Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Николай Шипов

АЛКОГОЛИЗМ И РЕВОЛЮЦИЯ

С.-ПЕТЕРБУРГ

Тип. Спб, Град., Измайл., д. 20.

1908

Шипов Николай Николаевич (1866—после 1917), доктор медицины, педагог, публицист. Из дворян. Сын генерал-адъютанта. В 1911—12 преподавал гигиену в гимназии Русского собрания (РС). Часто выступал с докладами на общих и специальных собраниях РС. В нояб. 1907 сделал доклад на тему "Алкоголизм и революция", вызвавший немало откликов, 8 февр. 1908 выступал с докладом "Россия и Англия: Православный царь и король в парламенте". В пятничных беседах в РС в 1911 прочитал доклады "О валюте" (30 нояб.), "Власть капитала. Евреи. Жидо-масоны" (7 дек.), "Власть Самодержавного Царя как основа экономического возрождения России" (21 дек.); в 1912: "Государственный Банк как главный двигатель денежного обращения и кредита" (19 янв.), "Власть Самодержавного царя как основа финансового благополучия России" (15 февр.). О судьбе Шипова после революции сведений нет.

Современное лихолетие в России и вырождение Русскаго народа.

 

Тяжелое время переживает Россия. Всюду грабежи, разбои, забастовки... Ни жизнь, ни имущество граждан, несмотря ни на черезвычайныя охраны и военное положение, не находится в безопасности. Какой-то революционный ураган проносится по всей России, не встречая себе почти никаких препятствий, но находя сочувствие в громадной массе не только невежественной толпы, но даже и интеллигенции, которая сплошь да рядом сочувствует революции и даже является активным ея пособником.

Хулиган царит и в общественной ив частной жизни. В литературе царит Максим Горький — певец босяков и подонков общества и преклонения перед грубой физической силой. Университеты или бастуют, или занятия в них идут кое-как. В средних учебных заведениях педагоги деморализованы и учащиеся дети не приучаются к систематическому труду благодаря громадной массе [4] праздников, продолжительным каникулам и маленьким программам, которыя ежегодно стараются урезать и преподавать кое-как, благодаря проповеди о фантастическом переутомлении учащихся в школе. Войска проявили неповиновение дисциплине, возбудивши в некоторых местах мятежи и среди нижних чинов много деморализованных. Много лиц уклоняются совсем от воинской повинности всякими правдами и неправдами. Но помимо этих деморализованных лиц воинския присутствия принуждены из года в год браковать все более и более новобранцев, как совершенно негодных к военной службе.

Обращаясь к Церкви, мы видим, что многие из духовенства уже не стоят на высоте своего призвания; а семинарии сделались революционными очагами.

Среди рабочих замечается сильная деморализация и нежелание трудиться. Не лучше обстоит дело и среди крестьянства.

Таким образом, с нравственной стороны русский народ несомненно деморализуется и вырождается. Но и с физической стороны дело обстоит не лучше. Громадная детская смертность; всевозможныя эпидемии острых заразных болезней, а также чахотка легких, уносят массу русских людей в полном расцвете их сил. Тяжелыя хроническия бо[5]лезни поразили уже более половины Русскаго народа. И ранее высокорослый славянин мельчает с каждым годом.

Если народ беден и невежествен и поражен всевозможными тяжелыми хроническими болезнями, то и интеллигенция почти вся страдает болезнью воли в форме неврастении, раздражительной слабости и т. п., которыя сильно понижают ея трудоспособность. Также большая часть интеллигенции страдает всевозможными формами худосочий. Женщины же в интеллигентных классах почти поголовно страдают или малокровием или истерией.

Алкоголизм, как причина вырождения.

 

Теперь мы посмотрим, какая же главная причина, приведшая народ к дегенерации, что в свою очередь повлекло потрясение жизни могущественнейшей в мире державы, приведя ее почти на край гибели.

Обращаясь к росписи государственных доходов, мы видим, что одной из главных статей государственных доходов, является винная монополия. Государство получает от нея доходу около 700 миллионов рублей в год. Считая же, что в России около 140 миллионов населения и отбрасывая женщин и детей до 15 лет, которые сравнительно мало потребляют водку, мы видим, что каждый трудоспособный мужчина тратит ежегодно более [6] 20 рублей только на одну водку не считая пива и вина, что при сравнительно невысокой заработной плате является колоссальной суммой.

Алкоголизм является теперь главной болезнью народа, которая поразила его духовную и моральную сторону и расшатала прямо и косвенно всю его ранее бывшую мощную физическую организацию.

Характеристика алкогольнаго вырождения.

 

Алкоголь прямо действует на всю физическую организацию человека, сильно понижая его трудоспособность. Мышечная сила у алкоголиков даже пьющих сравнительно мало, значительно ослабеваетъ; ослабевает также и деятельность сердца. По изследованию проф. Крепелина и Кюрца при употреблении ежедневно 80,0 алкоголя (или двух литров пива или 5 рюмок водки) уже через 12 дней рабочая сила даже у лиц хорошаго питания падает на 25—40%.

Под влиянием алкоголя происходит перерождение всех внутренних органов человека, благодаря чему он чаще заболевает и течение болезней у него становится более тяжелым, чем у нормальнаго человека и исход болезней более неблагоприятным. Напр. в холерную эпидемию в Мадрасе по Керру умирало совсем не пьющих 11%; умеренно пьющих 23,8%, а пьющих 44,53%. Хирургическия операции у алкоголиков да[7]ют очень неблагоприятный исход, а переломы плохо сростаются. А также благодаря перерождению сосудов у него наступает преждевременная старость. В растущем организме задерживается его умственное и физическое развитие, что экспериментально подтверждено и на животных. Употребление и малых доз алкоголя далеко не безразлично для организма, так как продолжительность жизни лиц совсем не пьющих, больше употребляющих, хотя и в небольшом количестве спиртные напитки, которые и меньше живут и чаще заболевают, чем титоталисты, т е. абсолютные трезвенники, на что уже обратили внимание страховыя общества.

Нормальный, физически здоровый и духовно крепкий человек чувствует потребность к труду; и он старается всегда отыскать себе работу за деньги или даром для того только, чтобы удовлетворить естественную потребность здороваго организма отдать свой избыток сил, расходуя его на работу. Напротив, у алкоголика резко падает жизненная бодрость. Он становится вял духовно и слаб телесно. Всякий труд и напряжение ему становятся тяжелы, неприятны ион их избегает. Этим и объясняется его желание сократить число часов работы и их напряженность и уклониться под всевозможными предлогами от труда. [8]

Но дело этим не кончается. Пьянство сплошь и рядом сопровождается разгулом и развратом, последствием чего являются всевозможныя венерическия заболевания, которыми по крайней мере в 70—80% заражаются в пьяном виде. И действительно, венерическия заболевания в крайне тяжелых формах сделались уже народными болезнями, которыми заражены в громадном проценте население городов и деревень. Помимо этого алкоголики легко заболевают и чахоткой легких.

Алкоголь прежде всего является ядом для центральной нервной системы, поражая уже в самых малых дозах высшие мозговые центры духовной жизни человека. Наблюдения проф. Сикорскаго, делавшаго фотографические снимки с одного и того же лица в трезвом состоянии и после умеренной выпивки, показали, что "одни и те же чувства, напр., радость, гнев, досада, печаль, нежность — все эти и другия чувства иначе выражаются у трезваго, чем у хмельного. При этом весьма замечательно, что и умеренныя дозы в 25—30 граммов (2 рюмки водки в 40%) производят такое изменение в характере чувств. Это изменение состоит в том, что высшия и сложнейшия, т. е более развитыя и тонкия чувства заменяются более простыми и грубыми, отчего физиономия стано[9]вится менее благородной. Уже небольшия дозы вина, вызывающия состояние кажущагося возбуждения (навеселе) ослабляют лицевую мимическую мускулатуру уже в то время, когда мускулатура туловища, наоборот, еще находится в состоянии возбуждения. Это показывает, что ослабление чувств под влиянием вина наступает раньше, нежели ослабление физической силы. Таким образом, можно сказать, что под влиянием вина тонкая человеческая машина превращется в грубую животную".

В психической среде алкоголика появляется ослабление моральных и духовых сил. Умственныя способности у него постепенно и незаметно для него самаго ослабевают, почему он уже не способен углубляться и довольствуется крайне поверхностным мышлением, разрешая все самые сложные вопросы крайне скоро и поверхностно, так как мыслительныя способности его не только падают, но и подвержены крайне легкой утомляемости. Но вместе с падением умственной трудоспособности у него растет самомнение. Он меньше всего винит себя в своих неудачах, обвиняя всех окружающих и государственный строй.

В сфере воли у алкоголика ослабевают задерживающие центры, почему он становится вспыльчив и раздражителен. [10]

Это же ослабление задерживающих центров делают его сплошь да рядом болтливым и резонерствующим. И вместе с падением умственных и волевых сил у алкоголика начинают ослабевать и моральныя чувства. По статистическим данным Швейцарии 30% самоубийств, 50% преступлений вообще, 75% преступлений против личности совершаются в пьяном виде. Не лучше статистическия данныя и в других странах.

Это же падение моральных чувств с притуплением вообще всех органов чувств у алкоголиков делает его вообще малоинтересующимся культурными запросами общественной жизни. Он начинает довольствоваться самым малым, живя где попало, одеваясь во что попало, проводя жизнь на улице, в смрадных помещениях кабаков в безделии и праздной болтовне. Также и потребность в пище у алкоголиков самая ничтожная: они, мало и плохо работая, нуждаются в небольшом количестве пищи.

Алкоголик, благодаря ослаблению организма и притуплению всех чувств и умственных сил имеет сравнительно слабое проявление сознательной жизни и обладая слабой критикой, легко поддается внушению всевозможных руководителей и демогогов. Поэтому стадность присуща алкоголикамъ; и они, руководимые революционерами, легко могут идти на бунт, [11] грабеж и разбой, сами себе не отдавая яснаго отчета, особенно еще, если они будут в состоянии опьянения.

Но наряду с внушительностью у алкоголика понижается способность к дисциплине, которая покоится на добровольном повиновении, основанном на подчинение себя высшим нравственным принципам, что и есть наивысшее проявление свободы человека, так как нравственное чувство у алкоголика — понижено. И поэтому он является наименее поддающимся дисциплине и гражданственности общественным элементом и может сдерживаться только грубой физической силой.

Таким образом, перед нами под влиянием алкоголя развивается так называемое алкогольное вырождение и на этой почве создаются типы хулиганов, героев романов Максима Горькаго, а по-просту босяков и пропойц.

Народ пьет в России крайне неравномерно, что видно, напр., из того, что в России от опоя умирает ежегодно более 8000 человек. И, напившись в праздничный день, многие бывают уже неспособны к серьезному труду и на другой день, а то просто начинают пить запоем, пока не пропьют все, что имеют.

Алкоголик после пьянства чувствует тяжесть в голове, физическую и моральную усталость и неспособность к труду. [12]

И для того, чтобы вывести себя из этого состояния, он должен опохмелиться. Тот самый алкоголь, который его отравил и возвращает ему вновь силы для труда. Таким образом, получается заколдованный круг. Народ болеет от пьянства, но чтобы возстановить свои силы, он должен прибегать к тому-же яду — алкоголю.

Помимо этой особенности алкоголя, у лиц, его употребляющих, легко развивается привыкание к нему, почему лица мало его потребляющие, незаметно для себя переходят к средним и большим дозам, а затем и к форменному пьянству, почему крайне трудно удержаться на умеренности. Да и при том ежедневно употребляемый алкоголь, хотя и в небольших дозах, отражается, по мнению многих авторитетов, на физическом здоровьи и духовных силах даже вреднее, чем неумеренность в его употреблении, но происходящая изредка.

Алкоголизм в среде Русскаго общества.

 

Россия тратит ежегодно на одну водку свыше 700 миллионов рублей; но сверх этого она опаивается еще пивом и вином. Но алкоголизация чисто Русскаго населения увеличивается еще более, если принять во внимание, что магометанское население и евреи мало принимают участия в потреблении спиртных напитков. Дей[13]ствительно, алкоголизм сильно развит среди простого народа. Но им заражены и все богатые и интеллигентные классы населения. Там пьют, может быть, не так открыто, как народ, и не так грубо проявляются все инстинкты алкоголика, но последствия от алкоголизма являются теми же самыми, а для государственнаго организма гораздо гибельнее, чем пьянство невежественных масс.

Алкоголизм простонародья.

 

Среди простого народа пьянство не только не считается пороком, но сплошь да рядом почитается удалью, и без выпивки не проходит ни одно торжество. И пословицы русскаго народа только подтверждают его страсть к пьянству; как, напримеръ:

"Пьяный проспится, дурак никогда".

"Пьян да умен — два угодья в немъ".

"Пить — помрешь, и не пить — помрешь".

"Пей да не упивайся; пей да не опохмеляйся".

"Пей, да дело разумей",

"Не спрашивай (о женихе) пьетъ-ли, а спрашивай, каков во хмелю".

"Вино говорит правду".

"Кто празднику рад, тот до свету — пьянъ".

По наблюдению д-ра Коровина самый заурядный рабочий тратит в год на [14] спиртные напитки до 100 рублей; люди средняго достатка, какъ-то врачи, учителя, купцы, священники тратят гораздо больше; но это меньше бросается в глаза.

В 90-х годах Херсонская Земская Управа, делая опись крестьянским хозяйствам, нашла, что расход на водку составляет 43, 37 и 13 процентов от расхода на остальные пищевые продукты, смотря по состоянию семьи; чем зажиточнее крестьянин, тем более он употребляет водки. Также относительный процент заработка, который тратится русским народом на спиртные напитки крайне велик, если сравнить его расходы на спиртные напитки с расходами на пищевое довольствие. Так напр., в Воронежской губернии на человека расходуется в год всего от 53 р. до 63 р. 07 к., из которых на пищу тратится от 17 р. до 20 р 44 к., тогда как русские киргизы тратят на пищу 43 р., а ирландцы, угнетаемые англичанами, 97 р.

Алкоголизм в среде интеллигенции.

 

Но и среди интеллигентных классов населения совершенно почти отсутствует и сознание вреда от пьянства, и сознание того, что они и сами алкоголики, так как напиваться временами и выпивать ежедневно несколько рюмок водки или 1—2 бутылки пива никто не считает за [15] пьянство. Развитие неврастении в обществе стоит в тесной связи с его алкоголизацией. Алкоголизм, в значительной степени связанный со страстью к курению и карточной игре, сильно развит среди интеллигенции во всех слоях общества.

Алкоголизм в высшей школе.

 

Обращаясь к профессорам и студенчеству, мы видим, что алкоголизм там развит чрезвычайно сильно. Студенческия песни восхваляют исключительно пьянство и разгул. Особенно сильное и открытое пьянство проявляется во время академических праздников, на которых профессора подают пример студентам, как надо пьянствовать. Всероссийской известностью по своему разгулу пользуется Татьянин день — 12 Января — Юбилей Московскаго университета, перваго в России разсадника высшаго образования. И масса студентов, засасываясь пьянствующей средой, загубляют свою молодую жизнь. И надо сказать, что общество не только не порицает разгула молодежи, но считает это чуть-ли не похвальным, думая, что благодаря избытку сил у молодежи играет кровь, и что молодежь, чтобы правильно созреть, должна перебеситься, так как "Быль молодцу не в укоръ". [16]

Алкоголизм в войсках.

 

Алкоголизм развит и в войсках (см. труды Алкогольной комиссии). На алкоголизм в войсках обращается мало внимания, что по всей вероятности стоит в связи с ложным взглядом на то, что спиртные напитки придают храбрость и подкрепляют силы в трудах походной жизни. Но факты говорят совершенно противное.

Алкоголь не только не горячит, как показуют научные опыты и наблюдения, но понижает температуру тела. А в практической жизни среди китоловов теперь установилось убеждение, что при плавании в полярныя страны крайне вредно брать с собою и употреблять спиртные напитки. Нансен сделал свою экспедицию к северному полюсу, не имея совершенно спиртных напитков. И по словам Нансена (о Гренландии), "Алкоголь уменьшает силу телеснаго сопротивления и не только вредно действует, непосредственно понижая температуру и ослабляя деятельность пищеварительных органов, но он разрушает энергию духа и предприимчивость".

Алкоголь ослабляет энергию солдата, понижает его выносливость и способность переносить сильныя жары. Китченер совершил поход в центральную Африку без алкоголя. [17]

Проф. Шидловский, лично наблюдавший солдат во время похода на Кавказ, утверждает, что наименее страдали от трудностей похода те солдаты, которые вовсе не пили водки; отставали-же во время похода именно те нижние чины, которые больше пили. Полковн. Мейснер, участвовавший в Турецкой кампании, вполне подтверждает эти наблюдения.

Хивинский поход в 1873 году был совершен русскими войсками при замене винной порции чаем.

"Если когда-нибудь доведется готовиться к встрече с врагом, говорит генерал П. Е. Кеппен, пусть перед нами возстает картина торжественнаго спокойствия Русскаго лагеря в ночь перед бородинским побоищем, или пусть повторяется в наших рядах высокопрекрасныя поэтическия минуты публичной исповеди Суворовских чудо-богатырей перед кровавым штурмом Праги . Будем всегда помнить, что подвиги величайших трудов и лишений под натиском неприятеля среди снегов и туманов, льдов и скал альпийских, русския войска совершили силою своею нравственнаго духа, а не при содействии возбуждающих напитковъ".

Войска Северных Штатов Америки в граждунскую войну были трезвы, так как генерал Грант принимал самыя [18] энергичныя меры против даже умереннаго употребления спиртных напитков.

Алкоголизм понижает боевую годность войска, так как спиртные напитки, по наблюдению английских врачей, непременно ухудшают стрельбу, понижая меткость.

В последнюю Франко-Германскую войну алкоголизм сыграл не последнюю роль в поражении Франции, так как во время этой войны некоторые французские полки подверглись полной деморализации вследствие спиртных напитков, к которым они прибегали в том убеждении, что напитки эти, освежая силы и возбуждая дух, облегчают труды и опасности боя.

В последнюю Греко-Турецкую войну турки не давали своим солдатам вина, тогда как греки, наоборот давали своим веселящия дозы.

Алкоголизм развивается среди нижних чинов во время самаго прохождения службы солдатами. В армию поступают большинство непьющих юношей, а многие возвращаются из нея по отбывании воинской повинности дряблыми алкоголиками. Процент непьющих солдат увеличивается пропорционально количеству прослуженных ими лет. По данным д-ра Григорьева из 470 алкоголиков мастеровых 55 человек, т. е. 11,7% научились впервые пить водку на военной службе. [19]

На спиртные напитки военные люди тратят в общем довольно много. Напр. по изследованию д-ра Высотскаго, читанному им в Варшавском В. Санит. общ. в 1895 г., один средний полк в 2500 челов. пропивает в своей лавочке в год до 20,500 рублей.

Большинство венерических заболеваний среди солдат происходит в пьяном виде; и полное целомудрие во время военой службы соблюдают только солдаты абсолютно трезвые. И это самые лучшие, нравственные, исполнительные и здоровые солдаты.

Смертность от опьянения среди солдат сильна, но по словам д-ра Путилова, чтобы не вредить репутации части, эти смерти помечаются параличем сердца, параличем мозга, страданием брюшных органов, а то даже отмораживанием, солнечным ударом, переломами и т. п., хотя основная причина всего этого было алкогольное отравление.

Алкоголизм развит и среди офицеров. И особенно тяжело, по словам Путилова, положение непьющих офицеров где командиры частей или старшие офицеры являются гостеприимными поклонниками выпивки. Там не пить сплошь да рядом значит "сторониться сослуживцевъ", а следовательно и выносить-же сопряженныя с этим неприятности.

Алкоголизм среди офицеров объектив[20]нее всего может разсматриваться по числу офицеров, лечившихся от алкогольных заболеваний. По д-ру Пиотровскому в 1896 и в 1897 г. в военно-лечебныя заведения поступило офицерских чинов 0,36%; нижних чинов только 0,01 % для излечения от алкоголизма. От алкоголизма пользовалось в 1896 г. офицеров 148; и нижних чинов 161, из которых умерло 14. В 1897 г. — офицерских чинов 132 (из них в психиатрическом отделении 59); нижних чинов — 121, из числа которых 11 умерло скоропостижно от опьянения и 27 пользовались в психиатрических отделениях. Но по словам д-ра Розенбаха, "не все алкогольныя заболевания среди офицеров становятся достоянием статистики, так как психиатры нередко избегают выставлять оффициально диагноз "белая горячка", чтобы не портить репутацию офицера. И тем не менее алкоголизм среди офицеров оказывается поразительно частым, превышая чуть-ли не в 30 раз процент алкогольных заболеваний нижних чиновъ" (Труды алкогольн. комиссии вып. ИИ стр. 110).

"Опьяняющия жидкости — проклятие армии", так как пьянство является важным тормазом в деле развития нравственнаго элемента военной силы, который составляет основу боевого успеха [21] армии нашего времени. Дисциплина, сознание долга, бодрость духа — все это ослабевает в войсках под влиянием алкоголизма.

Преступный элемент в войсках составляется почти исключительно алкоголиками. В войсках британской Индии на 1000 трезвенников были осуждены только 4,7 человек, тогда как из 1000 пьющих 42,27 человека ("Врачъ" 1898 г.). Н. Старк, анализируя данныя о судимости солдат, пришел к выводу, что 91,4—95,4% всех воинских преступлений обязаны потреблению алкоголя (Военный Сборник 1894. ИИ ст. 344.).

Алкоголизм в войсках поддерживается и культивируется чисто искуственно благодаря существовании казенных винных порций. В военное время нижним чинам отпускается винная порция в количестве чарки горячаго вина (1/80 ведра) строевым — 3 раза в неделю, а нестроевым — 2 раза. В мирное же время таковых солдатских чарок в размере 1/200 ведра 40% спирта бывает в сухопутных войсках около 15 в год, которые и распиваются нижними чинами на параде при торжественной обстановке. Но после парада с выпивкой по словам д-ра Путилова, как правило, начинается в казармах буйный разгул, после котораго появляется не только несколько больных, но порой [22] и новых судных дел, иногда с роковыми последствиями, так как состояние опьянения по военным законам отягчает каждую вину.

Конечно, непьющий солдат может отказаться от чарки и получить за это вознаграждение в 6 коп. Но все-же так как этот отказ задерживает раздачу водки другим нижним чинам, за что трезвенник получает от товарищей массу насмешек, то отказов от чарки бывает очень мало, почему, не пробовавший до военной службы водки, солдат пробует водку и постепенно втягивается в привычку употреблять спиртные напитки, а потом и злоупотреблять ими.

Помимо праздничных винных порций начальники частей, обыкновенно из любителей спиртных напитков, назначают солдатам, как награду, спиртные напитки после усиленной работы, удачнаго смотра и т. п. Надо также сказать, что и военные врачи, особенно из любителей выпить, назначают спиртные напитки слабым и больным солдатам и сами вместо проповеди трезвости советуют начальникам частей давать солдатам спиртные напитки для подкрепления.

Алкоголизмъ-же среди офицеров поддерживается тем, что праздничная чарка, не обязательная по закону солдату почти обязательна офицерам по обычаю, которую они и пьют натощак, что весьма [23] вредно отражается на здоровьи многих пожилых или больных офицеровъ; и при том спиртные напитки, употребляются натощак, легче, скорее и сильнее опьяняют.

Во флоте почва для алкоголизма еще более благоприятна, чем в сухопутной армии, так как по морскому уставу Петра И матросу отпускалось 4 чарки в неделю, а с 1761 года приказом адмиралтейской коллегии начали отпускать ежедневно по чарке водки. Среди матросов 50—75% отказываются от чарок, но это вовсе не говорит за то, что эти матросы воздерживаются от спиртных напитков, но объясняется тем, что отказываться от чарки ежедневно и получать за это денежное вознаграждение составляет для большинства матросов большой расчет.

Пьянство среди нижних чинов развивается также из желания согреться в холодных казармах или во время холода, что состоит в связи с совершенно ложным взглядом, что спиртные напитки будто-бы согревают озябший организм, тогда как у человека выпившаго температура тела не только не повышается, но падает.

Вред от казенных винных порций сознавался как многими военными врачами, так и некоторыми офицерами. И вопрос о казенной винной порции [24] поднимался уже несколько раз, но до сих пор совершенно безрезультатно. В 1899 году на Пироговском съезде в секции военной медицины все врачи высказались против оставления чарки в прежнем виде за исключением одного только д-ра Идельсона.

Вопрос об отмене казенной винной порции поднят был и в военном министерстве по инциативе Алкогольной Комиссии. Но в 1900 году Главный Штаб, будучи одобрен г. военным министром Куропаткиным, высказался, что отмена казенной винной порции в праздники не может почитаться за злоупотребление спиртными напитками и не соответствует быту войск. Также точно он признал невозможным воспретить проносить спиртные напитки в казармы и прекратить продажу их в солдатских лавках и буфетах. Но все-же и военное министерство сочло нужным обучать солдат трезвости, почему в войсках оно исключило из отдела гигиены в учебных командах пункт "О пользе умереннаго употребления водки" и заменило его новым "О вреде употребления водки" и эти сведения ввело в число обязательных для нижних чинов.

И во флоте в последнее время начали сознавать вред от даже умереннаго употребления спиртных напитковъ; так, для подводных лодок из пищевого до[25]вольствия команды совершенно исключены спиртные напитки.

Да и не всюду в России смотрят на алкоголизацию войска также равнодушно, как и генерал Куропаткин. Так, например, блестящее состояние Спб. гвардии, в которую почти не проникла революционная пропаганда и которая показала свою боевую готовность в подавлении мятежа в Москве, несомненно стоит в тесной связи с заботой об ея трезвости. Так в Марте 1899 г. приказом Его И. В. В. К. Владимира Александровича, Главнокомандующаго войсками гвардии Спб. военнаго Округа, продажа спиртныхь напитков всяких наименований в войсках, ввереннаго ему Округа, была прекращена.

Прага – район Варшавы. Суворов как Верный слуга своих Государей подавлял польский бунт.

Алкоголизм в среде духовенства.

 

Алкоголизм, как наследие прошлых веков, и до сих пор существует среди Православнаго духовенства.

Несмотря на высоко-нравственные облики первых Святителей Московских, алкоголизм был развит среди невежественнаго, беднаго и забитаго белаго духовенства. Также алкоголизм существовал и в монастырях благодаря тому, что монастыри из глубокой древности имели привилегию гнать водку и торговать ею. Разгул братии в некоторых монастырях выражался в таких формах, что [26] для монастырей являлась необходимость обзавестись тюремными избами, цепями и плетьми. И владыки в XVИ веке, по словам св. Максима Грека (Сочинен. Т. ИИ, стр. 174), „светло и обильно напивались по вся дни и пребывали во смесех и пьянстве, делаясь наставниками всякаго безчиния и соблазн вернымъ".

Алкоголизм среди духовенства существовал и в до-петровской и после-петровской Руси. При Иоанне Грозном, согласно постановлению Стоглаваго Собора 1551 г., были учреждаемы поповские старосты, которые наблюдали за тем, чтобы духовенство вело трезвый образ жизни. Царь Петр Алексеевич указом 1697 г., за № 1612, повелел Московскому Патриарху Андриану "смотреть накрепко, чтобы городские и уездные попы и дьяконы и церковные причетники на кабак не ходили, и вина не пили, и безчинства никакого не чинили, чтобы мирским людям соблазна от них не было". Император Александр И, несмотря на всю свою снисходительность, дал указ Св. С?ноду от 5 августа 1820 г. об искоренении между духовенством предосудительных поступков и пьянства.

И современное духовенство во всей своей массе, надо сказать, не смотря на участие многих пастырей в обществах трезвости, почти не борется с пьянством, что видно из того, что требы, храмовые [27] праздники, масленица, Рождество, Пасха и другие праздники сопровождаются в большинстве приходов более или менее обильной выпивкой, а то и форменным разгулом, причем сами духовныя лица пьют часто вместе с мирянами.

Как пример равнодушия духовенства к борьбе с алкоголизмом можно привести следующие факты. 2 марта 1890 г. при Спб. Духовной Академии возникло общество трезвости, задачей котораго было готовить будущих борцов трезвости. Но это общество недолго существовало, не встретив сочувствия среди студентов.

Или еще другой пример. Священник Булгаковский в Алкогольной комиссии сделал доклад об алкоголизме среди духовенства. И духовныя лица, выступавшия как оппоненты этому докладу 6 и 27. X. 1899 г., только подтвердили против своего желания, что алкоголизм существует среди духовенства и показали своими возражениями совершенное свое непонимание что такое алкоголизм, так как во время прений о. проф. Горчаков высказал тот взгляд, что он пьет для того, "чтобы только весело было, — и это полезно, даже в высшей степени, это укрепляетъ". А протоиерей Маляревский заявил, что "я не назову пьяницей того, кто известную часть дня по роду службы своей и в рот алкоголя не берет. Не пьяница в моих глазах и, [28] тот, кто, дозволяя употребление вина в таком или ином количестве, в течение года на семь недель поста превращается в абсолютнаго трезвенника".

И алкоголизм действительно существует среди современнаго духовенства. Напр. в Новгородской епархии в одном только 1880 году, как видно из местных епархиальных ведомостей, были судимы до 15 лиц духовнаго звания за поступки, совершенные ими в пьяном виде.

Алкоголизм в средней школе и пр.

 

Алкоголизм захватил и подростающее поколение. Потребление спиртных напитков детьми стоит в тесной связи с тем, что взрослые в присутствии детей не только сами пьют и напиваются, но и дают спиртные напитки, особенно легкие, детям для здоровья, или как поощрение.

Но наблюдений в этом направлении публикуется крайне мало. Из опрошенных детей школьнаго возраста, как видно из статьи, помещенной в "Деятеле" за 1899 год, из 21-го мальчика средняго отделения 10 пили водку и 5 уже были пьяны; а из 27 мальчиковь младшаго отделения 19 уже пили водку и из них 14 были пьяны. Из 30 девочек все пили водку; и из них 17(3 из старшаго и 14 из младшаго отделения) бывали пьяны. [29]

И этой алкоголизацией детей можно объяснить в значительной мере переутомление учащихся в школе. И вообще слабость умственных способностей, физическая слабость, детская преступность и детская заболеваемость, особенно нервными болезнями, стоит в тесной связи с алкоголизацией детей. Томас Бартоломеус, Зигерт утверждают, что дети, употребляющие спиртные напитки, теряют свежесть ума и тела, учатся плохо, будучи ленивы и невнимательны, страдают малокровием. Характер их портится: они делаются злыми, нервными и упрямыми.

Проф. Демме произвел следующий опыт. Выбрав несколько детей в возрасте 10—15 лет, он давал им в течение 1 1/2 года по несколько месяцев с перерывами вместе с пищей за обедом понемногу вина с водой, не боле 70,0 для младших и 100,0 для более старших детей — всегда с водой и только за обедом. Оказалось, что те самые дети, которые во время употребления чистой воды были совершенно здоровы, в период употребления воды с вином сильнее утомлялись, делались сонными и неспособными к умственному труду; сон их становился безпокойным, часто прерывался и оказывался менее подкрепляющим.

Пьянство и разврат сделали в послед[30]ние годы особенно сильные успехи в средней школе, что видно хотя-бы по возникновению во многих местах России тайных обществ под названием „Огарки". Члены этих обществ состоят из учащейся молодежи в средних учебных заведениях обоих половъ; по вечерам, при свете огарков, они собираются вместе, пьют, курят, а в конце огарки гаснут и они в темноте "возстановляют плоть". И в одном только г. Орле в 1906 г., по словам „Голоса Москвы" (11 мая 1907 г.), былоболее шестидесяти беременных учениц.

Кроме алкоголизации населения, алкоголь создает крайне вредный и иной раз даже преступный элемент населения, живущий продажей спиртных напитков, к коим относятся содержатели пивных, всевозможные ростовщики, пользующиеся безденежием пьяниц, содержатели трактиров, садов и увеселительных заведений, куда допускаются проститутки и где идет в самых широких размерах торговля спиртными напитками. Далее идут клубы с пьянством, карточной и азартной игрой и женщинами. Наконец, явные притоны разврата, где вопреки закону идет торговля спиртными напитками; и тайные притоны разврата, в которых доход от продажи спиртных напитков является одной из самых прибыльных статей. [31]

И, конечно, алкоголизм интеллигенции является сильным соблазном для народных масс, сильно развращая ее своим примером и просвещенным авторитетом.

И в этой атмосфере пьянства легко культивируются проститутки, сутенеры, воры, грабители, шуллера и т. п. представители сознательнаго пролетариата, принципиальнаго сторонника принудительнаго отчуждения частной собственности у всех лиц, ею обладающих. Сама-же интеллигенция, развращенная кабаком, легко поставляет из своей среды безпринципных демогогов, которые, добиваясь власти, стараются действовать на самые низменные инстинкты толпы, побуждая ее к насилиям, одобряя ея зверства и самоуправства и внося всюду смуту.

Словом, кабак и кабацкая мораль развратили все слои Русскаго народа. И это есть та почва, на которой пышно может процветать революция (пугачевщина) и пропаганда всевозможных антигосударственных идей.

Политическая платформа алкоголика.

 

И действительно, политическая платформа пропойцы может быть изложена довольно подробно и точно.

Алкоголик по натуре ленив и неохотно и по принуждению работает. По[32]этому он охотно будет слушать всякую проповедь о необходимости праздничнаго отдыха, 8 часового рабочаго дня и ото всей души бастовать.

Алкоголик — беден, так как сколько-бы денег и имущества он ни имел, он все пропьет и все проживет. И не желая ничего делать, и не умея ничего сберечь, он охотно будет защищать и поддерживать проповедь принудительнаго отчуждения имуществ у состоятельных классов и проповедь объединения пролетариев всех стран, которые угнетаются имущественными классами населения.

Алкоголику не хочется трудиться, но он охотно готов пользоваться трудами и имуществом других, для чего он и добивается власти. Но так как он беден и невежествен, то, конечно, ему необходимо всеобщее, прямое, тайное и равное для всех избирательное право, благодаря которому он легко может явиться вершителем судеб всего общества.

Он, конечно, является сторонником всех политических свобод. Но горе тому, кто будет несогласен с его мнением, а тем более еще, если начнет защищать себя от его насилий и произвола!

По своим религиозным убеждениям он сторонник полнаго нестеснения совести.

Никаких повинностей он не призна[33]ет, особенно же воинскую, соединенную со строгой дисциплиной, которую он легко нарушает.

В своей семейной жизни он ревнив, жесток и старается скорее жить за счет жены, чем кормить семью. И в своей жизни он охотно проводит принципы свободной любви, плоды которых заполняют дома подкидышей, воспитательные дома и т. п., ложась тяжелым бременем на всем обществе.

Он враг всякаго государственнаго строя, так как ни при одном государственном строе и ни при одной твердой власти он не будет чувствовать себя свободным и не приниженным, находясь всегда на низших ступенях общественной лестницы. И он пойдет всегда за всяким революционным движением, так как ему нечего охранять и нечего терять, а поддерживая смуту, он может, во всяком случае, кое-что приобрести.

С падением моральнаго чувства самоуважения и собственнаго достоинства у алкоголика, по роковой необходимости, должно пасть и национальное самосознание и национальная гордость.

Помимо яснаго понимания революционных стремлений, постоянное безделие и свойственная пьяницам болтливость и наглость делают пропойцу прекрасным митинговым оратором, сознательным пролетарием, проповедующим народу [34] грабеж и разбой и возбуждающим в нем все низменные инстинкты.

Таким образом пропойца является одним из лучших последователей и пропагандистов революции; но он также является и лучшим исполнителем революционных постановлений, так как у алкоголика притуплено нравственное чувство и сильно развита жестокость, почему он легко соглашается убивать просто за деньги, по найму, и при том беря совершенно недорогую плату, каковую он немедленно же пропивает. Поэтому он охотно начинает принимать участие в грабежах и разбоях, пропивая и прокучивая награбленное, и охотно будет терроризировать всех лиц, мешающих его антиобщественным инстинктам. С другой-же стороны у алкоголика вместе с падением всех нравственных чувств падает и самоуважение и притупляется чувство — инстинкт самосохранения, почему он мало дорожит своею жизнью. Особенно еще, если он находится в состоянии опьянения. Поэтому алкоголик является весьма нужным человеком для революции.

Активное участие алкоголиков в революционных смутах.

 

Действительно, нет того революционнаго волнения буйной толпы, которое-бы не сопровождалось диким пьянством. Обыкновенно с перваго-же момента возбу[35]жденная толпа ломает и грабит казенныя винныя лавки, а равно и частныя заведения с продажею крепких напитков и перепившись начинает, уже совершенно не помня себя, дико неистовствовать и безсмысленно уничтожать и грабить все, что ей ни попадается на пути. Таковыя неистовства толпы были и во время мятежа в Одессе и во время бунта в Кронштадте. Все аграрные безпорядки, как видно из описания в газетах, начинались и сопровождались пьянством, грабежем винных лавок, а потом сожиганием помещичьих усадьб, безпощадным избиением скота и т. п.

Революционная пропаганда в войсках также начинается со спаивания наиболее недисциплинированных и деморализированных элементов из нижних чинов. Вот что говорит по этому поводу "Новое Время" (9. VИ (22) 1907). "Общая воинская повинность безусловно каждый год вливает в ряды войск сравнительно значительную часть неблагонадежно настроеннаго элемента. Но обыкновенно в службе он совершенно стушевывается, и какой-нибудь парень, ославленный чуть не бомбистом, оказывается сплошь да рядом на деле добродушнейшим и простоватым существом. Я не говорю о фанатиках революционнаго дела, безусловно имеющихся всюду. Но они — особая статья. Евреи в пропагандировании революционных идей между войсками [36] играют видную роль, особенно если принять во внимание, что большая часть наших полков стоит в черте еврейской оседлости. Одно из средств развращения и пропаганды — спаивание. Обыкновенно казармы всякой воинской части стоящей в еврейском городишке, немедленно обрамливаются многочисленными лавченками и лачужками. И везде происходит тайная продажа водки и тайная проституция... Таким путем идет систематическое спаивание солдатской молодежи, конечно не слишкомъ-то устойчивой. Вот здесь-то и раздолье пропагандистам, которые начинают с дарового угощения прививку своих идей. Пьяный солдат легко совершает служебное преступление: нарушение дисциплины, безчинства, драки, кражи и т. п. Затем обыкновенная история: суд и приговор. Прежде все это действовало угнетающим образом и ставило, хотя на время, осужденнаго в ряды прохвостов. Так большинство из них и сами на себя смотрели. Теперь иное: "Вы жертвою пали в борьбе роковой", и все преступныя деяния не только легко оправдываются революционной логикой, но самый обыковенный воришка начинает смотреть на себя чуть ли не как на героя. Значительная часть войскового революционнаго элемента комплектуется именно этим путемъ".

И "Биржевыя ведомости" от 27. VИИ. 1906 г. говорятъ: "выясняется, что в [37] значительной степени нижние чины Кронштадтскаго гарнизона (перед бунтомъ) были распропагандированы курсистками, которыя в целях агитации жертвовали собою, идя на позор и делаясь обитательницами домов терпимости".

Наконец, грабежи и разбои, совершаемые в России под флагом революции, в громадной своей массе совершаются алкоголиками, которые вместе с тем бывают и революционеры. Иные из таких грабителей вместе с тем состоят и сотрудниками некоторых революционных органов печати.

И в самих газетах леваго направления констатируется факт сильнаго пьянства среди сознательных рабочих. Напр., в „Ежедневной Почте" № 27 ИИ. VИИ. 1907 г. статья "По вопросу о пьянстве".

Но если алкоголик крайне полезен для революционных партий, то для монархистов он совершенно нежелателен даже как политический единомышленник. Монархисты по натуре своей — люди порядка, законности и творческаго труда. Алкоголикъ-же, по натуре своей будучи фанатиком, нетерпимым, не слушающимся здравых доводов разсудка и благодаря своей деморализации крайне неразборчивым в средствах, конечно, может внести в созидательную работу монархистов крайне вредный и противный [38] их духу элемент безсмысленнаго разрушения, ненависти и нетерпимости.

Алкогольная наследственность.

 

Таким образом пьяница под влиянием алкоголя вырождается физически, умственно и морально и своим присутствием действует деморализующе на всех его окружающих к какой-бы профессии он ни принадлежал, всюду сея смуту и нерадение к труду. Но будучи и сам крайне вредным и опасным общественным элементом, он еще оставляет физически хилое и умственно и нравственно вырождающееся потомство, которое уже с колыбели благодаря своему убожеству обречено пополнять ряды хулиганствующих, легко воспринимая всевозможныя антигосударственныя учения, даже если уже это поколение не будет предаваться пьянству. Но обыкновенно дети алкоголиков, видя с детства дурные примеры и получая наследственную склонност к алкоголю, которую с детства-же и удовлетворяют, сами становятся алкоголиками и стоят государству громадныя деньги, так как из их числа появляются большинство преступников и дегенератов, заполняющих притоны всевозможных пороков, тюрьмы и больницы и производящих всюду общественные безпорядки. Алкоголизм родителей играет первенствующую роль в наследственности душевных болезней. Идиотизм и эпи[39]лепсия имеют тесную связь с пьянством родителей или даже единичным опьянением их во время зачатия. 80—90% преступлений против нравственности совершаются алкоголиками или лицами, находящимися в состоянии опьянения. Среди проституток более, чем у половины родители были алкоголиками. А также женщины, родители которых были алкоголики, вследствие своей физической слабости бывают очень часто совсем неспособны кормить детей своею грудью и у них не только падает способность к деторождению, но и дети, рождаемые ими, физически хилы, легко заболевая и умирая, и плохо развиваясь . Особенно плохо потомство женщин с алкогольной наследственностью, которыя и сами употребляют спиртные напитки. И благодаря вырождению женщин на почве алкоголизма происходит не только вырождение нации, но и ея более или менее быстрое вымирание. А о воспитании своих детей матерью-алкоголичкой, конечно нечего и распространяться. Употребление спиртных напитков во время беременности отражается очень дурно на развитие плода, а употребление спиртных напитков во время кормления грудью крайне вредно отражается на младенце, так как помимо алкоголизации кормилицы, спирт проникает еще и в ея молоко.

***

Вот та почва, на которой возрасла и [40] возрастает русская революция. Пускай ведется самая энергичная антиреволюционная пропаганда. Пускай казнятся сотни и тысячи всевозможных извергов рода человеческаго и пускай сотни тысяч хулиганов засаживаются в тюрьмы и подвергаются наказанию. Все это само по себе или не принесет ничего положительнаго, или же в лучшем случае только на время потушит революционное движение, но и то только во внешнем его проявлении. Пока народ будет систематически в своей массе вырождаться под влиянием алкоголя, до тех пор из его среды будут выходить сотнями тысяч всевозможные дегенераты и моральные уроды, развращающие народ своим поведением и своей пропагандой производящие революционное движение в обнищавших и деморализованных народных массах. Пока алкоголизм будет процветать в России, правительство, казня и наказуя преступников, будет только какъ-бы с дерева срывать ядовитые плоды; само-же дерево, приносящее эти плоды, оно будет тщательно оберегать и ухаживать за ним.

И при таких условиях, конечно, сами по себе не принесут никакой пользы ни тюрьмы, ни смертныя казни, ни военно-полевые суды, ни даже фантастическая диктатура.

И враги России, особенно еврейство, а [41] также инородцы на окраинах, пользуясь деморализацией русскаго населения и захвативши в свои руки прессу, и пропагандируя в ней кабацкую мораль, легко революционизируют массы, уже подвергшиеся алкогольному вырождению.

И правительство в целях подавления смуты должно принципиально отказаться от получения каких бы то ни было доходов от народнаго пьянства. Если Россия видит зло в алкоголе, то необходимо с этим злом бороться также, как теперь Китай начал бороться с потреблением опиума. А Россия, ведь, тратит на спиртные напитки более миллиарда рублей, считая в этом числе водку, вино и пиво; да на столько-же она прогуливает рабочаго времени и еще на столько-же ослабляет трудоспособность народа. Так что народное пьянство стоит народу ежегодно, за исключением вырождения самого народа и народной революции около 3 и даже 4 миллиардов рублей, давая чистой прибыли правительству около 500 миллионов рублей. Мыслимы-ли при таких условиях какия бы то ни было реформы и какая бы то ни было здоровая экономическая политика, когда народ в своей массе пропивает последнюю копейку!

С уничтожением алкоголизма масса общественных вопросов тотчасъ-же потеряют свою остроту. И несомненно в [42] первые-же годы серьезной борьбы с пьянством через одне только государственныя сберегательныя кассы вследствие увеличения взносов правительство будет получать почти целиком все эти 400—500 миллионов рублей, а потом прогрессивно и больше, конечно, заимообразно, но как заем внутренний, а не внешний.

Отношение к алкоголизму в до-петровской и после-петровской Руси.

 

Но в России до сих пор не только не велась борьба с народным пьянством, но это зло поощрялось и поддерживалось, так как торговля спиртными напитками была всегда какъ-бы в привилегированном положении, питье спиртных напитков не порицается в обществе и даже быть пьяным в торжественных случаях считалось и считается до сих пор прямо-таки одобрительным.

Изобретение водки относят к VИ веку и оно приписывается монахам перваго католическаго ордена-бенедиктинцам и с тех пор алкоголизм свил прочное гнездо в большинстве католических монастырей. Но встарину Русские употребляли только мед, пиво и брагу. Старинное выражение "с хозяина начинать" указывает на древний обычай пить из общей чаши; и хозяин, начиная пить первым, этим самым показывал, что, в приготовленном им напитке для угощенья, [43] нет ничего вреднаго. "Руси есть веселие пити; не может без того быти", сказал Владимир Святой. В древней Руси пьянство было сильно развито среди князей, бояр и среди простого народа. По словам араба Ибнъ-Фоцлота "Русские X века предаются питью вина самым неразумным образомъ"..... "они пьют его целые дни и ночи" и "иногда даже умирают со стаканом в руке". Развитию пьянства среди народа способствовало то, что приготовление и продажа спиртных напитков находились в руках князей и высших сословий. Но и тогда уже лучшая, хотя и небольшая часть духовенства боролась с пьянством. Пьянство громил ?еодосий Печерский, Лука Жидята, игумен Даниил и др. В борьбе с пьянством пожертвовали своею жизнью св. инок Григорий Печерский, игумен Иоанн, иноки ?еодор и Василий. (Григорьев Алк. ком).

С Московскаго периода на Руси появилась водка. Но первые московские князья, начиная с Иоанна Калиты, боролись с народным пьянством. Иоанн ИИИ разрешал употреблять хмельные напитки только по праздникам. Василий ИИИ, чтобы оградить москвичей от соблазна пьянства, устроил отдельную слободу для иностранцев, а по взятии Новгорода топил кабатчиков в Волхове. Но все-же продажа крепких напитков в пользу [44] казны, которая получила свое начало при Иоанне ИИИ, конечно, не могла влиять на уменьшение пьянства, так как кабацкие головы, они-же бургомистры, главным образом заботились о том, чтобы от кабаков была "Государевой казне прибыль". И алкоголизм был сильно развит и среди бояр, и среди простого народа".

При Иоанне Грозном, согласно постановлению Стоглаваго Собора, был принят ряд мер против народнаго пьянства. Но во второй период своего царствования Иоанн Грозный начал жаловать своих приближенных правом открытия кабаков, устроил для своих опричников царский кабак и в целях фиска сдавал кабаки на откуп.

Борис Годунов в 1598 году запретил частным лицам торговать водкой и в городах были открыты "царские кабаки".

При Алексее Михайловиче с 1649 г. продажа вина, пива и меда была обращена в исключительное право казны. При немъ-же с 1652 года кабаки начали в малых селениях закрываться в посты и праздники и больше одной чарки никому не продавалось после того, как в этомъ-же году Патриарх Никон собрал особый Собор о кабаках (Прыжов. История кабаков в России, стр. 130). Благодаря "благим постановлениям этого Собора" пьянство уменьшилось. Но как [45] только правительство заметило, что от этого ослабли доходы "Царевой казны", постановления этого Собора были отменены.

В Петровскую эпоху пьянство усилилось еще больше. Об этом Патриарх говорил следующее: "Теперь и благородные и простые, даже юноши хвастаются пьянством, говоря безстыдно друг другу: "тогда-то и тогда-то я был пьян, а церковныя торжества в праздники проспалъ". (История России С. М. Соловьева, т. ИИИ. стр. 1100). Петр И даже опоэтизировал пьянство, устраивая шутовские праздники и создав "всепьянейшую коллегию", в числе членов коей был Никита Зотов, называвшийся "Всешутейшим отцом Иоанникиемъ". Сам Петр И любил выпить и требовал, чтобы все приближенные от него не отставали, зачем зорко присматривал гр. Апраксин (см. Истор. Соловьева). Во время ассамблей провинившийся должен был выпивать кубок большого орла. Также Петр И заботился об умножении "кабацкаго сбора", хотя и предназначал эти деньги на "нужнейшия потребы". При Петре И борьбы с пьянством не существовало, так как едва-ли можно считать за борьбу с оным его предписание для Сибирских городов бить "ботажьемъ" "задорных пьяницъ" и чтобы воеводы убеждали их пить "честно, в веселие и в отраду". [46]

Алкоголизм во всех слоях общества был и при Петре И и после него процветал с неменьшей силой; но уже гения Петра И не было, почему все его реформы за недостатком людей свелись на нетъ; а положение Русскаго народа даже ухудшилось, так как в Московский период национальная идея укреплялась, в Петербургский-же период началось господство инородцев.

Но и в XVИИИ веке раздавались единичные голоса против пьянства. Ломоносов писал против праздничнаго разгула. Св. Тихон Задонский боролся с масленичным разгулом, а Св. Дмитрий Ростовский написал проповедь "Десять горьких гроздов пьянства".

С 1767 года окончательно учреждается Екатериною ИИ откупная система. Питейный доход по вычеслению проф. Китарры (Публичный курс винокурения) за 140 лет существования откупов увеличился в 335 раз. По его словам народ пропил в одном только 1856 году 151,289,909 р., из коих в казну попало 82,193,358 р., а откупщики получили остальное, имея чистой прибыли около 43 миллионов рублей.

В 1860 году доходы с откупов дали казне 103,600,000 рублей.

Откупная система с первыхъ-же годов своего существования проявила тенденцию к сильным злоупотреблениям и безпощадному спаиванию и развращению [47] народа несмотря на то, что доход питейный постепенно падал. Вследствие этого в 1819 году министром финансов гр. Гурьевым был введен устав казеннаго производства и продажи питей. Спирт выкуривался на казенных заводах и продавался в казенных оптовых складахъ; розничная-же продажа была предоставлена в определенном числе заведений частным лицам. Питейный доход сразу почти удвоился, но пьянство уменьшилось. Но благодаря главным образом проискам одного из откупщиков — Кокорева при министре финансов гр. Канкрине откупная система была возобновлена с 1 сентября 1827 г. и продолжалась до 1 января 1863 года.

В 1858 году благодаря дороговизне водки и ея недоброкачественности народ начал волноваться и начались было особенно в Северо-3ападном крае открываться общества трезвости и братства. Чему сильно способствовало и духовенство. Но испугавшиеся откупщики тотчасъ-же начали хлопотать в Петербурге о прекращении таких безобразий. Братства трезвости, открытыя без разрешения правительства, были закрыты, а брошюра "О братстве трезвости" конфискована; и министр финансов просил Св. С?нод воспретить духовенству проповедь трезвости. Но Св. С?нод указом от 10 августа 1859 года не только отказал в просьбе, но и благословил духовенство на борьбу с [48] народным пьянством. Но тем не менее откупщики добились того, что губернаторы на основании особых циркуляров должны были следить за тем, не делается-ли со стороны священников что-либо насильственное и противозаконное в деле отрезвления народа, т. е. не требуютъ-ли они клятвенных обещаний после торжественно отслуженных молебнов, приговоров сельских обществ и т. п. И постепенно антиалкогольное движение начало затихать. И общества трезвости начали приходить в упадок благодаря тому, что с одной стороны сознание вреда пьянства у народа не существовало, и с улучшением качества водки и ея удешевлением он снова начал пить. С другой-же стороны матерьяльно необезпеченному и приниженному Православному духовенству трудно было бороться с сильными мира сего. К тому-же и само духовенство в своей массе неясно понимало вред пьянства.

Продажа спиртных напитков при Николае И была воспрещена только инородцам Сибири и немецким колонистам. Но Русский народ мог свободно пьянствовать. Но во время крепостного права помещики, блюдя свои интересы, заботились, чтобы крестьяне их не спаивались.

После освобождения крестьян откупы были в 1863 году уничтожены и водка подешевела, вследстие того, что был наложен ничтожный акциз на спиртъ; и [49] пьянство благодаря "дешевке" сразу возросло. Но уже вскоре акциз на спирт начал постепенно повышаться. Торговля спиртными напитками, где только возможно, перешла в руки евреев. Все это, конечно, повлияло на усиление народнаго пьянства. Особенно тяжелым сделалось положение русскаго народа в Северо и Юго-Западном крае. Епископ Могилевский Сергий в своем донесении Св. С?ноду 1889 года за № 436, говорит следующее: "Местные помещики (преимущественно поляки) после освобождения крестьян от крепостной зависимости, когда наделяли их землей, то в каждой деревне, среди крестьянской оседлости, оставляли за собой по десятине и более земли, и на этой земле, устраивали кабаки, которые и сдавали евреям. Проживая в центре крестьянскаго населения на помещичьей земле, евреи поставили себя в независимое положение к местным жителям и, пользуясь покровительством помещиков, спаивают народ и окончательно развращают его, вследствие чего народ беден, унижен, забит умственно и материально. При всем своем желании народ не может освободиться от шинкаря-еврея, за котораго стоит помещик. Бывали случаи когда крестьяне под влиянием убеждений священника поднимали голос против еврея-шинкаря, против его сплошь и рядом безпатентной торговли; но это крестьянам обходилось дорого. Помещик таким [50] крестьянам отказывал в продаже дров, в пастбище для скота и пр. Испытавши разнаго рода гонения и притеснения, крестьяне не желают входить в процессы с шинкарями и волей—неволей мирятся с существующим порядком вещей".

Указ Св. С?нода от 5 июля 1889 г.,призывавший духовенство "путем живого и ближайшаго воздействия на население способствовать к отвлечению низших классов городского и сельскаго населения от питейных заведений и от употребления вина", вновь повлиял на оживление деятельности духовенства в борьбе с пьянством, так как часть духовенства откликнулась на этот призыв, и уже в 1889 году было 95 обществ трезвости, утвержденных Министром Внутренних дел и 36 церковно-приходскихъ: так что в среднен выводе существовало 2 общества трезвости на каждую губернию или по одному на 229 Православных приходов. Из отчета преосвящ. Иеронима о состоянии Тамбовской епархии в 1891 г. видно, что в течение этого года было открыто 300 обществ трезвости с 12,637 членами. В общем обществ трезвости, открытых духовенством с 1890 по 1900 г., по вычислению свящ. Рождественскаго, было около 890. Число членов в каждом обществе бывает начиная от 8—10. Самое большое общество это, открытое о. Пермским в [51] селе Нахабине, Московской губернии, в 1896 году, которое по 1900 год имело 62,273 члена.

Так в оригинале 1908г.

Но и в самом уставе обществ трезвости и без того численно ничтожных, существуют недостатки, сильно вредящие их деятельности. Членами обществ трезвости не могут быть несовершеннолетние, воспитанники всех учебных заведений, нижние воинские чины и юнкера, тогда как опыт Англии, Бельгии, Швейцарии и других государств привел к выводу, что именно с молодежи-то и нужно начинать борьбу с врагом.

Так что в общем, можно сказать, духовенство, за исключением только немногих пастырей, еще не начало борьбы с алкоголизмом и в своей массе не ясно понимает, что такое алкоголизм.

Но тем не менее и в данное время лучшие представители Православнаго духовенства, как напр. о. Иоанн Кронштадтский, являются энергичными проповедниками трезвости. И при желании священник, благодаря своему нравственному авторитету, может достичь колоссальных результатов.

И монастыри могли бы при желании сыграть видную роль в деле народнаго отрезвления. С. А Рачинский (Письма о трезвости, стр. 38) так говорит о значении Валаамскаго монастыря. "Известно-ли вам, что на Валааме соблюдается абсолютная трезвость и что этим именно [52] сохраняется то благоухание святости, коим дышит жизнь скромных монахов этого монастыря. Что значат все наши общества трезвости в сравнении с этим примером, сияющим перед глазами безчисленных богомольцев из всех краев России? Ибо тут в художественной целости является соединение трезвости, целомудрия, трудолюбия, смирения, благотворительности, жизнь в Боге и для Бога".

Нельзя сказать, чтобы и светския власти не принимали кое-каких мер в деле, если не отрезвления народа, то хотя бы в некотором облагораживании и обезвреживании пьянства.

Екатерина ИИ приказала "кабаки называть питейными домами, потому что от происшедших злоупотреблений название кабака сделалось весьма подло и безчестно".

В целях уменьшения пьянства с 1885 года были совсем уничтожены кабаки и введены трактиры для распивочной и винныя лавки для выносной торговли водкой. Но и после 1885 года цензура часто ставила всевозможныя препятствия для пропаганды борьбы с пьянством. Этому также мешала и крайняя трудность получать разрешения для чтения лекций о вреде пьянства. Примером цензурных препятствий может служить следующий факт. В 1894 г. в Спб. появилась брошюра Бородина "Пьянство во время холеры". Нашлись люди, у кото[53]рых явилось желание отпечатать извлечения из этой брошюры в виде афиш для безплатной раздачи среди одесскаго городского населения; но цензор этого не допустил (докл. Бородина). И министерство народнаго просвещения тоже не боролось с пьянством через школу. А по заявлению в Алкогольной комиссии 28—XИ 1907 г., чл. Государственной Думы Клюжева, который был раньше инспектором народных училищ, один из попечителей округа предписал, чтобы учителя не задавали ученических тем, касавшихся вреда пьянства.

Также в 1885 году крестьянам было разрешено воспрещать у себя открывать кабаки, но воспрещалось брать деньги за выдачу разрешений.

С 1892 года было предоставлено крестьянам право брать с содержателей питейных заведений деньги за право открытия кабаков. Но деньги, получаемыя за разрешение открыть кабак, находились под контролем губернскаго присутствия и на них было сооружено много школ, церквей и общественных амбаров. Но несмотря на право брать деньги за открытие кабаков, число запретительных приговоров не уменьшилось, но даже после голоднаго 1891 г. возрасло. На всю Россию с 1889 по 1891 г. было 24,299 запретительных приговора; после же голоднаго 1891 г. с 1892 по 1894 г, — 39,881. И потребление водки начало по[54]степенно уменьшаться. В 1884 г. приходилось 40% спирта на человека 0,75 ведра в 1892 году всего 0,50 ведра, а в 1896 году — 0,51 ведра. А по д-ру Григорьеву 40% спирта на взрослаго человека приходилось в 1883 году — 3,8 ведра, а в 1893 г. — 2,3 ведра. Хотя все же далеко не безопасно было бороться с пьянством частным лицам среди простого и невежественнаго народа. Напр., во Владимирской губернии на сельском сходе в 1895 году был зверски убит крестьянин Балашев за то, что возставал против открытия кабака в селении.

Но если и уменьшилось потребление водки, то едва-ли вообще на Руси уменьшилось к 1897 году пьянство, что видно из того, что косвенные налоги с питей постепенно давали все больше и больше доходу.

В фабричныхъ-же районах и городах пьянство заметно усилилось. Например, по Распопову, количество питейных заведений с 1839 по 1897 год в Богородском уезде Московской губернии увеличилось почти в 7 раз. Раньше одно заведение было на 2318 человек, а в 1897 году одно на 703 жителя. И Богородский уезд по изследованиям Распопова тратит на хлеб 1 мил. 685 тыс. 784 руб., на крепкие напитки 1 мил. 250 т. 702 руб , а государственных повинностей уплачивает всего 352 тыс. руб.

Число заведений с раздробной прода[55]жей питей на всю Россию в 1889 году было 150,089; в 1896 году уменьшилось до 123,933, из коих 2,875 было казенных винных лавок. Но в этот подсчет не вошли все места комиссионной продажи вина, все пивныя, портерныя, склады, ренсковые погреба и др. Так что, имея в виду, что пьянство стоит в зависимости от числа мест продажи питей, нельзя также заключить, что пьянство уменьшилось.

В 1885 году было выкурено 78 мил. 551 тыс. ведер водки и до 1896 года эта цифра не повышалась. Так что, если разсматривать только водочное производство и принимая в расчет прирост за эти годы населения Империи, то окажется, что оно сократилось на 2,7%. Но с уменьшением потребления водки есть данныя, говорящия за возрастание в данный период потребления вина и пива.

Но все же в общем можно сказать, что сознание вреда от пьянства начало проникать, хотя и в слабой степени в среду народа, что видно по увеличению числа запретительных приговоров и появлению ничтожнаго числа обществ трезвости; и пьянство к 1897 году среди народных масс если и не уменьшилось, то не сильно возрасло.

Винная монополия.

 

Но, видно, Руси суждено было испить более горькую чашу отравы себя [56] алкоголемъ; и на сцену, как вершитель ея судеб, является С. Ю. Витте. Будучи министром финансов, он, ставя на первом плане не фискальныя цели, но заботы об оздоровлении страны, предлагает винную монополию.

Монополия с 1 января 1894 года первоначально вводится в 4 восточных губернияхъ; но уже в 1898 году она захватила 35 губерний.

При введении винной монополии ея девизом было "Борьба с неумеренным употреблением крепких напитковъ", хотя г. Витте и умолчал о том, что такое, по его мнению, умеренность, где, по его мнению умеренност начинает переходить в неумеренность и намеренъ-ли он поощрять "умеренное употребление спиртных напитковъ".

Но водка, будучи продаваема правительством, вселяет в народное самосознание, что этот напиток безвредный, так как народ не может верить, что правительство предлагает ему что-либо вредное для здоровья. Но Витте не только не старается пропагандировать идею вреда вообще спиртных напитков, но открывая казенныя винныя лавки, он назвал выпущенную им водку "здоровым, чистым вином, которое по своему качеству удовлетворяет самым строгим санитарным требованиямъ", но благоразумно умолчал о тех химических изследованиях, врачебных и фармакологических [57] наблюдениях, мнениях врачей-клиницистов, фармакологов и химиков, которые-бы это подтвердили, так как ничего подобнаго у него не имелось. Говорилось, что в казенной водке нет сивушных маслъ; но и это не верно, так как половина спирта в первые годы винной монополии выкуривалась из картофеля. А известно, что важнейшей гарантией чистоты спирта служит материал, из котораго он выкуривается. Наименее примесей содержат спирты, получаемые из винограда, менее чисты хлебные спирты, но более всего содержат сивушнаго масла водки, приготовляемые из картофеля и сахарных остатков (патоки). В данное-же время громадный заказ на спирт сдан за границу; и мне неизвестно, какия гарантии приняты министерством финансов, что спирт будет добыт из доброкачественных продуктов. Конечно при винной монополии так называемая сивуха, содержащая в громадном проценте крайне ядовитыя сивушныя масла, отошла в область предания и перестала продаваться. Но даже, если водка будет состоять из чистаго этиловаго спирта без сивушных масл, то и тогда она будет представлять из себя яд и по этому называть ее "здоровымъ" напитком ни в коем случае нельзя; и от самаго чистаго вина алкоголизм может так же развиться, как и от сивухи.

С введением винной монополии тот[58]часъ-же увеличилось потребление водки и пива.

Введя винную монополию, Витте доводит крепость водки до 40% этиловаго спирта. Помимо 40% водки продается в казенных лавках 57% водка и даже 80%, так называемая "лекарственная" и при том продается в очень почтенных размерах.

Вредоносность спиртных напитков пропорциональна их крепости. Установленная законом крепость водки в 40% с физиологической точки зрения слишком высока. Благодаря этому казенное вино сильнее ошеломляет и скорее пьянит, чем то было раньше, почему число ранений, по д-ру Троянову, по Петербургу возрасло почти втрое в первые-же годы введения винной монополии, так как число ранений стоит вообще в тесной зависимости от алкоголизации населения.

Благодаря сильной крепости водки человек сплошь да рядом становится буйным. Например, в 1901 году в течение года в Берлине, где больше пьют пиво, был отведен в участок — всего один на 315 жителей. В Петербурге-же 1 на 23 жителя. До винной монополии продавались наименьшей мерою только полубутылки, т. называемыя сороковки. Витте вводит еще меньшую меру в 1/100и даже 1/200 ведра, которыя стоят какихъ-нибудь 8 и даже 4 копейки. И народ вполне справедливо назвал пер[59]вую "жуликомъ", а вторую "мерзавчикомъ". Действительно, эти ничтожныя дозы водки начали у нищаго вытягивать последнюю копейку!

И для того, чтобы народ мог легче пьянствовать, не прибегая к штопору для откупоривания бутылки, вводится специальная укупорка посуды, при которой пробка отлетает под влиянием самаго легкаго удара по ея дну.

Таким образом эти мерзавчики и жулики явились тем насосом, который высасывает из народа последнюю копейку, развращая его морально и потрясая всю его физическую организацию. Народ этими ничтожными дозами алкоголя, стоющими гроши, постоянно вводится во искушение; и за маленькой дозой водки, если имеются деньги, по роковой необходимости следуют все большия и большия, а затем помимо воли — и безшабашный разгул.

При винной монополии крестьяне фактически почти лишались права закрывать казенныя винныя лавки в своих районах, почему казенныя винныя лавки открылись в тех местах, где по приговору крестьян закрыты были уже много лет кабаки.

Но и это было мало для спаивания народа и Витте ввел премии, увеличивая оклад жалованья тем сидельцам, в винных лавках которых больше продавалось водки. [60]

Благодаря открытию казенных винных лавок, в которых воспрещено распитие водки, пьянство во всей своей неприглядной наготе перенеслось в семью.

Не имея места, где пить водку на стороне, отцу семейства, любящему выпить, приходится нести ее домой, и чтобы не раздражать семью, приходится делиться водкой с женой и давать спиртные напитки детям — особенно подросткам. Конечно, угощая всю семью водкой, приходится ее и больше покупать и меньше оставлять денег и на хлеб и на предметы первой необходимости. И благодаря всему этому среди женщин и детей началось развиваться в колоссальных размерах алкогольное вырождение.

Также уничтожение мест распития при казенных винных лавках перенесло пьянство на улицу, несмотря на всю борьбу с этим всевозможными полицейскими мерами.

Исключение возможности закусить одновременно с питьем заставляет потребителя увеличить обычную порцию водки, и водка, принятая натощак без закуски, еще сильнее ошеломляет и еще хуже отражается на здоровье, чем принятая вместе с едой или после еды.

И я лично думаю, что главная причина открытия казенных винных лавок без мест распития при них — это та, что, открывши такия места распития, министерство финансов, не получая от этого [61] никакой прибыли, вынуждено было-бы увеличить расходы на наем помещения и служащих и усилить контроль. И если контроль будет неудовлетворительным, то, конечно, кроме большого убытка от мест розничной продажи питей оно ничего иметь не могло-бы.

Вместе с введением винной монополии сильно развивалось корчемство, что стоит в связи с воспрещением распития вина в казенных винных лавках главным образом потому, что министерсво финансов не принимает почти никаких мер против этого зла даже по сравнению с XVИ и XVИИ веками, а тем паче при существовании откупной системы в прошлом веке.

Вместе с введением винной монополии увеличилось число пивных, которыя по своему характеру заменили закрывшиеся кабаки; и во многих пивных начало продаваться пиво с водкой, так называемое пиво с ершом. Вместе с тем увеличилось число чайных, из которых очень многия сделались крайне подозрительными и даже опасными притонами, особенно в черте еврейской оседлости.

Допустивши торговлю водкой в трактирах и комиссионную торговлю в частных винных лавках, при которой легко развивается всевозможнейшая эксплоатация покупателей, Витте оставил в полной силе то зло, против котораго [62] было поднято знамя министерства финансов.

Введение винной монополии сразу-же отразилось на увеличение преступности.

В судебно-мировых установлениях С.-Петербурга число осужденных в 1896 году было 38,747 челов., а в 1899 — 60,718 ч. Особенно возрасли оскорбления полиции, увеличившись почти на 81 %. По Тарновскому число возникших дел о телесных повреждениях и ранах было

в Самарской и Пермской губерн. было в 1894 г. 182 и 1,083=1265, а

в 1898 г. 306 и 1,945= 2251

Число возникших дел по оскорблению чести

в 1894 г. 111 и 439= 550, а

в 1898 г. 153 и 650= 803

Против женской чести

в 1894 г. 102 и 343= 445, а

в 1898 г. 116 и 408= 524

Вводя винную монополию, Витте объявил, что он уменьшает в росписи государственных доходов доход от спиртных напитков на 25 миллионов рублей. Но, конечно, это заявление осталось только на бумаге, так как доход от продажи спиртных напитков с каждым годом постеленно повышался, достигши в 1906 году валового дохода около 700 миллионов руб., увеличившись чуть не в 3 раза. В текущемъ-же 1907 году есть данныя, что доход от спиртных напитков еще увеличится. [63]

Пьянство в 1906 году всюду колоссально возрасло. Напр., потребление вина и спирта в Курской губернии в 1906 г. по данным отчета акцизнаго управления выразилось в колоссальной цифре 1 м. 892 т. 748 ведер в сумму 15,145,124 р., почти на 17% больше, чем в 1905 году.

Введя винную монополию, Витте лишил права крестьянския общества брать деньги за открытие кабаков в их общинах, каковыя деньги тратились почти исключительно на культурныя нужды данной местности и каковыя давали доходу крестьянским обществам от нескольких сот рублей и до нескольких десятков тысяч рублей. Крестьяне-же целой губернии за право разрешать открытие у себя кабаков на каждую губернию имели от нескольких сот тысяч рублей и до свыше миллиона. Этих денег крестьянство лишилось, несмотря на то, что балтийские бароны получили 10 миллионов рублей за лишение их права торговать водкой. И, конечно, уничтожение этих доходов с кабаков должно было дурно отразиться на культурном росте крестьянскаго населения России.

Попечительства о народной трезвости.

 

Но за то наряду с поощрением народнаго пьянства появилось на Руси декоративное украшение в виде попечительств о народной трезвости, которыя, конечно, при существующем режиме при[64]носят крайне призрачную пользу, так как потребление спирта при винной мононолии растет из года в год.

Насколько была стеснена деятельность попечительств о народной трезвости можно судить из следующаго факта. В 1899 году Уфимское уездное попечительство о народной трезвости выработало и хлопотало об открытии обществ умереннаго потребления спиртных напитков. Но последовал отказ, так как казенная винная монополия сама стремится распространять в народе правильное, умеренное и здоровое потребление алкоголя.

Также на попечительства о народной трезвости затрачивались, можно сказать гроши, которые постепенно достигли 4 миллионов рублей —цифры для всей России прямо таки ничтожной. В Швейцарии, напр., где существует винная монополия на борьбу с пьянством затрачивается 10% доходов от нея; так что, если-бы этот закон был в России, то попечительства о народной трезвости должны были-бы получить не менее 70 миллионов рублей. При Готенборгской-же системе борьбы с пьянством, которая существует вь Норвегии и Швеции, весь излишек от доходов на спиртные напитки тратится на культурныя нужды.

Но на 1908 год и те ничтожные гроши, затрачиваемые на Попечительства о [65] Народной трезвости сокращены всего до 2 мил. 800 тыс. рублей.

Но и сама деятельность попечительств о народной трезвости сильно уклонилась от идеалов трезвости, что видно на деятельности СПБ Попечительства, которое получает наибольшую правительственную субсидию в нескольско сот тысяч рублей. В первые годы открытия попечительства в СПБ. в Таврическом саду благодаря допущению продажи обыкновеннаго пива шло форменное пьянство. И в данное время СПБ. Попечительство в народном доме Императора Николая ИИ в широких размерах торгует легким пивом, сидром и сектом. И эта торговля легкими спиртными напитками действует крайне развращающе на народныя массы. С одной стороны народ начинает смотреть на легкие спиртные напитки не только как на безвредные, но даже как на полезные для здоровья, так как ими торгуег само попечительство о народной трезвости. С другой-же стороны, приучая народ к легким спиртным напиткам, Попечительство побуждает лиц, склонных к употреблению спиртных напитков, перейти от легкаго пива к обыкновенному, а потом к вину, водке и форменному пьянству. Также в СПБ. Попечительстве сладости продаются по сравнительно высокой цене несмотря на то, [66] что сладости имеют свойство отбивать охоту к спиртным напиткам.

Меры к сокращению пьянства.

 

Итак мы видим, что пьянство есть зло, угрожающее жизни народа и всего государственнаго организма. Но бороться с ним не так легко, как кажется с перваго взгляда.

Одним из сильных тормазов к развитию трезвости является то, что приготовление спирта с каждым годом становится все дешевле и дешевле. На Бременском антиалкогольном конгрессе в 1903 году сообщились данныя о выработке алкоголя из торфа и из человеческаго кала, причем выработанный из этих материалов алкоголь не уступал ни в чем кортофельному, но обходился всего в 10-12 коп. ведро.

Несомненно громадную роль в борьбе с пьянством должно играть само общество в лучших его представителях, ведя энергичную проповед трезвости и притом трезвости абсолютной, требующей от ея последователей полнаго воздержания от спиртных напитков, так как не входя совершенно в обсуждение вопроса, как влияют на человеческий организм малыя дозы алкоголя, надо сказать, что только проповедь полнаго воздержания от спиртных напитков дает для народных масс более или менее ощутимые положительные результаты, так как злоупотребляющие спиртными напитками по[67]степенно будут переходить к умеренности, а умеренно пьющие или только изредка, больше в компании, сделаются абсолютными трезвенниками. Проповедь-же умеренности в лучшем случае не дает никаких положительных результатов, но обыкновенно влияет крайне развращающим образом на народные массы, приучая их безразлично относиться к малым и средним дозам алкоголя и притом при самом снисходительном отношении к понятию "средния дозы", хотя они принимаются и ежедневно, что по мнению специалистов гораздо вреднее отражается на физическом здоровье и душевной сфере человека, чем злоупотребление спиртными напитками, но происходящее изредка. Хронический алкоголизм может развиться и от малаго и от умереннаго употребления спиртных напитков у лиц, особенно к тому предрасположенных. Но помимо этого исключительно только благодаря умеренности, когда человек бывает только навеселе, а не в состоянии тяжелаго опьянения, происходит большинство заражений венерическими болезнями. С другой-же стороны, кто не пьет, тот и не будет пить; пьющий-же мало или умеренно легко и незаметно для себя вследствие легкаго привыкания к алкоголю переходит к большим дозам и форменному пьянству.

Общество должно вести самую энергичную пропаганду трезвости путем бро[68]шюр, публичных лекций, обществ трезвости и т. п. Антиалкогольная литература, которой в данное время почти не существует должна быть создана в самых широких размерах и поддерживаться и поощряться общественными и правительственными субсидиями. Устройство здоровых народных развлечений; просвещение народа в самом широком масштабе в связи с антиалкогольным обучением должно стоять на первом плане.

Лица с высоким общественным положением, чтобы не служить вредным примером, должны отказаться от употребления спиртных напитков на всех общественных собраниях и торжествах и перестать угощать спиртными напитками других.

Православное духовенство должно не только проповедывать трезвость, но и подавать пример своей пастве, совершенно отказавшись от употребления спиртных напитков.

Русская женщива должна сыграть видную роль в отрезвлении общества. Будучи гостеприимной хозяйкой дома, она не только сама не должна пить, но и не должна угощать своих гостей спиртными напитками, а тем паче подносить спиртные напитки прислуге.

Но все-же одной личной инициативы крайне недостаточно для борьбы с пьянством, как общественным злом. Отдельныя лица и частныя общества [69] могут удержать от пьянства только единицы и в лучшем случае несколько миллионов человекъ; но народ в своей массе будет продолжать пьянствовать до тех пор, пока правительство будет безразлично относиться к народному пьянству. Это видно, например, из того, что несмотря на крайне энергичную деятельность обществ трезвости пьянство в Англии и Америке не уменьшилось, но даже возрасло за последние годы.

Конечно, если правительство решится бороться с пьянством, то оно прежде всего должно установить тот взгляд, что во 1-х доходы с вина, как доход, сопряженный с развращением народа, должен считаться безнравственным. Во 2-х — он крайне вреден для государства, так как доход с него ведет к вырождению народных масс. В 3-х он является наихудшей формой экономической политики, так как благодаря ей у народа высасывается не только без пользы для него, но и прямо во вред последняя копейка. И правительство из собственных выгод и помятуя слова Христа, сказавшаго "кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было-бы, если-бы повесили ему жерновный камень на шею, и бросили его в море". (От Марка IХ, 42), должно совершенно отказаться от доходов со спиртных напитков, передавши доходы с него или местным обществен[70]ным учреждениям, или-же употребляя их на борьбу с пьянством и на те экстренные культурные запросы государства, которые не предусмотрены бюджетом, какъ-то на постройку народных университетов, школьных зданий и т. п., но отнюдь не на постоянное содержание их, чтобы каждую минуту с этими доходами можно было совершенно покончить. Для восполнения-же своих доходов оно должно и вообще повысить налоги, которых сравнительно с западными государствами мало и ввести подоходный налог. Но в конце концов государство, конечно, должно воспретить совершенно продажу и выделку у себя спиртных напитков, как то сделали в Северной Америке Канада и штаты Мэн, Канзас и еще несколько других и что сделала в России Финляндия и разрешая у себя: продажу спиртных напитков крепостью не свыше 1—2%, хотя и в таком разведенном виде алкоголь продолжает еще иметь довольно сильныя токсическия свойства. И если правительство боится сразу провести такую радикальную реформу, то почему же ему не начать в виде опыта — и в 2—3 губерниях вполне воспретить продажу и выделку спиртных напитков. Но правительство, уничтоживши пьянство, сократит в значительной мере свои расходы на полицию и черезвычайныя охраны, так как народныя волнения и революция уменьшатся тотчасъ-же [71] по крайней мере в 5 раз. Тюрьмы и арестные дома также сократятся, так как число хулиганов и преступников значительно уменьшится. Уменьшится и число заболеваний, особенно эпидемических, чахотки легких и венерических. Наконец, благодаря тому, что у народа останутся ежегодно около 3—4 миллиардов рублей денег, которые он теперь пропивает или прогуливает, да еще в добавок сохранит свое здоровье и духовную бодрость, он будет в состоянии затратить их на свои культурныя нужды и усиленный продуктивный труд, что и послужит прочным фундаментом к развитию национальной промышленности, которая до сих пор поддерживается чисто искусственными мерами, а также поведет к подъему земледелия и пробудит в народе интерес к образованию и культурной жизни и к поддержанию законности, порядка и прав собственности, а тем паче к защите прав каждаго гражданина на сознание своей безопасности от внешних и внутренних врагов, которое по учению государственнаго права и есть политическая свобода народа. И тогда Русскому народу не будет страшна никакая нечисть в форме еврейства. Евреи сами уйдут из России, не находя почвы для эксплоатации Русскаго народа, или-же, наконец, принуждены будут приняться за продуктивный труд. А все это в совокупности [72] создает народное самосознание и самоуважение, и национализм в самом благородном смысле слова, который в данное время у Русскаго народа почти совершенно погиб, что и является одним из характерных признаков его вырождения.

Что все это не утопия можно видеть по следующим примерам. В Северо-Американском штате Канзас с 1881 г. была совершенно запрещена продажа спиртных напитковъ; и к 1890 году получились в нем следующие результаты, несмотря на провоз в него из соседних штатов спиртных напитков. Из 105 округов, на которые он разделен, в 21 округе не было бедныхъ; в 35 округах пустовали тюръмы. В 37 округах не было преступности, и, наконец, этот штат среди других штатов Северной Америки начал затрачивать наибольшия суммы денег на народное образование. Или взглянем на наших духоборов, которые, приехавши в 1898 году в Канаду без гроша денег и будучи под влиянием сильной религиозной экзальтации, теперь, благодаря трезвости и трудолюбию находятся в прекрасном материально обезпеченном положении и даже имели средства в 1906 году отослать в Россию 10 тысяч рублей в пользу голодающих.

Но даже если государство и откажется от "денег крови", то вопрос еще не будет разрешен, так как пьянство [73] народа глубоко коренится в потребности человека пользоваться всевозможными возбуждающими его нервную систему средствами. Но надо будет заменить вредно действующий на нервную систему алкоголь мало вредными, безвредными и даже полезными возбуждающими. С другой-же стороны, государство, если не может сразу уничтожить пьянство путем полнаго воспрещения продажи спиртных напитков, оно должно стремиться немедленно к тому, чтобы народ, хотя и пил, но пил в меру и поставить его в такия условия, при которых он не могъ-бы напиваться пьяным, теряя самообладание. В Германии народ пьет не меньше Русских, но он редко напивается пьяным, не запивает и не прогуливает рабочие дни. Он пьет, но понемногу, хотя и ежедневно, что стоит в связи с сравнительно небольшим %% содержанием алкоголя в немецком пиве. Но и в Германии, несмотря на большое благосостояние страны сравнительно с Россией, алкоголизм дает себя чувствовать, создавая прекрасную почву для социалъ-демократической пропаганды.

Для борьбы с пьянством, как первый минимум, необходимый хоть для частичнаго отрезвления Русскаго народа, правительство немедленно должно прибегнуть к следующим мерам.

1. Воспретить продажу из винных [74] лавок водку в посудах менее 2 бутылок. Тогда уже бедняк не будет нести свой последний грош в кабак.

2. Понизить крепост водки с 40% до 30%, сохранивши стоимость водки ту-же самую.

3. Продажу спирта за исключением денатурированнаго совершенно воспретить и отпускать его только из аптек по рецепту врача; и озаботиться, чтобы денатурированный спирт не употреблялся для фальсификаций спиртных напитков. Продажа спирта ведрами может разрешаться только из оптовых складов для технических нужд.

4. Уничтожить премии сидельцам винных лавок за излишнюю продажу водки, число винных лавок сократить, не допуская частным лицам торговать водкой. И в винных лавках и других местах продажи спиртных напитков должны быть сделаны предупредительныя объявления о вреде спиртных напитков. И должны быть приняты серьезныя меры против безпатентной торговли (корчемства) спиртными напитками, которая черезвычайно сильно возросла в последнее время.

5. Содержание алкоголя в пиве не должно быть выше 31/2%.

6. Должен быть установлен строгий контроль над производством виноградных вин. Белая бандероль должна быт для натуральных вин, а красная для фальсифицированных. [75]

7. Продажа спиртных напитков в ресторанах с музыкой, увеселительных заведениях и т. п., в театрах, особенно казенных, на вокзалах и пароходах, а тем паче в Государственной Думе должна быть совершенно запрещена.

8. Разрешить общественным самоуправлениям облагать продаваемые у них спиртные напитки, имеющие крепость выше 3% особыми марками стоимостью от 3 до 50 коп. и выше, наклеивая их на каждую запечатанную посуду, содержащую спиртные напитки, доход с которых должен идти специально на экстренныя культурныя потребности данной местности.

9. Разрешать городам, уездным земствам и волостям совершенно запрещать у себя продажу и выделку спиртных напитковъ; а также разрешать им и брать деньги за выдачу разрешений открывать у себя всевозможныя места продажи спиртных напитков, какъ-то лавки, пивныя, увеселительныя заведения и т п., но разрешать употреблять эти деньги на экстренныя культурныя нужды.

10. В праздники, воскресные дни, а также и в субботу с 3 часов дня продажа спиртных напитков должна быть совершенно воспрещена.

11. Полное закрытие мест продажи спиртных напитков должно быть:

а) Во время скопления народных масс, [76] какъ-то на ярмарках, базарах, рекрутских наборах, маневрах, сельских сходах, выборах в городскую и Государственную Думу и т. п.

б) Во время эпидемий остро заразных болезней, какъ-то тифа, холеры, чумы и т.п

в) В местах, где подается населению государственная помощь по случаю голода.

12. В целях предупреждения спаивания посетителей, лица опившиеся до безчувствия должны отсылаться на дом за счет хозяина заведения, а в случае заболевания и лечиться на его счет Впоследствии меры наказания и требований к содержателям всевозможных питейных заведений должны еще более возрасти.

13. Расплата помещиков с рабочими при найме на полевыя работы водкой, в распитии которой принимают участие не только взрослые мужчины, но и женщины, подростки и дети, должна быть воспрещена и караться наравне с безпатентной торговлей водкой.

14. В войсках должна быть отменена казенная винная порция, а также должна быть воспрещена продажа спиртных напитков в солдатских лавочках и офицерских собраниях.

15. Продажа спиртных напитков детям и подросткам должна быть всюду воспрещена и строго караться.

16. Как показывает опыт Канады, Северо-Американских Соединенных Штатов, Новой Зеландии и других [77] стран участие женщин в общественной деятельности увеличивает всеми женскими голосами число энергичных и убежденных борцов с народным пьянством. Поэтому дарование женщинам, хотя-бы в самом ограниченном размере активное и пассивное избирательное право, т. е. право не только избирать, но и быть избираемыми в городских самоуправлениях, уездных земствах и других мелких самоуправляющихся единицах, несомненно должно повести к постепенному созданию большинства из сторонников трезвости.

17. Так как организм человека нуждается в возбуждающих средствах, то взамен спирта надо стремиться расширить потребление безвредных или полезных возбуждающих — какъ-то: кваса, чая, кофе, шоколода и т. п. А главное понизить акциз на сахар для широкаго его распространения в народных массах, так как сахар не только является прекрасным вкусовым и возбуждающим веществом но и крайне питателен. С другой-же стороны, будучи не только безвреден, но и полезен и будучи по своему химическому составу близок к спирту, он обладает свойством отбивать охоту к спирту у тех лиц, которые его потребляют в значительном количестве. Но, к сожалению, в данное время сахар в России потребляется [78] крайне мало, приходясь на душу в количестве всего 10 фунтов в год.

Приучение общества к трезвости должно начинаться с ранняго детства путем примера родителей и воспитателей и антиалкоголическаго преподавания в школах. Преподавание в школах о вреде пьянства должно вестись всеми преподавателями при прохождении ими своего предмета.

Учитель Закона Божия должен указать на вред пьянства с этической и религиозной точки зрения.

Учитель истории может показать на исторических примерах гибель государств от пьянства.

Географ может указат на вред пьянства для известных народностей.

Математик может задавать соответствующия задачи в роде того "Сколько выпьет человек за год и истратит денег, если он будет пить всего по 2 рюмки в день" и т. п.

Учитель чистописания может заставить писать подходящий диктантъ; а учитель словесности может всегда задать домашнее сочинение на тему о вреде пьянства.

Помимо этого необходимо ввести и особые уроки трезвости в программу низших школ, средних учебных заведений, кадетских корпусов, юнкерских училищ, духовных семинарий и т. п.

И заканчивая свой доклад, я бы хотел сделать предложение, чтобы Русское [79] Собрание внесло в свою политическую программу не только борьбу с пьянством, так как и Витте вводил винную монополию тоже в целях сокращения пьянства, но и полное воспрещение выделки и продажи спиртных напитков всех наименований (прогибиционизм) в России, как особый параграф, так как пьянство своим существованием, разрушая все стороны жизни Русскаго народа и его здоровье, ведет Русский народ к экономической, моральной и политической гибели.

Магометане, евреи, сектанты и некоторыя из революционных организаций проповедуют среди своих сочленов трезвость. Не ясно ли как день, что мы, монархисты, должны вырвать это знамя трезвости из рук врага!

Н. Шипов.

 

 

Сколько вреда может принести один мерзавец, вкравшийся в окружение Царя.

Доклад читанъ въ Русскомъ Собраніи 23 ноября 1907 года.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова