербского подворья там служил священник Алексей,12 но фамилию его не знаю. В 1925 г., незадолго до моего ареста, был также арестован органами советской власти. Где находится в данное время, не знаю.

До моего прихода в церковь Сербского подворья, как мне говорил отец Алексей, служил священник отец Владимир, который тоже арестован.

Вопрос: Как фамилия отцу Владимиру?

Ответ: Не знаю, так как отец Алексей его фамилию не называл.

Вопрос: А что вам известно о священнике Владимире?

Ответ: Ничего я об отце Владимире показать не могу, ибо лично его я не знаю и слышать о нем мне ничего не приходилось.

Вопрос: Назовите, кого вы знаете из священников-нелегалов, находящихся в оппозиции с легально-действующей церковью.

Ответ: К оппозиционерам по отношению к легальной действующей церкви относятся: иеромонах отец Андрей, в миру Борис Яковлевич (фамилию не знаю)14, служивший в церкви Николо-Подкопай, на Солянке. Отец Петр — ПЕТРИКОВ Петр (отчество не знаю)15, служил тоже в церкви Николо-Подкопай. Отец Сергий — МЕЧЕВ Сергей Алексеевич16, служил в церкви, находящейся на Маросейке, иеромонах Алексей — мирское его имя и фамилию не знаю, служил по 1928 г. в церкви Сербского подворья (на Солянке), архимандрит Серафим, в миру — БИТЮГОВ Сергей (отчество не знаю), настоятель церкви Сербского Подворья; священник отец Петр —

11 См. о нем на 2-й странице этого раздела.

12 Это, очевидно, Алексий Сергеевич Козлов, род. в 1874 г. в Москве, ок. ДС, священствовал в Москве, арестован в 1928 и получил 3 года ИТЛ, вновь арестован 25.04.1932 по делу "Моск. филиала ИПЦ", 7 июля получил 3 года ссылки в Казахстан.[3, с.311]. По Алексеевой, Ал. Козлов арестован под Благовещение вместе со свящ. Дмитрием Крючковым, после чего службы в храме Кира и Иоанна прекратились [5, с. 213]. Дальнейшая судьба неизвестна. Какой-то свящ. Алексий Козлов расстрелян под Томском в 1937 г., м.б., и он [1].

По Осиповой и согласно Базе данных ПСТБИ, Крючков арестован 5 апреля 1932 г.. У нас ("Моск. духовенство в преддверии и начале гонений" М.1999, с. 168), видимо, вслед за Меньковой, указано 5 мая, м.б., и ошибочно.

13 Речь шла, конечно, о Криволуцком.

14 Эльбсон Б.Я. (1896-1937, 27.09.) из обрусевших шведов, иеромонах. СлуэЬст в моек. Конст.-Еленинской ц. и в ц. Свят. Николая в Подкопаях, с 1930-31 гг. — в Муроме и Киржаче, где был арестован 23 февр.1937 г. по делу еп. Арсения (Жадановского), 26 сент. приговорен к в.м.н. по делу ИПЦ и расстрелян в Бутово. Несколько раз подвергался арестам ["За Христа пострадавшие", т. 1-й, с. 86, фото].

15 Петриков (1903-1937, 27.09. Бутово), иерей-целибат, среднее образование [2].

16 После многих лет ссылок в европ. России расстрелян 6 (?) ноября 1941 г.

222

Шипков Петр Алексеевич,17 служивший ранее где-то в Московской церкви, конкретно указать не могу.

Вопрос: Кого вы еще не назвали из священников — противников легально действующей церкви?

Ответ: Всех, кто мне был известен, я назвал и больше никого не знаю.

Вопрос: Покажите, более конкретно, что вам известно о названных выше лицах и где они находятся в данное время?

Ответ: О названных мною лицах я могу показать следующее:

Иеромонах отец Андрей до 1930—31 гг. служил, как я показал, в церкви Николо-Подкопай, а затем был в административном порядке выслан в г. Муром, Владимирской области.

В 1937 г. был вновь арестован органами советской власти и дальнейшая его судьба мне неизвестна.

Священник той же церкви Николо-Подкопай — ПЕТРИКОВ Петр, также вначале был выслан в Муром, а затем арестован и где находится в данное время, не знаю.

Настоятель церкви на Маросейке отец Сергий — МЕЧЕВ Сергей Алексеевич по 1930—31 гг. служил в указанной выше церкви, а затем, как мне известно со слов других, от кого конкретно не знаю, он был арестован и сослан. По возвращении из ссылки, насколько мне известно, в 1939 или в 1940 г. он работал где-то в одной из больниц г. Калинина (б. Тверь) в качестве фельдшера. Где находится МЕЧЕВ в настоящее время, мне неизвестно.

Отец Алексей, священник церкви Сербского подворья, в 1928 г. был арестован и сослан в Среднюю Азию. Дальнейшая его судьба мне неизвестна. Предполагаю, что он умер, ибо ему в данное время уже около 75 лет, если не больше.

Архимандрит Серафим — БИТЮГОВ по день моего ареста в 1928 г. был настоятелем церкви Сербского подворья. Чем он занимался после этого, я не знаю. Во время встречи с БИТЮГОВЫМ в 1940 г. в г. Загорске, я узнал, что он проживает на нелегальном положении и руководит подпольной церковной деятельностью. После этого я имел с ним несколько встреч в доме, где он проживал.

В 1942 г., насколько мне известно от духовных дочерей, он умер.

Вопрос: В связи с чем вы посещали БИТЮГОВА?

Ответ: К отцу Серафиму - БИТЮГОВУ я ходил для исповеди и причастия.

В 1941 г., во время его болезни, я оказывал ему врачебную помощь.

Вопрос: Во время посещения БИТЮГОВА, вы встречали кого-либо у него в доме из священников-нелегалов?

Ответ: В квартире БИТЮГОВА я встречал только одного отца Петра — ШИПКОВА Петра Алексеевича.

Вопрос: Что вам известно о Шипкове?

17 Шипков П.А. (1881—1959,3.07 /2.06, от рака), ок. моек, гимназию, до 1917г. —торговец. Был секретарем у Патриарха Тихона, иерей — с 1921 г. в моек. Никитской ц., в 1925 и 1928 арестован, в 1928-30 на Соловках, в 1930-34 в Туруханском крае, с 1934 года ушел "в катакомбы", жил в Загорске, работал бухгалтером. Арестован в 1943, в 1943-50 ? — в Сиблаге, в 1950-53 — на вольном поселении. В конце жизни — настоятель собора в Боровске [2J, [3, с. 333], [9, с. 190].

223

Ответ: ШИПКОВА Петра Алексеевича я знаю с 1940 года, познакомился с ним в доме отца Серафима. Проживал он в Загорске и работал на гражданской службе в качестве бухгалтера. Дом, где проживал БИТЮГОВ, ШИПКОВ посещал в связи с тем, что являлся единомышленником Серафима и совместно с ним совершал нелегальные богослужения. В 1944 г. арестован.

Вопрос: А кроме ШИПКОВА кого вы встречали в доме БИТЮГОВА?

Ответ: Встречался с духовными дочерями отца Серафима, Прасковьей и Ксенией, кажется, по фамилии — ГРИШИНЫ, и девушку Прасковью (фамилию не знаю). Кроме того, несколько раз видел там из светских граждан — одну женщину с мужем, по фамилии, кажется, ОКАТОВА или 3АКАТОВА Мария Алексеевна, мужа имя и отчество не знаю. В связи с чем они бывали у БИТЮГОВА, мне неизвестно.

Вопрос: Кого вы еще не назвали из священников-нелегалов?

Ответ: Кроме названных лиц, на нелегальном положении проживал священник ИЛЬИН Александр Михайлович,18 который умер в 1943 г. После смерти его, как я уже показывал, принял под свое руководство созданную им церковную группу и возглавлял ее по день своего ареста. Больше мне никто из священников-нелегалов не известен.

Вопрос: Неправда, вы еще не назвали известного вам священника Владимира КРИВОЛУЦКОГО, также проживающего на нелегальном положении. Почему вы его не называете следствию?

Ответ: Священника Владимира КРИВОЛУЦКОГО я не знаю и эту фамилию слышу впервые. Возможно, что КРИВОЛУЦКИМ является отец Владимир, который служил в церкви Сербское подворье, но я его лично не знаю и одно время мне с ним очень хотелось видеться. Однако разыскать его мне не удалось.

Вопрос: Почему у вас было желание иметь с ним встречу?

Ответ: Зная от отца Алексея, служившего тоже в церкви сербского подворья, что отец Владимир является моим единомышленником, я хотел иметь с ним встречу с тем, чтобы у него поисповедываться.

Вопрос: Только ли с это целью вы хотели иметь с ним встречу?

Ответ: Да, другой цели я не имел.

Вопрос: Когда вы имели попытку разыскивать отца Владимира и каким образом?

Ответ: Я дважды пытался разыскивать отца Владимира, это в 1944 г. и в 1946 г., т.е., когда бывал в Москве. О месте его нахождения я интересовался у своих духовных дочерей, но они также место его нахождения указать мне не могли.

Вопрос: Это вы верно показываете?

Ответ: Да, я показываю так, как было в действительности.

18 Ильин Ал-др Мих. —. Родился в Тверской губ. в 1880 г., образование среднее. После Декларации был в оппоз. к митр. Сергию. В 1929 г. тайно рукоположен во иерея, клирик ц. Николы на Маросейке, после ее закрытия служил по домам. 25 апр. 1932 г. арестован по делу моек, "филиала ИПЦ", 7 июля получил 3 года ссылки в Западную Сибирь [3, с.308]. О дальнейшей судьбе Ал-дра Ильина см. в показаниях о.Алексия Габрияника от 25 мая.

224

Вопрос: Выше вы назвали священника ИЛЬИНА Александра Михайловича. Скажите, кого вы знаете из его родственников?

Ответ: Насколько мне известно, у ИЛЬИНА имеются два брата: Тихон Михайлович и Сергей Михайлович ИЛЬИНЫ и три сестры: Александра Михайловна, Елена Михайловна и Надежда Михайловна ИЛЬИНЫ.

Вопрос: Вы лично знакомы с ними?

Ответ: Да, знаком, несколько раз бывал у них на квартире. 1 Вопрос: Где они проживают и чем занимаются?

Ответ: Знакомство с ИЛЬИНЫМИ я поддерживал до 1928 г., поэтому сказать точно, где они проживают в данное время и чем занимаются, затрудняюсь. В то время они проживали недалеко от площади Разгуляй и работали в различных учреждениях, в качестве служащих.

Со слов ИЛЬИНА Александра мне известно, что его брат Сергей Михайлович19 в 1937 г. был арестован органами советской власти и с тех пор о нем ничего не слышно.

Вопрос: Во время пребывания вас в Москве в 1944 г. и 1946 г. вы бывали у ИЛЬИНЫХ?

Ответ: Нет. После 1928 г. я у них в доме ни разу не был.

Вопрос: А ваши "духовные дочери" рассказывали вам что-либо об ИЛЬИНЫХ?

Ответ: Нет, не рассказывали.

Допрос прерван.

Протокол допроса с моих слов записан верно и мною прочитан

(Габрияник)

Допросил: СЛЕДОВАТЕЛЬ 2 ОТД. II ОТДЕЛА

2 УПР[авления]. МГБ СССР Майор (НИКОЛАЕВ)

Протокол допроса от 3 апреля 1946 года.

Допрос начат в 14 ч.

Допрос окончен в 17 ч. 00 м.

Вопрос: На предыдущем допросе вы показали, что не окончив Московский Государственный Университет, в 1924 году женились. Скажите на ком?

Ответ: Я женился на ГОЛУБЦОВОЙ Анне Александровне, дочери бывшего профессора духовной академии и Московского Государственного Университета, где он читал лекции по археологии на историко-филологическом факультете. В 1911 году умер.

Вопрос: Кто из родственников вашей жены проживает в Москве?

Ответ: В данное время в Москве проживают четыре брата моей жены:

ГОЛУБЦОВ Иван Александрович, примерно 60 лет, научный сотрудник Московского Государственного Университета.

19 С.М.Ильин (1882-1937, 5.11), бухгалтер, арестован в 3-й раз 2 сент. 1937, 3 ноября приговорен к в.м.н. и 5 числа расстрелян в Бутово ["За Христа пострадавшие", т. 1-й, с. 496].

225

ГОЛУБЦОВ Николай Александрович, в возрасте 45 лет, имеет высшее образование, окончил в 1924 или 1925 г. Московскую сельскохозяйственную академию им. Тимирязева.

В данное время работает в Наркомате СССР в качестве агронома.

ГОЛУБЦОВ Алексей Александрович, примерно 42-43 лет, имеет среднее образование. Где он в данное время работает — мне неизвестно, так как я в течение десяти лет с ним не виделся. Адрес его местожительства я также не знаю.

ГОЛУБЦОВ Павел Александрович, в возрасте около 40 лет, имеет среднее образование, с 1942 по 1945 год служил в рядах Красной Армии. По возвращению из армии поступил на учебу в Богословский институт, где учится по настоящее время.

Вопрос: Чем занимался Павел Александрович до призыва его на службу в ряды Красной Армии?

Ответ: До 1942 года он работал художником в Историческом музее по реставрации картин.

Вопрос: Где он проживает в данное время?

Ответ: Насколько мне известно, в общежитии института, но адрес его я не знаю.

Вопрос: А где проживают ГОЛУБЦОВЫ Иван Александрович и Николай Александрович?

Ответ: Иван Александрович проживает — Зубовский бульвар, номера дома и квартиры не знаю. Николай Александрович — 4-й Измайловский проезд, дом № И, кв. 1.

Вопрос: Вы посещали квартиры ГОЛУБЦОВЫХ?

Ответ: Да, бывал. В квартире Николая Александровича я останавливался, когда приезжал в Москву; т.е. в феврале 1944 года и в феврале 1946 года. В это же время раза два посещал квартиру Ивана Александровича.

Вопрос: В связи с чем вы посещали его квартиру?

Ответ: В 1944 году квартиру Ивана Александровича ГОЛУБЦОВА я посетил, во-первых, как родственника и, во-вторых, чтобы узнать у него, где и у кого можно получить медицинскую помощь, в связи с тем, что в это время я был болен воспалением легких. На это он мне ответил, что в настоящее время в Москве я медицинской помощи получить не могу, так как врачебная помощь и лечение оказывается лицам, постоянно проживающим в Москве. Таким образом, положительного ответа он мне не дал. Позже я узнал, что имею возможность обратиться в платную клинику коммунального хозяйства, где мне могут оказать врачебную помощь. Действительно, обратившись за медицинской помощью в указанную клинику, находящуюся на Арбате, я получил врачебную помощь.

Вопрос: Следовательно, заявление ГОЛУБЦОВА И.А. о невозможности в настоящее время получить медицинскую помощь больным гражданам, не проживающим в Москве, было клеветническим?

Ответ: Я не могу считать, что заявление ГОЛУБЦОВА являлось клеветническим, так как он отвечая на мой вопрос, могу ли я получить медицинскую помощь, имел ввиду бесплатное лечение в районных клиниках.

Вопрос: Какие еще у вас были разговоры с ГОЛУБЦОВЫМ И.А. во время посещения его квартиры в 1944 году?

226

Ответ: Во время этой встречи с ГОЛУБЦОВЫМ у меня была беседа о моем задержании Александровским Горотделом НКВД. При этом я ему рассказал, что, находясь в НКВД, наблюдал массовое задержание лиц, переодетых в военную форму, занимавшихся воровством и грабежом. Тут же рассказал такой случай, что при мне привели одного военного с орденом и когда предложили ему снять орден, то он отказался это выполнить. Будучи оставлен без надзора, он застрелился.

Кроме этого, имели место разговоры на бытовые темы, но содержание их сейчас не помню.

Вопрос: Вы много не договариваете, известно, что с вашей стороны имели место разговоры и на другие темы. Почему вы о них умалчиваете?

Ответ: Были ли у меня с ГОЛУБЦОВЫМ еще какие-либо разговоры, я сейчас не помню.

Вопрос: Скажите, что вам говорил ГОЛУБЦОВ И.А. во время встречи с вами у него на квартире?

Ответ: О чем мне рассказывал ГОЛУБЦОВ Иван Александрович во время беседы, происходившей у него на квартире, сейчас припомнить не могу.

Вопрос: Вы вели с ним разговоры на религиозные темы и о легально действующей церкви в данное время? й

Ответ: Характер нашего разговора с Иваном Александровичем я сейчас не помню.

Вопрос: Вы показываете неправду и стараетесь это объяснить тем, что не помните.

Следствие предлагает вам не ссылаться на свою забывчивость и рассказывать правду.

Ответ: Я не отрицаю, возможно, разговор на религиозные и церковные темы у меня с Иваном Александровичем ГОЛУБЦОВЫМ был, но содержание его сейчас вспомнить не могу.

Вопрос: Покажите о вашей встрече с ГОЛУБЦОВЫМ Иваном Александровичем в 1946 году.

Ответ: Находясь в Москве в 1946 году, я так же посетил квартиру ГОЛУБЦОВА Ивана Александровича с той целью, чтобы проведать его. Во время этой встречи он поинтересовался, как я проживаю, на это я коротко ответил: по-прежнему. Тогда ГОЛУБЦОВ сказал: "Значит вы все еще продолжаете проживать на нелегальном положении", при этом заявил, это есть не нормальное положение и его нужно изменить, что я, якобы, заблуждаюсь, не имея церковного общения с патриархом Алексием. Поэтому мне, — говорит ГОЛУБЦОВ, — необходимо пойти принести церковное покаяние и иметь каноническое общение с церковью, ибо это есть нарушение перед церковью и гражданской властью.

Вопрос: Как вы отнеслись к сказанному ГОЛУБЦОВЫМ ?

Ответ: Я заявил, что подумаю, но пока остаюсь по-прежнему на своей точке зрения, т.е. в оппозиции по отношению к легально-действующей церкви. На этом наш разговор был окончен, и ГОЛУБЦОВ после всего сказал, чтобы я к нему больше не приходил. Вскоре я от него ушел и больше с ГОЛУБЦОВЫМ не встречался.

Вопрос: Охарактеризуйте ГОЛУБЦОВА с политической стороны.

227

Ответ: У меня никогда бесед на политические темы с Иваном Александровичем ГОЛУБЦОВЫМ не было, поэтому охарактеризовать его с политической стороны не могу.

Вопрос: Во время встреч с ГОЛУБЦОВЫМ Николаем Александровичем о чем вы беседовали ?

Ответ: С Николай Александровичем у меня были разговоры только по вопросу моего отношения к легально-действующей церкви. В беседах со мной он всегда был против моих взглядов на легально действующую церковь и советовал мне пойти на примирение с патриархом Алексием. Я ему пообещал это сделать, но этого не исполнил. На другие темы я с ним разговоров не вел.'

Протокол допроса с моих слов записан верно, мною прочитан.

Габрияник Допросил Следователь XI Отдела 2 Управления] МГБ СССР Майор...

Протокол допроса от 8 апреля 1946 года.

Допрос начат в 13ч. 30м. окончен в 17ч: 00м.

Вопрос: Скажите, кого вы знаете из родственников вашей жены, не проживающих в Москве?

Ответ: Мне известно, что брат моей жены Серафим Александрович ГОЛУБЦОВ, примерно 36-38 лет, проживает в Ростове-на-Дону.

Имеется еще сестра Наталья Александровна ГОЛУБЦОВА, в настоящее время находится в ссылке в Архангельской области, где точно, не знаю.

Вопрос: Что вам известно о ГОЛУБЦОВЕ С.А.?

Ответ: ГОЛУБЦОВ Серафим Александрович, насколько мне известно, имеет среднее образование. В 1935-37 году учился в заочном индустриальном институте, но, кажется, не окончил.

В начале войны мобилизован в ряды Красной Армии и служил до 1945 года. После возвращения из армии уехал вместе с семьей в г. Ростов-на-Дону.

Вопрос: Чем занимается ГОЛУБЦОВ С.А.?.

Ответ: Точно не знаю, но как будто-бы служит в церкви.

Вопрос: Вам приводилось встречаться с ГОЛУБЦОВЫМ до его отъезда в Ростов-на-Дону?

Ответ: Да, но очень редко. Мои встречи с ним относятся примерно к 1935-36 году.

Вопрос: Где вы с ним встречались?

Ответ: С ГОЛУБЦОВЫМ Серафимом Александровичем я встречался в Загорске или в Струнине, куда он приезжал, если не ошибаюсь по роду

 

228

своей службы. Сказать что-либо конкретно по этому вопросу не могу, так как сейчас не помню, когда и зачем он приезжал.

Вопрос: Покажите, за что сослана сестра вашей жены Наталья Александровна?

Ответ: За что была арестована и сослана ГОЛУБЦОВА Наталья Александровна — я не знаю.

Вопрос: Когда она была арестована и кем?

Ответ: ГОЛУБЦОВА, насколько мне известно, была арестована в 1936 или в 1937 г: органами НКВД в Юрьевском р-не Владимирской области, т.е. по месту своего жительства.

Вопрос: Чем там занималась ГОЛУБЦОВА?

Ответ: Служила в одной из церквей в Юрьевском районе псаломщицей.

Вопрос: Когда вы последний раз встречались с ГОЛУБЦОВОЙ Натальей Александровной?

Ответ: Когда я виделся с ней последний раз — сейчас не помню, так как мои встречи с ней могли быть только до 1928 года, т.е. до моего ареста первый раз. С тех пор я ее не видел.

Вопрос: Скажите, у вас имеются родственники?

Ответ: У меня имеется один брат — ГАБРИЯНИК Ефим Иванович, 1909 года рождения, урожд. Д- Манчици, Гродненской области. Где он находится сейчас — не знаю.

Вопрос: Где он проживал?

Ответ: Предполагаю, что ГАБРИЯНИК Ефим Иванович все время проживал в д. Манчицы и занимался.сельским хозяйством. Точно сказать не могу, так как я с ним с 1919 года и по настоящее время никакой связи не поддерживал.

Протокол допроса с моих слов записан верно, мною прочитан.

Габрияник Допросил Следователь XI Отдела 2 Управления] МГБ СССР Майор...

Из протокола допроса от 22 мая 1946 г.20

Вопрос: Какие беседы велись у вас с БИТЮГОВЫМ в 1941 г и какие установки за это время вы от него получили?

Ответ: До начала Отечественной войны беседы между мной и Битюговым носили прежний характер. Примерно в июле м-це Битюгов в личной беседе со мной охарактеризовал внешнюю и внутреннюю обстановку. Он указывал, что Красная Армия отступает, остановить наступление немцев не сможет и что приход немцев в Москву неизбежен. Отсюда он делал вывод, что немцы предоставят возможность легализоваться.

20 Из протокола допроса от 21 мая, здесь опущенного, явствует, что, работая на заводе скобяных изделий фельдшером, А.И. Габрияник познакомился с зубным техником Романовым (Тимофеем Михайловичем), происходившим из крестьян Веневского района Тульской обл. (умер в 1942 г.), и приходившей на лечение к нему (Габриянику) Ксенией Гришановой, оказавшейся с ним единомысленно настроенной, и у которой, как выяснилось спустя некоторое время, и жил нелегально архим. Серафим (Битюгов). При содействии упомянутых лиц у о.Алексия и произшла встреча с о. Серафимом в 1940 году, неоднократно повторявшаяся и в 1941 г.

229

При этом он дает следующие установки: при приближении немцев лучше всего оставаться на месте или если придется выехать по независящим от нас обстоятельствам, то стараться далеко не уезжать, чтобы иметь возможность легко возвратиться на занятую ими территорию.

Тактику поведения с приходом немцев он предлагает следующую: вначале, по возможности, ничем себя не проявлять и держаться в стороне до тех пор, пока не будет ясна политика немцев по отношению к Православной Церкви. После этого я его спрашивал о том, можно ли гражданским лицам, т.е. не священнослужителям (не служителям религиозного культа), поступать на какую-либо службу к немцам. Он мне ответил, что конечно, можно.

Вопрос: Придерживался ли Битюгов только немецкой ориентации?

Ответ: Битюгов считал, что внешнеполитическая обстановка того времени была далеко не в пользу Советского Союза, что даже если немцы не победят, то все равно под давлением союза Англии и США, Советский Союз должен будет изменять свою политику в смысле большей демократизации, т.е. освобождения всех политических ссыльных, в том числе и духовенства, тогда будет возможность легализоваться и нам. Известно, что Битюгов немецкой ориентации не придерживался и лишь в начале Отечественной войны переориентировался на немцев. Раньше он имел ориентировку на Англию и США.

Вопрос: Были ли согласны со всеми установками Битюгова и придерживались ли его ориентации?

Ответ: Со всеми установками Битюгова я был согласен и его ориентации придерживался.

Вопрос: Какие практические указания после этой встречи вы получили от него?

Ответ: В конце августа м-ца 1941 г. при встрече со мной на своей квартире Битюгов мне сказал, что меня как бывшего ссыльного и священника, находящегося в оппозиции к митрополиту Сергию, могут арестовать или куда-либо выслать. Чтобы избежать этого, мне необходимо выехать из г. Загорска. Тогда он предложил мне ехать в г. Сасово Рязанской обл., где проживала родственница Гришановой Ксении. К ней я имел от Гришановой записку. Тут же Битюгов мне предложил, чтобы никому не было известно о моем выезде из г. Загорска, в том числе и моей семье, нелегально на несколько дней поселиться на квартире Фуделя Сергия Иосифовича. Эти указания Битюгова я выполнил.

Вопрос: Были ли в Сасово?

Ответ: Да, в Сасово я был, но устроиться на работу там, как мне рекомендовал Битюгов, не смог.

Вопрос: Что вы делали в дальнейшем?

Ответ: По истечении примерно 2-х месячного срока я возвратился в г. Загорск и прямо направился на квартиру к Битюгову. Моим возвращением Битюгов был очень недоволен и заявил мне, что в Загорске на работу устроиться уже нельзя и что меня могут арестовать и выслать, и что мне следует сейчас перейти на нелегальное положение. Сразу же после этого он направил меня на квартиру к какой-то Анне Федоровне (фамилии ее не помню) для нелегального проживания там. Указанная Анна Федоровна являлась женой врача-терапевта, лечившего Битюгова до 1940 г. Этот врач умер. На квартире у Анны Федоровны я находился до конца января 1942 г.

230

Вопрос: Кто помимо Битюгова знал, где вы скрываетесь, находясь на нелегальном положении.

Ответ: По моему мнению, о моем местопребывании на нелегальном положении, помимо Битюгова, знала еще Ксения Гришанова и Параскева, Шипков ПА. и о. Владимир (фамилии не знаю), который меня причащал во время моей болезни.

Протокол допроса записан с моих слов... (подпись) Габрияник

Допрос производил ст. оперуполномоченный 4-го отд. 2-го Упр[авления] Смирнов

ст. оперуполномоченный 5 отд. 2 Упр[авления] капитан Рябинин

Протокол допроса от 25 мая 1946 г.

Допрос начат в 14 ч 30 мин, окончен в 17 ч. 30 мин.

Вопрос: Кроме антисоветской группы Битюгова Сергея, какие еще подобные антисоветские группы вам известны?

Ответ: Мне были известны еще две антисоветские группы, подобные группе Сергея Битюгова. Первая группа Мечева Сергея Александровича, вторая группа иеромонаха Андрея, которую с 1937 г. возглавлял Ильин Александр Михайлович, ставший служителем религиозного культа (священником) с 1930-31 гг. В отношении Мечева мне известно, что он в 1938—39 гг. находился в г. Калинине, где служил в качестве фельдшера какой-то больницы. О дальнейшей его судьбе мне не известно. Ильин А.М. был арестован примерно в 1939 г. и административно выслан куда-то в Сибирь на 3 года. По возвращении из ссылки проживал под Москвой в г. Можайске до 1941 г. В первой половине 1941 г. выписался в Калужскую область. Примерно в 1942 г. или начале 1943 г. там же умер. Проживал на территории, оккупировавшейся немцами. О его связи с немцами и деятельности мне ничего не известно. Возможно, что кроме этих двух, подобные группы могли быть, но о существовании их не знаю.

Вопрос: Существовала ли антисоветская организация, в которую входили все эти группы?

Ответ: О существовании такой организации, которая могла бы объединить все подобные антисоветские группы, я ничего не знаю и ничего не слышал.

Вопрос: Вы говорите неправду?

Ответ: Я утверждаю, что говорю правду.

Допрос прерван

Протокол с моих слов записан.....Габрияник

Допрос производил ст. оперупол. 4 отд. 2 Упр[авления] Подполковник Смирнов

Допрос продолжен в 00. 30 мин и окончен в 06 ч.05 мин.

Допрос касался лиц, упомянутых нами в обвинительном заключении по следств. делу № 8303 (см. в конце этого пункта). Отметим только то, что касается С.О.Фуделя, а именно, упомянуто , что в начале 40-х годов он работал в качестве счетного работника в совхозе Загорска, а его супруга Вера Максимовна была домохозяйкой и не совсем психически здорова.

231

Протокол допроса от 1 июля 1946 г.

Допрос начат в 23.00, окончен в 1.00.

Вопрос: Когда вы перешли на нелегальное положение? t

Ответ: В марте 1942 г.

Вопрос: А до 1942 г. чем вы занимались?

Ответ: До 1935 г. я отбывал наказание, а затем работал в различных сов. учреждениях.

Вопрос: Когда и за что вы подвергались аресту?

Ответ: Я арестовывался дважды. Первый раз в 1928 г. в Москве за проведение антисоветской агитации я решением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ был осужден к 3 годам высылки. Второй раз меня арестовали в г. Павловске Воронежской обл. по обвинению к принадлежности к контрреволюционной церковно-монархической организации. По второму делу я был осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ к 2 годам лагерей.

Вопрос: В предъявленном обвинении вы себя признали виновным?

Ответ: В процессе следствия по делу в 1928 г. я признал себя виновным в проведении антисоветской агитации. Предъявленное мне обвинение в 1933 г. в принадлежности к антисоветской организации я отрицал, т.к. участником организации я не был и о существовании такой мне было не известно.

Вопрос: Где вы отбывали наказание?

Ответ: С 1928 по 1932 гг. я находился в ссылке в гор. Гузар(ы) Кашка-Дарьинской области21 Средней Азии, а затем с 1933 по 1935 гг. отбывал наказание в Темниковском лагере (Мордов. АССР). ,

Вопрос: Уточните, где и в качестве кого вы работали после отбытия вами последнего срока наказания.

Ответ: С 1935 по 1936 гг. я служил чернорабочим на лесоскладе в поселке Струнино Александровского р-на Ивановской обл. С 1936 по 1937 г. пребывал в поселке Струнино, работая в Москве, в эпидемиологической лаборатории Народного Комиссариата Здравоохранения в качестве лаборанта. С 1937 до 1940 гг. я жил в деревне Арсаки того же Александровского р-на и работал в Москве в клинике инфекционных болезней в качестве медицинского фельдшера. В 1940 г. я переехал на жительство в г. Загорск Московской обл. и перевелся туда же на работу на завод скобяных изделий, где служил несколько месяцев фельдшером, а затем был назначен санитарным врачом завода. В сентябре 1941 г. по сокращению штатов был уволен.

Вопрос: Чем же вы занимались после увольнения с завода?

Ответ: Находился без определенных занятий, вплоть до моего ареста в марте.

Вопрос: На какие средства вы существовали?

Ответ: Месяца два я жил на свои сбережения от заработка в сов. учреждениях, а затем, перейдя на нелегальное положение и скрываясь в деревнях Владимирской и Московской областях, я существовал на деньги, полученные мною от верующих, за совершенные мною религиозные требы у них на дому.

21 г. Гузар Кашкадарьянской обл. Узбек. ССР.

232

Вопрос: Бывали ли вы в гор. Загорске после высылки оттуда в феврале месяце, 1942 г.?

Ответ: Да, бывал там несколько раз: в марте месяце, в мае месяце, осенью 1942 г. и последний раз в январе месяце 1943 г.

Вопрос: С кем за этот период встречались вы в гор. Загорске?

Ответ: За этот период в г. Загорске я встречался со следующими лицами:

1) с Шипковым Петром Алексеевичем 2 раза; 2) с Романовым Тимофеем Михайловичем зубным техником гор. Загорска — один раз; 3) с жильцами дома № 34 по Большой Кокуевской улице, где я ранее проживал, — Катей и [ее мужем] Иваном Дементьевичем (фамилии их не помню) — 2 раза.

Вопрос: С какой целью вы посещали Шипкова Петра Алексеевича и характер бесед с ним?

- Ответ: Шипкова П.А. я посещал с целью исполнить свой религиозный обряд — исповедь. Беседы между нами носили бытовой характер. Одновременно с этим при первой встрече в мае месяце 1942 г. он мне сообщил о смерти руководителя нашей антисоветской группы Битюгова Сергея. Вторая встреча состоялась в январе месяце 1943 г.

Вопрос: Передавал ли Шипков П.А. какие-либо распоряжения Битюгова?

Ответ: Нет. Никаких распоряжений Битюгова Шипков П.А. мне не передавал.

Вопрос: Когда вы встречались с Романовым и о чем с ним беседовали?

Ответ: С Романовым я встречался в марте м-це 1942 г. Беседа между нами была очень краткой ввиду того, что он был при смерти. Он смог мне сообщить лишь только то, что Битюгова Сергея увезли в Москву для лечения. Почему он мне сообщил о Битюгове неправду, я не знаю, возможно, что он сам не знал, или ему была дана установка не говорить о его смерти.

Вопрос: Когда вы встречались с жильцами дома № 34 по Большой Кокуевской: Катей и Иваном Дементьевичем и о чем с ними беседовали?

Ответ: С ними я встречался в мае м-це и осенью 1942 г. Они меня расспрашивали, где я проживаю и чем занимаюсь. Я сказал, что проживаю в Киржачском р-оне Владимирской обл. и имею надежду устроиться где-нибудь на медицинском пункте по своей специальности или где-нибудь на приходе священником. Помимо этого, я спрашивал, где находятся мои дети. Они мне ответили, что в г. Загорск приезжал мой шурин Николай Голубцов и взял их с собой в г. Москву. Других разговоров между нами не было.

Вопрос: Имели ли Катя и Иван Дементьевич какое-либо отношение к антисоветской группе Битюгова?

Ответ: Нет, никакого отношения к антисоветской группе Битюгова они не имели.

Вопрос: С кем еще в 1942 г. и начале 1943 г. вы встречались в г. Загорске?

Ответ: Осенью 1942 г. или в январе 1943 г. я был на квартире Битюгова, где встречался с Гришановой Ксенией.

Вопрос: Изложите характер беседы с ней.

Ответ: Гришанова Ксения мне сообщила о смерти Битюгова и о том, что она это тяжело переживает. Помимо этого она интересовалась, где в деревнях можно купить картофель, и его цена. О местонахождении могилы Битюгова она мне ничего конкретного не сказала, но из ее намеков можно было

233

предположить, что он похоронен где-нибудь около дома или под домом, где они проживали. Других разговоров между нами не было.

Протокол допроса записан с моих слов правильно, мною прочитан

Габрияник

Утвержденное начальником 2 Гл. Упр. МГБ СССР генерал-майором Питоврановым от 30 сентября выносится следующее

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По следственному делу № 8303 по обвинению Криволуцкого В.В., Романовкого Л.С, Фуделя CO., Закатовой М.А., Криволуцкого И.В., Корнеевой Е.А., Тымин-ской М.А., Литвиненко П., Тепниной М.В., Габрияник АИ., Крючкова Д.И.22, Некрасова Л.С., Андреевой Д.К., Сахарновой О.И.23 — всех в преступлениях , предусмотренных ст. 58 п. 10, часть II.

В период с марта по май 1946 г. Управлением МГБ СССР за антисоветскую работу были арестованы нелегалы священники Криволуцкий В.В., Габрияник АИ. и их единомышленники: капитан Красной Армии Романовский СВ., секретарь кафедры Военного института иностранных языков — Фудель CO., ретушер артели "Фото" в г. Пушкино — Закатова М.А., студент авиаинститута Криволуцкий Илья Вл., педагог 442 школы г. Москвы — Литвиненко П.Г., зубной врач Рублевской больницы Тепнина Мария Витальевна и другие — в количестве 17 человек.

Произведенным по делу расследованием вскрыто действовавшее в Москве и возглавлявшееся нелегалами священниками антисоветское церковное подполье, участники которого, будучи враждебно настроены к советской власти и, не признавая легальную церковь, создавали на квартирах своих единомышленников подпольные церкви, где кроме тайных богослужений проводили антисоветскую агитацию.

В период Отечественной войны участники подполья, рассчитывая на поражение Сов. Союза, разрабатывали планы своей практической деятельности при немцах и активизировали враждебною работу, продолжая вести до последнего времени...

В отношении арестованного по данному делу нелегала священника Габрияника А. И. следствием установлено, что к антисоветскому подполью он примкнул в 1942 г., когда установил преступную связь с руководителем названного подполья архимандритом Битюговым. В том же 1942 г. Габрияник по указанию Битюгова перешел на нелегальное положение и занялся подпольной антисоветской церковной деятельностью. Возглавив подпольную группу, Габрияник на квартирах своих сообщников проводил тайные моления и враждебную агитацию.

Во время войны Габрияник имел встречи в Загорске с Битюговым, вместе с которым ориентировались на поражение Сов. Союза и ожидали прихода немцев. Кроме того, в тот же период Габрияник установил преступную связь с нелегалом священником Криволуцким В.В. Находясь на нелегальном положении, Габрияник скрывался на квартирах своих сообщников в Москве и в г.Загорске. В 1946 г. Габрияник, продолжая находиться на нелегальном положении, стал расширять круг своих единомышленников из числа некоторой части верующих и монашеского элемента, устраивая при этом подпольные сборища.

Изобличаются Криволуцкий В.В. ... и Габрияник Алексей Иванович 1895 г. уроженец дер. Манчицы, Гродненской обл., русский, гражданин СССР, беспартийный,

22 Крючков Дм. Ив. (Черниг. губ., 10.09.1874—1952, 9.09, Абакан, р-н), священник. О нем см. в нашей кн. "Московское духовенство в преддверии и начале гонений", М.1999 г., в сб. "За Христа пострадавшие", т. 1-й, с. 654 и в [3, с. 313].

23 Ольга Иллиодоровна, в монашестве — Серафима, была в Абаканской ссылке вместе с о. Дмитрием Крючковым.

234

дважды судим за антисоветские преступления, в момент ареста находился на нелегальном положении, тайный священник...

Оба — в том, что являясь участниками антисоветского церковного подполья и будучи тайными священниками, организовывали подпольные церкви, где кроме богослужений проводили враждебную агитацию, т.е. оба в преступлениях, предусмотренных ст. 58-10 ч. и II УК РСФСР.

Изобличается Габрияник показаниями арестованных Криволуцкого В.В. Закатовой М.А., Фуделя СО.,24 осужденного Бочарова25, очными ставками с Криволуцким В.В., Фуделем CO., а также свидетельскими показаниями Булыга А.В., Меньших С, Фудель В.М.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 208 УПК РСФСР и приказом НКВД СССР за № 001613 от 1941 г. следственное дело № 8003 по обвинению Криволуцкого В.В. и др. в количестве 17 человек направить на рассмотрение Особого совещания, предложив применить меру уголовного наказания в отношении: Криволуцкого В.В. — 10 лет ИТЛ, Романовского Н.С. - 8 лет ИТЛ, Корнеева И.А. - 7 лет тюрьмы, Арцыбушева А.П., Закатовой М.А., Некрасова Л.С. - по 6 лет каждому, Жилиной-Евзович Т.Е., Корнеевой В.А., Андреевой Л.Е. и Тепниной М.В. по 5 лет ИТЛ каждой, Габрияника А.И. - 4 года тюрьмы и Криволуцкого И.В. -3 года ИТЛ. Учитывая преклонный возраст и состояние здоровья предлагается применить в отношении Крючкова Д.И., Тыминской М.А. и Фудель СО. по 5 лет ссылки каждому, Сахарновой О. И. -3 года ссылки, Литвиненко П.П. ограничиться зачетом отбытия ею срока в предварительном заключении.

Нач. 2 Отд. Следователь 2 Гл. Упр. подполковник Маклаков. Зам нач. Отдела "О" МГБ СССР подполковник Бартошевич.

О последующей судьбе осужденных мы располагаем сведениями, помимо А.И.Габрияника и СО.Фуделя, только в отношении:

священника В.В.Криволуцкого — см. с. 317;

его сына Ильи Владимировича (1924 г.р.), который после 3-х лет ИТЛ в Казахстане, окончил Авиационный Институт и до сих пор работает на Яковлевской фирме специалистом по аэродинамике;

Тепниной Марии Витальевны, которая, после отбытия своего срока в Казахстане, последние годы была преданной сотрудницей о. Александра Меня при храме в Новой Деревне, и скончалась в преклонном возрасте в середине 90-х и похоронена рядом с храмом.

24 Фудель Сергей Осипович (13.01.1900 -1977, 07.03.), сын моск. священника, известный духовный писатель. Арестовывался в 1922,1933 и 1946 гг. [2]. Жил с женой Верой Матвеевной в г. Покров Владимир, обл. Его дочь Варя одно время жила у о.Николая Голубцова (видимо, когда С.О. Фудель был в заключении в 40-х годах).

25 Иеракс (Бочаров Иван Матв., 1880-1959, 10.02) иеромонах. Родился в Воронеж, губ., ок. дух. и муз. уч-ща, был регентом в Задонском м-ре и в Воронеже. Вероятно, в 1917-1918 гг. стал иноком Т.-С Лавры, рукоположен во иеромонаха. В 1930-х годах служил в ц. Кира и Иоанна в Москве. Арестован 5/6 апр. 1932 г., был выслан в Казахстан. Затем служил и жил нелегально в Болшево у духовной дочери. Арестован 6 ноября 1943 г. по делу "Антисов. церк. подполья" (архиеп. Афанасий Сахаров, прот. Петр Шипков, монахиня Ксения Гришанова и др.), получил 5 лет ИТЛ (тюрьма на Лубянке, лагери под Мариинском). В 1950-х годах проживал в инвалидном доме в Мордовии, с июня 1957 г. — во Владимире, где и скончался.

235

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА № 1 Особого совещания при Министерстве Государственной безопасности ГП

от 30 ноября 1946 г.

Слушали: Дело № 8303 Главн. Упр. МГБ СССР по обвинению Габрияника Алексея Ивановича 1895 г. Уроженец Гродненской обл., русский, гр-н СССР, беспартийный, в момент ареста находился на нелегальном положении — тайный священник. Обвинен по ст. 58-10 ч. 2 и 58-11 УК РСФСР.

Постановили: Габрияник Алексей Иванович за участие в антисоветской церковной организации и антисоветскую агитацию заключить в тюрьму сроком на 4 года, считая срок с 10 марта 1946 г.

АКТ

Настоящий составлен врачами Владимирской тюрьмы МГБ СССР, начальником санитарной части капитаном медслужбы Богатовой Е.Н., лейтенантом мед. службы Бутовой Е.Н., врачом Горбуновой Е.А. 2 декабря 1949 г. на предмет определения состояния здоровья осужденного заключенного Габрияник Алексея Ивановича 1895 г. рождения.

Объективные данные: Мужчина астенической конституции, питание незначительно понижено. Кожные покровы бледные, тургор ослаблен. Видимые слизистые с цианотичным оттенком. Костный аппарат в пределах нормы. Мышечный тонус ослаблен. В легких при аускультации рассеяные влажные разнокалиберные хрипы, везикулярное дыхание с бронхиальным оттенком. При перкуссии легочный звук с коробочным оттенком. Граница сердца слева по сосковой линии, справа по правому краю грудины. Сердечный толчок разлитой, напряжен. Прослушиваем систолический шум на верхушке. Пульс - удовлетворительного наполнения, напряжен, ритмичен. Язык слегка обложен, влажный. Живот при пальпальции мягкий, безболезненный. Селезенка и печень ке прощупываются. Стул нормален, мочеиспускание нормальное. Симптом Пастернацкого отрицателен, нервная система в пределех нормы.

Заключение. 3/К Габрияник Алексей Иванович 1895 г. рождения имеет бронхоэктозийную болезнь, эмфизему легких, субкомпенсированный порок сердца.

По состоянию здоровья годен к легкому труду. В этап следовать может без посторонней помощи, в постороннем уходе не нуждается.

Врач Нач. Санитарной части капитан медслужбы (Богатова) лейтенант медслужбы (Бутова) врач (Горбунова)

Постановление о реабилитации

Габрияник Алексей Иванович под действием ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий , имевших место в период 30-40 и начала 50 годов" реабилитирован. Прокурор Управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности, межнациональным и международно-правовым вопросам Прокуратуры СССР.

Сотрудник След. Отдела КГБ СССР Бородин Сотрудник Отд. КГБ СССР Соколов II июня 1989 г.

236

3. Воспоминания о папе — Алексее Ивановиче Габриянике.

(Ирина Журавлева, 1999 г.)

Мои детские воспоминания о папе достаточно скудны, т.к. я видела его в последний раз девочкой в свои неполные 10 лет. Мое первое воспоминание связано с Загорском, когда мы жили уже в своем доме, купленом нам дядей Павликом. Помню, как я однажды бежала встречать папу и встретила его у выхода из скверика Лавры. Он был в сером плаще и серой шляпе, возвращавшийся, видимо, из Москвы По отзывам некоторых родственников, он любил хорошо одеться, но чаще, не имея такой возможности, всегда, все же, выглядел аккуратно одетым. Он был среднего роста (рост 170 см.), худощав, с большими серыми глазами, прямым носом и полными губами. Глаза были глубоко посажены и светились добротой. По характеру был вспыльчивым, но быстро отходил и очень часто со слезами на глазах просил прощения за нанесенную им обиду. В то же время был очень добрым и, видя нужду других, мог отдать последнюю рубашку. В своих взглядах был тверд, упрям и последователен. Мог вступить в спор при отстаивании своих взглядов.

Смутно помню прогулку в лесу всей семьей. Я сижу на плечах у папы и откуда-то спереди доносится голос мамы: "Ленок" — это она так ласково называла папу. И еще помню грустного папу, несущего на плече маленький гробик для своего последнего сына, родившегося мертвым, вероятно, незадолго до войны. Был ясный солнечный день. Я весело бежала среди высоких сосен (где это было, не знаю), собирала цветочки "кошачьи лапки" и радовалась прогулке с папой, ничего не подозревая о тяжком горе. Это все мои воспоминания, связанные с папой и Загорском.

Следущая встреча с папой произошла во Владимирской области. Шел третий год войны. Меня с сестрой забрал к себе дядя Коля, т. к. папа был вынужден перейти на нелегальное положение и скитался. Мама заболела и 5 января 1943 г. она, не дожив до 45 лет, умерла. Был страшный голод, летом питались в основном крапивой, за которой меня часто посылала тетя Маруся, когда я у них жила.

Странствуя по Владимирской области, переходя из деревни в деревню, папа пришел как-то в село Флорищи, находящееся в 25 км. от Киржача и в 10 км от г. Кольчугина. Там он познакомился с добрыми и благочестивыми людьми: Трухиной Марией Федоровной и Клыгиной Анной Григорьевной 40 лет, соломенной вдовой, т. к. муж ее, известный повеса, уехал с эвакуированным Кольчугинским заводом на Урал и там обзавелся новой семьей. Этих-то женщин папа и попросил принять нас с сестрой на лето с целью несколько подкормить. Добрые женщины согласились.

Помню, как дядя Коля (у которого мы жили в Измайлово) готовил меня к этому путешествию. Поскольку нужно было пройти несколько десятков верст пешком, то для развития моих ног д. Коля вменил мне за правило ходить по Главной аллее Измайловского парка пешком. Вечером, придя с работы, он меня спрашивал, до какого места я дошла и очень радовался, когда я перевыполняла норму. Милый добрый дядя Коля! Как я ему благодарна за все, что он сделал для меня. В июне 1943 г. началось наше с сестрой путешествие — мне 7 лет, Мане — 16. До Загорска мы, видимо, доехали поездом, а дальше пошли пешком. Первая ночевка была в дер.

237

Снетиново уже во Владимирской обл. Продолжаем свой путь дальше. Идем густым ельником и вдруг навстречу выходит женщина в белой косыночке и радостно восклицает: "Батюшка, батюшка! Это верно ваши девочки." Из-за елочки появляется папа с длинными поседевшими волосами, заплетенными в косичку и спрятанными под шапку и с длинной не вполне еще седой бородой. Папа от радости заплакал, увидев нас. Первым долгом нас хорошо накормили и все вместе продолжали путь. Поскольку я была очень худа и слаба, то меня время от времени кто-нибудь из встречавших нес гошком на спине. Папе такая ноша была не под силу. И вот я уселась на горбу Анны Григорьевны Клыгиной. Я спросила:"Как Вас зовут", она светила: "Нюра". — "А мою маму тоже звали Нюрой, так Вы будете моей второй мамой". — Тетю Нюру, как мы ее называли, поразили мои слова. Папа тоже был удивлен: "Кто тебя научил так ответить?" — "Никто, я сама".

И, действительно, она и ее необыкновенно добрая мама — Трухина Мария Федоровна— заменили мне маму. Но вместо одного лета я прожила с ними целые 7 лет, окончив там неполную среднюю школу; жили с ними даже после ареста папы.

Так началась наша совместная жизнь с папой. Папа довольно редко бывал дома. Была война, а с нею много людского горя. Действующих церквей не было на десятки километров. Поэтому и в дождь, и в слякоть, и в стужу ему приходилось уходить, чтобы по просьбе совершить ту или иную требу. Иногда помогать ему ходила т. Нюра, у которой был прекрасный голос, еще девочкой до закрытия церкви в с. Флорищи певшая на клиросе высоким дискантом. Папа был прекрасным проповедником и исповедником, поэтому на его службы стекалось много народу из близлежащих деревень. Все это делалось конспиративно в доме какой-либо верующей старушки. В одном селении он долго не задерживался, а поскольку просьб всегда было больше, чем достаточно, то он кочевал от деревни к деревне, оказывав страждущим не только духовную помощь, но и телесную, как врач. За это папу благодарили, кто чем мог: мукой, крупой, а иногда давали какие-нибудь старые платья. Будучи очень добрым, он мог их тут же отдать кому-нибудь. Если при этом оказывалась т. Нюра, то она часто упрекала его, говоря, что мол твои дети тоже разуты и раздеты.

Исполнив требы, папа возвращался в дом, где жила я, а если это было лето, то и моя сестра. Обычно он возвращался поздно вечером, чтобы сельчане его не видели. Помню его худенькую сутулую фигуру, в сумерках показывающуюся в любое время года. Дом наш всегда был заперт, чтобы кто-либо из чужих не застал папу дома. На стук в наружную дверь сначала украдкой смотрели в окно, кто пришел, и, если это был чужой, то папа быстро накинув что-либо на плечи, убегал во двор к скотине, и сидел там до тех пор, пока его не позовут. Иногда посетитель бывал очень разговорчив, и папе приходилось чуть ли не по часу сидеть на улице, а если это была зима, то и в мороз. Вследствие всех этих скитаний у него был сильный кашель, особенно по ночам...

Любимым его занятием дома было чтение житий святых. Обладая прекрасной памятью, он все их почти наизусть рассказывал потом нам обычно по вечерам. Рассказчиком он был прекрасным. Многие слушатели уми-

238

лялись и плакали, в том числе наша бабушка — Мария Федоровна. Рассказывая что-нибудь смешное, он сам очень смеялся, чуть ли не до слез и часто закашливался. Говорить он мог часами, вызывая интерес у слушателей. При этом он не читал нравоучений, а на примере других показывал, как надо жить. Помню, он рассказывал, как во время его очередной пересылки в качестве заключенного их поезд остановился на какой-то станции. Всех по какой-то причине выгнали на улицу, и политзаключенные группами стояли у своих вагонов. Кто-то запел " Волною морскою" и этот напев, подхваченный многочисленными голосами, утешал души измученных узников к большому неудовольствию их конвоиров, которые их пинками и прикладами стали быстренько запихивать обратно в вагон. Он говорил о большой силе воли и человечности этих мучеников, состоявших в основном из священнослужителей. Да и сам он был таков. Он никогда не унывал, на роптал на свою судьбу, за все благодарил Бога и всегда надеялся на лучшее. Он любил повторять, что после бури всегда бывает солнышко. К сожалению, он не дожил до таких светлых дней. Будучи тяжело больным, он писал нам из Владимирской тюрьмы (в самом начале срока это разрешалось и мы получили несколько писем от него, а затем это прекратилось) утешая, что, мол, скрипучее дерево долго скрипит, хотя проскрипеть ему удалось после этого всего 4 года.

К нам, дочерям, он относился с большой любовью, но был по-отечески строг. Он не терпел лжи, хвастливости, зазнайства. Ему очень хотелось, чтобы мы получили образование. Как он был счастлив, когда сестра поступила в медицинский институт. Вспоминаю такую картину. Маня приехала на каникулы. Как мы всегда ждали и радовались ее приезду! Летний ясный день. Все сидим у т. Нюры в горнице за столом. Шумит самовар. Бабушка хлопочет у стола, угощая праздничными яствам

Стали есть курицу. Папа вытащил какую-то куриную косточку и стал экзаменовать юную студентку, как называется эта кость и ее составляющие по-латыни, и был очень горд правильными ответами дочери.
Со мной он тоже много занимался. Всегда интересовался моими успехами. Хотя я училась достаточно хорошо и среди деревенских ребятишек была первой ученицей, но иногда я могла схватить и тройку, за что мне доставалось. Папа усаживался со мной за уроки и, если я делала что-нибудь не так, он горячился и мог стукнуть по голове книжкой или тетрадкой, за что уже ему доставалось от т. Нюры. Папа вскоре же успокаивался и начинал просить прощения у нас обеих. Папа усаживал меня на колени и, обливаясь горючими слезами, меня целовал и говорил: "Ты уж меня, доченька, прости". Как были сладки эти минуты примирения! Однажды папа обругал меня за то, что я вместе со своими сверстниками вырвала на колхозном поле руно зеленого гороха. "Как ты могла взять чужое, ведь это не тобой посажено и выращено, отнеси обратно". Нести обратно мне было стыдно, и т. Нюра уговорила его не делать этого.

Учил он меня Священному Писанию. При нем я стала немного читать по-церковно-славянски и выучила наизусть много молитв, в том числе и "Верую". Незабываемы были церковные богослужения, которые очень редко совершались дома. Совершая их, папа весь преображался, глаза его сияли, он как бы весь устремлялся вверх. Он с большой силой, теплотой и сердечностью говорил проповеди, от которых многие плакали. Его обыч-

239

ным походным богослужебным одеянием была риза, сшитая из холста, с нашивками из голубой ленты. Однажды где-то папе подарили настоящую парчовую ризу голубого цвета. Наступил какой-то Богородничный праздник, то ли "Успение", то ли "Покров". Началась всенощная. Папа весь сиял, в глазах стояли слезы умиления. Это, вероятно, была последняя его служба, на которой я присутствовала.

Папу изредка навещали его духовные дети, даже приезжали из Москвы.

Однажды к нам пришла из Киржача 80-летняя матушка-монахиня, не помню ее имени, кажется, Мария. С ними папа долго беседовал, исповедовал и причащал. А если приезжали певуньи, то бывали маленькие концерты. Папа и сам любил очень петь. Он очень любил "Вечерний звон", часто напевал "Вот бедный юноша ровесник" и "Слети к нам, тихий вечер". Вообще, он был оптимист и по натуре живой.

Вместе я прожила с папой во Флорищах неполных 3 года. В феврале 1946 г. он поехал в Верею в Подмосковье, где его обещали прописать, но перед этим остановился в Москве, чтобы навестить своих духовных чад. Тетя Нюра отговаривала его не делать этого, но он не послушался, и по доносу одной из своих духовных дочерей был остановлен, когда шел по Петровке и арестован в марте 1946 г. Маня долго его разыскивала по всем больницам, моргам, заявляла и в милицию, но ей долго не сообщали, где он. Потом все-таки разрешили сделать несколько передач. После окончания следствия в Москве, длившегося с марта по октябрь 1946 г., его в декабре переправили во Владимирскую тюрьму усиленного режима, где он отсидел 4 года. Его должны были отпустить 10 марта 1950 г., но вместо этого отправили "на вольное поселение" в Сибирь. Приехавшая было к нему Маня, чтобы повидаться с ним, его не застала, т. к. его ночью уже отправили по этапу. Доехал только до г. Кирова, где и скончался в тюремной больнице от туберкулеза легких. К счастью, ухаживающая за ним медсестра оказалась добрым человеком; она сообщила Мане о его кончине, и когда Маня тут же приехала в Киров, то показала ей его могилу. Сестре удалось тогда сделать памятник из белого местного камня — опоки. По этому-то памятнику и удалось найти могилу папы много лет спустя — в 1994 г. Теперь мы почти каждый год ездим навещать дорогой нам холмик. Вечная память тебе, дорогой папа!

4. Библиография к очерку26 об о. А.И.Габриянике

1. Сборник "За Христа пострадавшие", изд. ПСТБИ, М.1997, т. 1,

2. База данных ПСТБИ, Москва.

3. Осипова И.И. "Сквозь огнь мучений и воды слез", М.1998.

4. Фудель СО. "Русские судьбы", изд. З.Крахмальниковой, 1978 г., с. 381

5 Алексеева В. "Воспоминания о храме... Кира и Иоанна" — В-к РХД N° 142 (1984 г.), с. 209-.

6. Василевская В. "Воспоминания..." в сб. воспоминаний об о. Александре Мене "И было утро..." М. 1992 г., с. 40—.

7. Паламарчук П. "Сорок сороков", т. II, с. 268-269.

8. Голубцов С.А. "Сергиев Посад и Лавра за последние сто лет", м.п., гл. IV. раздел "Д"(с. 264-265, 617).

9. Осипова И.И. и др. "Новые данные о преследованиях..." — Ц.-ист. В-к, № 2-3

Точнее, к комментарию, данному в примечаниях.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова