Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы: Х в.

ЭЛЬФРИК

Не путать со св. Эльфриком Кентерберийским.

Денисова Е.В. Образ святого короля-мученика Эдмунда в раннесредневековой агиографии. Его роль в идеологии церкви и королевской власти. 9 с.

Его "Латинские беседы".


Труженики, духовенство и воины

Пер. В.Заславского, любезно прислано автором, 2005.

Ведомо издревле – в мире нашем

Трое родов людей обретаются –

Труженики, духовенство и воины.

Труженик хлеб для нас добывает,

Молится Богу за нас духовник,

Воин же в битве нас защищает,

В город не пустит ратников вражьих.

Должен за плугом ходить землепашец,

Воин отважный – сражаться с врагами,

Слуги же Божьи – о мире молиться,

В битве незримой меч обнаживши.

Враг их – диавол, гибель несущий.

Превыше поэтому подвиг монахов

Схватки плотской с врагами смертными

На поле открытом, где видят люди.

Не должно тогда мирским владыкам

К битвам земным принуждать духовенство:

Должно им с недругом биться злобесным,

Ибо к тому они Богом призваны.

Стыд священнику бросить служение

И в битву идти, для которой негоден.

Юлиан, злобный цезарь, Отступником званный,

Желал монахов, священников с ними

К войне принудить – иль в темницу бросить.

Так заключен был с верными братьями

В тюрьму Аполлоний, аббат египетский.

Но ночью ангел светом небесным

Пришел к монахам, открыл темницу.

Сотник же, что заключил их под стражу,

Утром пришел с толпой многолюдной,

Поведал, что рухнул дом его крепкий,

А родичи милые все погибли.

Мужей святых отпустили на волю,

И те пошли, прославивши Бога.

Должно быть служителю мирным и кротким,

Как подал всем нам пример Спаситель,

Петру повелев вложить меч в ножны,

И недругу ухо, Петром отсеченное,

Враз исцелил, явив Свою благость.

Теперь же всякий монах смиренный

Руку на плуг положивши твердо,

Станет ли взор назад обращать он,

В забвеньи оставив служенье святое?

Не должно героям брани духовной

Сражаться рядом с мирским сословьем.

Господни рабы со времен Голгофы

Ни разу оружия в руки не брали.

Но брань иную вели до крови –

Под пытками жизнь отдавали безвинно,

Терновый венец бесстрашно стяжая.

Но жизнь и у мошки отнять не смели.


МОХОВИКОВА Наталия Вячеславовна

«ЖИТИЯ СВЯТЫХ» ЭЛЬФРИКА КАК ПАМЯТНИК БЕНЕДИКТИНСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

Специальность 10.01.05 - Литературы народов Европы, Америки и Австралии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва 1999

Работа выполнена на кафедре всемирной литературы Московского педагогического государственного университета

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119435, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

«Жития святых», рассказанные Эльфриком, - писал в конце прошлого столетия французский историк литературы Жан Жюссеран, - напоминают «Тысячу и одну ночь». В них встречаются превращения и исчезновения людей, действия чар, короли, принимающие монашеский сан, и дьявол, появляющийся и? разбитого истукана. Естественно, что подобные картины производили громадное впечатление на англосаксонских поселян».1

Не только своей занимательное гью и не только поселянам был интересен сборник «Жития святых» английского монаха, а позднее аббата Эльфрика (955-1020), известного педагога, проповедника, переводчика. Значительное количество сохранившихся рукописей его произведений и множество подражаний им свидетельствуют о необыкновенной популярности творчества этого писателя вплоть до Х1У века. Каждая книга Эльфрика, в том числе и «Жития святых», была вехой в истории соответствующего жанра письменности англосаксонского периода. Главной задачей данного диссертационного исследования стало изучение феномена житийного творчества Эльфрика, а также определение причин популярности его трудов через освоение религиозных, политических, педагогических взглядов, переводческо-литературной позиции писателя в контексте религиозно-культурного движения эпохи английского Бенедиктинского возрождения (сер. X - нач. XI вв).

Актуальность исследования обосновывается возросшим интересом отечественной и зарубежной науки к изучению средневековой клерикальной литературы, а также необходимостью введения в лекционные и практические курсы по западноевропейской литературе Средних веков характерных жанровых образцов духовной литературы. Изучение творчества Эльфрика в контексте Бенедиктинского возрождения позволяет обогатить наше представление о процессе английского культурогенеза, истоках формирования английской литературы.

Научная новизна исследования проявляется как в выборе темы, так и в аспектах ее рассмотрения. Впервые предпринята попытка изучения жанрового своеобразия «Житий святых» (996-997 гг.) в контексте всего творчества Эльфрика и современной ему культурно-религиозной эпохи. Также впервые выявляется художественное единство указанного агиографического сборника.

1 Жюссеран, Жан Адриан. История английского народа в его литературе. - Спб.. 1989. - С. 70-71.

1 фактическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее материалов и результатов в преподавании курса «История зарубежной литературы Средних веков и Возрождения», в программе спецкурсов и спецсеминаров по истории английской литературы, истории жанров Средневековья и др.

Цель и задачи исследования:

• представить целостную картину письменной культуры эпохи Бенедиктинского возрождения;

• выявить в культурном процессе Бенедиктинского возрождения место творчества Эльфрика в целом;

• проанализировав творчество Эльфрика «Жития святых» с точки зрения его жанровой специфики, обозначить черты, продиктованные возрождением (его письменностью., культурой, историей) и одновременно являющие его лик.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры всемирной литературы МШУ, на X и XI Пуришевских чтениях (1998-1999 гг.), на международной конференции литературоведов-англистов (г. Уфа, 1998 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, грех глав, заключения и библиографии. Диссертация изложена на машинописных страницах, библиография насчитывает 223 наименования.

Теоретическую и методологическую основу работы составили исследования в области истории древнеанглийской литературы (М.П.Алексеева, О.С.Смирницкой и др.), труды отечественных филологов по проблемам исторической поэтики (А.Веселовского, М.М. Бахтина, Д.С. Лихачева), теории жанров (Ю.Н. Тынянова, Н.М. Мелстинского, И.О. Шайтанова). Исследование опирается на выдвинутые этими учеными идеи преемственности и единства литературного процесса, специфики функционирования жанров в средневековую эпоху, их самобытной трансформации в индивидуальном творчестве и т.д.

Во введении наряду с обоснованием научной достоверности, актуальности, новизны избранной темы предлагается обзор критических статей и работ о творчестве Эльфрика и культуре периода Бенедиктинского возрождения в целом. Огмечается, что проза Бенедиктинского возрождения и творчество Эльфрика в исследованиях российских ученых получили пока только обзорное рассмотрение в трудах по истории английской литературы М.11. Алексеева, Е.А. Мельниковой, М.И. Никола. Более специальные работы, И.И. Гузовой и М.П. Омельницкого, 1феимущественно лингвистического и культурологического плана.

Несмотря на значительно число исследований, посвященных этому периоду в зарубежном литературоведении, имеющиеся труды еще далеки от полного и глубокого анализа творчества Эльфрика, в особенности его «Житий святых». Исследования М.Годдена, С.Кларк, П.Клемо, М.Дюбуа, Дж.Хета, Д-Бету^м, М.Лэпиджа разрабатывают в большей степени вопросы источников, заимствований, отдельных особенностей стиля Эльфрика и других авторов Бенедиктинекого возрождения. Таким образом, «Жития святых», изданные В.Скетом в конце прошлого столетия, так и не получили пока достаточного научного описания, в особенности со стороны их жанрового своеобразия.

Во введении также сформулированы цели и задачи диссертации, указана источниковедческая база работы.

В первой главе «Эльфрик как ведущий писатель Бенедиктинского возрождения» эпоха Бенедиктинского возрождения включена в историю культуры средневековой Англии. Здесь дана историческая, культурно-религиозная картина этого периода, определен вклад в письменность Бенедиктинского возрождения сочинений Эльфрика, названы основные этапы творчества писателя. В данной главе также труды и деятельность Эльфрика сопоставляются с трудами наиболее известного из современников архиепископа Вульфстана.

По определению Л.П. Карсавина, после «золотого века монашества»2 (У-У1 вв.) неизбежностью становится постепенное обмирщение монашества и снижение аскетического порыва. Но основная история английского христианства начинается именно в этот период (миссия Августина - 597 г.). И потому кульминационные моменты «церковной истории англов» соотносятся с периодичностью попыток обновления монастырской культуры, реформации монастырей «сверху», что в Англии происходило при активном содействии государственной власти. Одной из таких попыток и было Бенедиктинское возрождение.

Предшествующим Бенедиктинскому возрождению периодом культурной активности было время правления короля Альфреда (872-901). Опору в деле объединения английских земель этот король видел в христианстве, в привлечении религиозных деятелей в помощь к делу государственного и литературного возрождения. С именем Альфреда связывается становление английской переводческой школы, в также формирование типа строгой, ясной прозы, украшением которой стало использование аллитерации, ритмизующей прозаический текст. Именно с продолжением и самобытным возрождением этой традиции в работе связывается творчество Эльфрика.

1 Карсавин Л.П- Монашество в Средние века. - Спб., 1412, - С. 34.

Бенедиктинское возрождение в Англии во многом было обязано также религиозно-культурной деятельности французских бенедиктинцев (например, Аббону Флерийскому). Бенедиктинское возрождение входило в общеевропейский процесс «бенедиктинизации» монастырей, то есть реорганизации жизни монастырей согласно «Уставу» св. Бенедикта Нурсийского и его продолжателя Бенедикта из Аниан. Единообразие монастырской жизни должно было облегчить управление монастырями из единого цен-фа, унифицировать толкование Писания и способы подачи его пастве во избежание появления ересей.

Выдающимися деятелями Бенедиктинекого возрождения в Англии были Дунстшан, Этельвольд, Освальд и Ода, Различные ученые выдвигают на роль главного советника короля Эдгара (959-975), покровителя реформ, каждого и? этих реформаторов. По-видимому, вопрос об этом нельзя решить однозначно, названные духовные лица в разное время и в разньтх обстоятельствах оказывались приближенными короля. Но все вместе они способствовали укреплению английской церкви и возрождению ее духовной культуры. Исторический материал, представленный в главе, показывает всю широту охвата страны процессом «бенедиктинизации». Начав свое развитие в крупнейших религиозных центрах Англии, монастырское движение со временем достигает отдельных сельских районов страны.

При этом выделяется несколько наиболее крупных культурных центров Бенедиктинского возрождения: Кентербери, Винчестер, Рэмси, Глэстонбери. Именно здесь составлялись библиотеки, действовали скриптории, и подчас образовывались собственные «литературные школы». В данном разделе диссертационного исследования приводятся сведения о значительных авторах и произведениях этих и других культурных центров монастырского возрождения. Среди них Фрайтгод, Лантфред, Этельвольд, Вульфстан Винчестерский, Бюртферт, ряд анонимных авторов. Произведенный обзор творчества авторов-бенедиктинцев воссоздает целостную картину письменности Бенедиктинского возрождения, в русле которой творил Эльфрик.

В новых или обновленных церковных зданиях молодым монахам предлагался «Устав», с помощью которого, по мнению Л.П. Карсавина, еще Бенедикт Нурсийский «старался отнять у монаха его личность и вложить в его душу новое содержание»3. Новый монах мыслился как личность, соединяющая в себе черты аскета и проповедника. Эльфрик, воплощавший в себе подобный образ, трудился над сочинениями, помогающими воспитать такой тип монаха.

Карсавин Л.П. Монашество в Средние века - С. 25.

одновременно и священника, наставляющего паству. В главе приводятся необходимые сведения о биографии Эльфрика и называются его наиболее известные произведения: «Католические проповеди» (два тома), «Жития святых», «Грамматика», «Коллоквиум», переложения Библии, послания.

Другой значительной литературной фигурой Бенедиктинского возрождения был архиепископ Вульфстан (7-1023). Различия в творческой манере Эльфрика и Вульфстана определялись темпераментом каждого, сферой их деятельности и особенностями аудитории, вниманию которой они предлагали свои труды. Соответственно более высокому положению в государстве и церкви Вульфстан предстает и как законодатель, правовед и проповедник. Кроме того, Вульфстану присущи более изощренная стилистическая техника (так называемый «герменевтический стиль») и отказ от повествовательности. «Невозможно спутать проповеди Вульфстана, эти большие описания, внушительные комментарии, выдающие вспыльчивого оратора, с проповедями Эльфрика, полными логики и уравновешенности»4.

Оба автора внесли выдающийся вклад в письменность древнеанглийского периода. Их литературными достижениями поддерживались в последующие века уровень и форма английской национальной учености.

Во второй главе диссертационного исследования «Перевод-адаптация, его принципы и применение их к жанровой структуре сборника «Жития святых» творческий метод Эльфрика определяется как перевод-адаптация, комментированный перевод, а сам жанр сборника рассматривается как синтез нескольких жанров. Глава состоит из двух параграфов.

В^ первом параграфе «Перевод-адаптация - главный творческий метод Эльфрика» указывается одна из черт развития средневековой культуры -тенденция к «опрощению» в ее разнообразных проявлениях. Во-первых, средневековые грамматика и риторика сосредоточивались на своем слушателе-чтитателе, подготовке его души к восприятию истины, понятной и умопостигаемой, что отражалось в содержании проповеди или произведений других жанров. Авторы этих текстов отказывались от излишней учености, стремясь завоевать сердца своей аудитории. С другой стороны, возможность интеллектуального принятия веры подвергалась сильному сомнению, то есть «опрощение» способствовало тому, чтобы поверили тебе и чтобы поверил ты сам. В русле указанной тенденции был и интерес Бенедиктинского возрождения к национальному языку. В Винчестере, где провел свои отрочество и молодость Эльфрик, возникла «школа» древнеанглийского языка под руководством

4 Dubois, Margerite M. Aelfric: sermonnair. docteur et grammainen, Paris, 1943. - P. 86.

Этельвольда. Эльфрик в своей переводческой деятельности в значительной мере следовал традициям этой школы.

Составляя «Грамматику» латинского языка и приложение к ней в виде диалогов параллельно на латинском и древнеанглийском языках, Эльфрик выдвигает свое видение перевода. 1) Переведенный текст должен быть понятен «для простых людей», для чего необходимо избегать малознакомых, непонятных слов. 2) При переводе нужно учитывать законы языка, на который совершается перевод, то есть древнеанглийского, а не наоборот, то есть латыни. Вместе с тем для Эльфрика перевод не означал простого упрощения через сокращение текста. Эльфрик, наоборот, подвергал его расширению за счет раскрытия терминов и пояснения непонятных слов и реалий. При этом для него было важно точно передать смысл произведения, донести его до сознания своих слушателей и читателей. Поэтому, сокращая неясные, сложные и просто лишние, с его точки зрения, слова, фразы и даже целые предложения, Эльфрик в то же время дополнял текст своими необходимыми комментариями.

Подобный принцип «свободного перевода» применяется Эльфриком на всех уровнях художественного произведения. При этом важно, что Эльфрик учитывает при переводе не только особенности языка, на который совершается перевод, но и весь спектр английских литературных традиций, с которыми соотносится текст автора. Цель - донес™ божественные истины латинских писаний до сердец английских людей, но при этом максимально приближенным к их типу мировосприятия способом.

Во втором параграфе исследуется воплощение принципов адаптации-перевода на жанровом уровне на примере «Житий святых». Создав это произведение, Эльфрик предстал как продолжатель английской и латинской агиографической традиции. Ко времени Эльфрика агиография была наиболее излюбленным жанром письменности, насчитывающим огромное количество образцов, в том числе и таких, на которые опирался Эльфрик. Среди средневековых авторов, создававших на латыни жития и другую религиозную литературу, используемую Эльфриком, можно назвать Джерома, Амвросия Медиоланского, Сульгащия Севера, Беду Достопочтенного, Аббона Флерийского, Исидора Сивильского и др.

В наследие Эльфрику достались и древнеанглийские религиозные поэмы -«Елена», «Юлиана», «Судьбы апостолов», «Андрей», две поэмы св. Гутлака. Па древнеанглийском языке были также составлены «Бликлинские проповеди» ( около 971 г.). Среди агиографических работ современников Эльфрика -«Перенесение и чудеса св. Свизина» Лантфреда (975 г.), «Житие св. Этельвольда»

Вульфстана Винчестерского. Древнеанглийский был единственным среди национальных языков того времени, на котором существовала хорошо разработанная житийная литература. Эльфрик в своем творчестве сумел соединить различные тенденции древнеанглийской агиографии.

Осознавая жанровую вариативность отдельных житий сборника Эльфрика, мы вместе с тем считаем, что есть основания говорить о жанровом единстве сборника и о возможности выделить в рамках указанной книги общие характерные жанровые особенности.

«Жития святых» называют третьим томом «Католических проповедей», для чего имеются безусловные основания. Количественный состав сборника подобен 1 и 2 томам и составляетйадло 40 глав. В сборнике содержатся и проповеди, и жития. Он составляет определенное единство с «Католическими проповедями», противопоставляя им свои житийные части как повествования о деяниях святых, чьи праздники чтятся преимущественно монахами, в то время как два гомилетических тома касались жизни общепочитаемых святых.

Отличие первого и второго томов «Католических проповедей» от третьего заключается в жанровом составе: третий том потому и назван «Житиями святых», что представлен в большинстве своем агиографическими повествованиями, «Католические проповеди», наоборот, состоят на 2/3 из проповедей и меньше, чем на 1 /3 из житийных частей. Но кроме увеличения житийных глав от первого тома к третьему внутри проповедей, основанных на агиографическом материале, наблюдается увеличение агиографической части и уменьшение гомилетической. Первоначально проповеди на агиографической основе имели в своем составе житийную (или мартирологическую) и гомилетическую части (например, «Страсти св. Варфоломея»). Но уже в «Страстях св. Лоуренса» гомилетической экспозиции нет вообще, излагаются только «Страсти». Это становится скорее правилом, чем исключением, уже во втором томе. Таким образом, в «Житиях святых» объединены преимущественно житийные рассказы, часто почти полностью исключающие гомилетическое вмешательство. В то же время из 39 глав (по изданию В.Скета) 8 не являются агиографиями, это проповеди.

Структура восприятия сборника выводится из ХУ1 главы «В память святых». Данную проповедь можно рассматривать в качестве вступления в том. Она строится вокруг центральных действующих лиц христианской истории, чьим примерам должны следовать истинные христиане. Проповедь предлагает три способа прочтения «Житий святых»: 1) по категориям святых (мученики, исповедники и т.д.), 2) по добродетелям, 3) как христианскую историю в лицах.

В отдельных житиях сборника также прослеживается гомилетическое влияние: включение молитв, обращений к Господу или какому-либо лицу в форме вопроса и др., особенно это свойственно житиям английских святых. Таким образом, в «Житиях святых» большую часть составляют жития, а остальную часть проповеди. В отдельных житиях встречаются гомилетические отрывки, вкрапления в одно-два предложения. Поэтому статус сборника как третьего тома «Католических проповедей» и одновременно название «Жития святых» оправданы.

В предисловии к Книге Бытия Эльфрик как нигде в своим работах выступает против точного перевода. Он считает простой перевод недостаточным, так как при этом он лишается возможности добавления комментария, что естественно в проповедях. Для Эльфрика особенно важна необходимость комментария Ветхого Завета по причине опасения, что несведущий не поймет различия между Ветхим и Новым Заветами, что люди будут смущены отдельными эпизодами из Ветхого Завета или попытаются следовать примеру старейших. Житийный материал часто также обладал некоторой опасностью создания неверных прецедентов для современников. Можно назвать несколько причин обращения Эльфриком к житийному жанру. Во-первых, это признанный жанр, и при создании «Житий святых» Эльфрик опирался на уже известные жития святых и в определенной мере следовал жанровым характеристикам источников. Во-вторых, период написания сборника совпадает со временем нового вторжения скандинавов в Англию. В связи с этим меняется состав тем, актуальных для творчества Элъфрика. Если прежде проповеди Эльфрика затрагивали догматические вопросы о Христе, Церкви, грехе и спасении, то в «Житиях святых» их сменяют суждения этического, морального плана. Смена тем естественно ведет и к смене жанра. Основным жанром изучения Библии и изложения христианского учения является комментарий или проповедь; сообщать же об этических нормах возможно и в рамках иных жанров, здесь скорее важен пример, а не комментарий. Однако Эльфрик вводит комментарий и в жития: использование ХУ1 главы, предлагающей некий общий комментарий к житиям сборника, гомилетические вкрапления. Основная возможность избежать неверного восприятия текста читателями-слушателями заключается для Эльфрика в тщательном отборе текстов с точки зрения их достоверности и авторитетности, но самое главное - с позиции религиозной и патриотической этики.

Примечательно, что события современной Англии интересны средневековому писателю не в качестве отдельных явлений, они вписаны в контекст всемирной церковной истории. Несмотря на то, что сборник как образец литургического легендария оформляет свои главы в соответствии с порядком церковного календаря, то есть в историческом плане непоследовательно, возможно прочтение сборника как церковной истории благодаря уже названной проповеди «В память святых». Исторична и эльфрикова концепция чудес. История чудотворчества у Эльфрика получает следующее развитие: «Сначала сам Христос излечивал немого и глухого... и воскресил мертвого к жизни; потом Он совершал эти чудеса при помощи апостолов и других святых. Теперь, в наше время, тоже везде, где похоронены святые, Бог являет много чудес...» . То есть в современное Эльфрику время истинные чудеса были посмертными. Чудеса становятся приметой времени, их эволюция параллельна истории распространения христианства, получившей описание в «Житиях святых».

Агиографическая жанровая природа у Эльфрика обогащена также эпическим началом. По мнению Л.В.Евдокимовой, «стихотворные жития генетически связаны с эпосом и сохраняют некоторые унаследованные от него черты в течение всего своего существования»6. Сборник «Жития святых» как проза, приближающаяся к поэзии, не исключение. Генетически они продолжают традицию древнеанглийских аллитерационных поэм религиозного эпоса, клерикального преемника героического эпоса.

Выявление различий и подобий жанра жития и героической поэмы, способов совмещения их у Эльфрика - основная задача третьей главы диссертации. В первом параграфе рассматривается стиль произведений Эльфрика. Эльфрика общепризнанно называют мастером слова, великолепным стилистом прозы. Его талант стилиста во многом определен заботливым отношением к родному языку (его учебники по латыни одновременно оказываются пособиями по древнеанглийскому). Наибольшую известность ему как стилисту принес ритмичный аллитерационный стиль «Житий святых» и более поздних работ. По типу стиля творчество Эльфрика можно разделить на два периода: период «обычной» прозы и период аллитерационной ритмичной прозы. К первому периоду относятся «Католические проповеди» (в своем большинстве), De Temporibus Armi, «Грамматика», «Вопросы» и большая часть перевода Книги Бытия (здесь ритмичный аллитерационный стиль начинает появляться в части 19 и становится постоянным в 22). Началом второго периода можно считать время создания второго тома «Католических проповедей», Рде отдельные главы либо ритмичны, либо имеют ритмичные отрывки. Что же касается «Житий святых», то

' The Homilies of Aelfric: Supplementery Collection. L., 1967. EETS, N250, p. 292. Евдокимова Л.В. У истоков французской прозы. Прозаическая и стихотворная форма в литературе XI11 века.

М, 1997.-С 51.

10

они ритмичны, кроме отдельных дополнительных мест. После этого сборника Эльфрик, по-видимому, всегда пишет исключительно в ритмичном стиле.

В литературоведении возникла дискуссия по поводу образца, на который ориентировался Эльфрик, создавая ритмичный аллитерационный стиль (латинская ученая или древнеанглийская эпическая традиции). Согласно общей концепции нашего исследования, нам ближе последняя точка зрения. Для латинского, герменевтического стиля было характерно нарочитое употребление необычной, часто очень непонятной, ученой лексики, насыщенной архаизмами, неологизмами, грецизмами. В Англии этого периода герменевтический стиль получил повсеместное распространение в церковной письменности. Как отмечает М.Лэнидж, «в список авторов, следующих герменевтическому стилю, включены почти все известные авторы этого периода, кроме Эльфрика. Он решительно выступал против этого стиля»7. Эльфрику было важно, чтобы смысл его проповедей и житий был адекватно воспринят его слушателями и читателями. Герменевтический же стиль не способствовал ясному пониманию материала.

Продолжая древнеанглийскую традицию аллитерационного стиля, нашедшего воплощение в известных нам «Бликлянских проповедях», «Житии св. Чада» и других произведениях, и, безусловно, помня о красотах языка латинских источников, Эльфрик создает свой особый ритмичный стиль прозы. Использование этого стиля при создании собрания житий соответствует общей тенденции сборника и определенному сближению с произведениями эпического и религиозно-эпического жанров, стремлению к слиянию с национальным поэтическим искусством. Задачей Эльфрика, которую он успешно решил, было отделение ритма и аллитерации древнеанглийской поэзии от ее традиционного словаря и синтаксиса, объединение их со словарем и синтаксисом прозы. Чтобы достичь этого, он сохранил ровно столько ритма и аллитерации, сколько можно было соотнести с грамматической структурой обычного прозаического предложения. Эльфрик небезуспешно пытался создать внешнюю гармонию между ритмом и мыслью. Всеединство поэтического мира «Житий святых», этого монашеского эпоса, получает свое выражение и на языковом уровне через взаимозависимость слов, выделенных аллитерацией.

Во втором параграфе «Композиция и сюжет» называется два типа сюжета отдельных глав «Житий святых» в соответствии с двумя типами житийных образов - мучеников и исповедников -, свойственных всей христианской агиографии. Эти сюжеты поделили между собой историю жизни и смерти Христа.

' Lapidge, Mickle. The Hennenevtic Style in Tenth-Century Anglo-Latin Literature// Anglo-Saxson England, 1975, N4. - P. 101.

11

Ч.Альтман определил два типа оппозиций, лежащих в основе сюжетов средневековых житий. Он предложил видеть в основе сюжета мартирия диаметральную оппозицию, а в основе жития исповедника - градационную. При описании житий с диаметральной оппозицией он сравнивает их с эпосом. В числе общих для обоих жанров характеристик - сцены, включающие чередование двух диаметрально противоположных сил, подчинение индивидуального начала -задаче группы, развитие сюжета удалением «исключения», определение добродетели противопоставлением греху и идентификация повествования с позиции положительно оцениваемой группы в тексте. Построение агиографического сюжета у Эльфрика придерживается обоих типов оппозиции. Но ближе ему была мартирологическая модель, и следовательно, сюжет основного числа глав его труда придерживается диаметральной оппозиции.

В качестве примера житий диаметральной оппозиции (то есть мартирий) в «Житиях святых» Эльфрика рассматриваются «Страсти св. Юлиана и его жены Василисы», а градационной - «Житие св. Василия». В первом случае в добавление отмечается существование резкой границы между ранними и поздними, более условными по характеру описания, мартириями. В ранних житиях святой чувствует боль и терпит ее с упорством. В поздних житиях, где пытки стали более преувеличенными, условность проявляется в чудесной защищенности святого от боли во время самых страшных пыток. Акцент переносится с мученичества святых на их божественную защищенность, что представляется более актуальным для читателей-монахов времени Эльфрика, ибо от человека требовалась глубина веры, а не сверхчеловеческая сила воли. Среди житий исповедников выделяется «Житие св. Свизина, епископа» тем, что оно повествует о «жизни после смерти» святого, представляет собой по сути собрание посмертных мираклей святого.

Последовательность изложения событий у Эльфрика соотносится с синтаксисом. Четкое, ясное, линейное движение мысли в житии соответствует движению мысли в предложении. Эльфрик ради ясности содержания повествования отказывается от углубления в деталь, на уровне синтаксиса - от придаточных предложений, тормозящих движение мысли обращением/ к частностям. Агиограф убирает все, что мешает повествованию, простому течению событий кроме диалогов о Боге, молитв и гомиястических вкраплений. У него отсутствуют любого рода описания (топографические, портретные), детали, уточняющие ситуацию. Повествование разбивается на мини-эпизоды, связанные единством места, времени, предлагающим единство обстоятельств. Эти мини-эпизоды нанизываются друг на друга часто без каузальной связи. Эльфрик не

12

допускает повторов повествования ради соединения отдельных частей, пропускает такие связующие отрывки, имеющиеся в оригиналах.

Мини-эпизоды различаются между собой большей или меньшей протяженностью, связанной с типом их плана: крупного или панорамного. Эпизод может лишь называть событие, а может расписывать его в виде «Квазидраматического действия» («квазидраматические» мини-эпизоды состоят из авторской ремарки и обмена репликами). В работе делается вывод о том, что композиционное построение предложения, отдельного жития и сборника в целом обладает сходством и взаимосвязанностью.

В третьем параграфе «Хронотопные характеристики» отмечается, что в «Житиях святых» Эльфрика можно найти традиционную средневековую агиографическую хронотопную крестовую модель мира. Мир в житиях имеет земную горизонталь и небесную вертикаль. Вместе с тем у Эльфрика скудна любая пространственная конкретизация, и явное противопоставление Небесного царства и ада у Эльфрика почти не встречается. Земной мир является отражением противоборства оппозиции Небесного царства и ада, он виделся средневековому человеку как арена этого противоборства, арена в масштабе всего земного мира и в масштабе одного человека, его души. У Эльфрика, на наш взгляд, актуализировано понятие «арена», на земле происходит некое действие, представление для зрителей. Для Эльфрика очень важны эти зрители, зрители внутри произведения и вне его, то есть слушатели-читатели. Происходит потенциальная идентификация этих групп зрителей: как внутрижитийные зрители в результате представления (например, поединка в чудесах между мучеником и языческими жрецами) обращаются в христианство иди укрепляются в вере, так и слушатели-читатели жития или мартирия (после знакомства с произведением этого жанра) могут последовать примеру первых.

Важной особенностью агиографического жанра у Эльфрика наряду с пренебрежением топологическими описаниями является стремление к точным топографическим названиям. В каждом житии Эльфрика приводится название местности, где разворачиваются житийные события. Среди таких названий выделяется особый, присущий всей европейской агиографии топографический остов. Он составлен из названий знаменитых христианских мест Средиземноморья, это прежде всего 4 раннехристианских центра церковного управления: Иерусалим, Антиохия, Александрия. Рим и их окрестности. Эльфрик в своей книге расширяет географические рамки деятельности святых за счет земель Англии и Франции. При обращении к национальной топографии его взгляд становится пристальнее, заинтересованнее. В некоторых случаях наблюдается

13

сокращение топографического ряда, например, в случае с переводом Книг Библии: «Страсти св. Маккавеев». Эльфрик, порой отрицательно высказывающийся на счет иудеев, и в этой адаптации части Библии, повествующей о еврейской истории, он склонен это не акцентировать. Эльфрик как бы превращает еврейскую историю во всехристианскую, в историю борьбы христианского народа с язычеством.

ХУ1 глава собрания житий Эльфрика внешне выстраивает события в хронологическую перспективу. События христианского прошлого, перечисленные в проповеди «В память святых», группируются словно в эпосе, на «героические» эпохи: ветхозаветная, Христова, апостольская, ранних мучеников, египетских отшельников, монахов-исповед каков эпохи признания христианства, английских святых недавних времен. Одним из самых популярных «героических» времен христианства в «Житиях святых» оказывается эпоха римских гонений па христиан, с ней Эльфрик постоянно сравнивает свое время. Именно историческая эпоха определяет тип святости. Внутри жития также реализуется понятие временной перспективы различными способами: упоминанием предшественников, учителей святых.

Наряду с крупными топосами, такими как города и их окрестности, предлагается и более мелкая локализация действия (монастырь, тюрьма, арена, дома страждущих и т.д.), они тоже характеризуют святых. Мелкие топосы группируются в соответствии с житийным типом: для римских мартирий характерны языческий храм, тюрьма, арена, для житий исповедников - храм, улица, какое-либо место в пути и др.

Четвертый параграф «Житийные образы». В сборнике выделяется несколько групп житий. Самая многочисленная их них - римские мартирий, особый тип римских мартирий - мартирий святых дев. Другая группа представляет известных «исповедников» - епископов и аббатов, которые достигли святости не через мученичество, а путем духовного служения. Жития английских святых образуют третью группу, внутри этой группы также реализуются категории святых -мучеников, исповедников, девственниц. XV и XXXVI части - это агиографические проповеди об апостолах - Марке Евангелисте и Фоме Апостоле; а под номером XVIII значатся переводы из Библии - из Книги Царств и Маккавейской Книги, где описываются деяния ветхозаветных святых и патриархов. Таким образом, заявленный в проповеди "В память всех святых" исторический ряд святых реализуется в отдельных житиях и проповедях сборника. Читатели здесь найдут истории о ветхозаветных святых и патриархах, Христе (I), апостолах, римских

14

мучениках, египетских отшельниках, монахах, исповедниках и английских святых.

Известно, что все образы святых - подражания Христу, исповеднической или мученической части его жизни. Святые в житиях подражают его добродетелям, деяниям и чудесам. В дополнение святые послеаиостольского времени совершают подражание святым Ветхого Завета и апостолам. Святые в «Житиях святых» часто осознают свою преемственность в деяниях и подвигах благочестия Христу и святых предшествующих времен. Например, в главе о св. Агате героиня, отвечая на угрозы своему преследователю, перечисляет ряд пыток и способы ограждения святой от них милостью Божьей. «Если ты захочешь сейчас скормить меня диким животным, они сразу станут ручными под моими руками ради имени Иисуса. Если ты приготовишь огонь для меня, то неожиданно придет ко мне с небес исцеляющая роса с помощью ангелов Господних. Если ты прикажешь бить меня бичом, то с помощью Святого Духа я буду презирать все удары»8.

В стремлении героев подражать Христу происходит возвышение их над остальными людьми. Обрисовка образов святых происходит с помощью способов, схожих с эпическими, герои лишены человеческих слабостей, раскрывается их абсолютная преданность Господу.

«Жития святых» образцом любой из перечисленных групп житий предлагали для прочтения важнейшие политические и этические уроки, необходимые для современников Эльфрика. Эльфрик усматривал тесную связь между временем ранних мучеников и проблемами его собственной эпохи времени войн с викингами, возможно, поэтому мартирии составляют большую часть его сборника.

В житиях английских святых воссоздана образцовая модель христианского короля. Эта модель, заимствованная из прошлого, предлагается королю и знатным мужам для воплощения в настоящем (например, «Житие св. Освальда, короля и мученика»).

Весьма распространенная в «Житиях святых» модель отношения святого с Богом - святая дева, невеста Христова. Например, в мартирии св. Агнеты, которая «тринадцати лет потеряла смертность, но приобрела вечную жизнь за то, что любила Христа»9. В житии английской святой девы Этельрут отношение «жених-невеста» не выделяется, акцентируется иной аспект. Главный интерес этого жития, на наш взгляд, заключается в преподнесении факта сохранения святой

Aelfric's Lives of Saints being,. .BETS, 76. L., 1881. V. К p. 201. ' Aelfric's Lives of Saints being... liETS, 76. P. 173.

15

целомудренности как чуда. Согласно концепции чудес Эльфрика в последний период чудотворчества видимые чудеса могут совершаться только после смерти святого, а при жизни святого происходят невидимые, духовные чудеса. К их числу Эльфрик относит и сохранение девства. Образ св. Этельрут продолжает ряд римских святых дев и открывает перспективу для будущего свершения подобного чуда.

Жития исповедников удовлетворяли потребности в образце христианина, совершающего подвиги благочестия в мирной жизни. Среди житий святых, изданных В.Скетом, выделяется «Житие св. Марии Египетской». Оно настолько отличается от других житий Эльфрика, что предполагается его принадлежность пеРУ Другого автора. Тексту присущ более сложный синтаксис; наблюдается замедленный темп развития действия, благодаря различного рода уточнениям, придаточным предложениям, описаниям достоинств святого, отдельным молитвам. Благодаря этому, события, образы и их действия приобретают рельефность. В данном житии применяются более просторные описания, нежели простое упоминание о фактах в других житиях сборника.

На фоне этого жития четче проявляется своеобразие агиографических героев Эльфрика. Большинство персонажей Эльфрика - это деятельные люди, которые служат Богу поступками, направленными не только на себя, но и на окружающих. Такие поступки предполагают воздействие на людей, являют собой особого рода «представление». Это святые-миссионеры, своими чудесами или мученичеством внушающие веру во всемогущество Бога. По их примеру «публика», обязательно присутствующая при их деяниях, принимает эстафету веры. В «Житии Марии Египетской» иная картина. Зосима и Мария - это святые-аскеты, которые направляют свою духовно-религиозную деятельность на самих себя, а не на других людей.

Жизнь Зосимы проходит в стенах монастыря, из которого он отправляется в еще более отдаленный монастырь, который настолько уединен, что появление здесь Зосимы монахам представляется не случайностью, а волей Бога. Показательно, что братия этого монастыря перед пасхой покидает монастырь, дабы провести время в еще более полном уединении в пустыне, стараясь избежать случайной встречи с людьми или друг с другом, чтобы ничто не отвлекало их от общения с Господом.

В «Житии св. Мавра» Эльфрика повествуется о строительстве церкви на реке Луаре, осуществляемом при содействии знатных, богатых людей, под покровительством самого короля. Этот монастырь возводился как заведомо знаменитый. Он я вляется составной частью миссионерства. В великолепии

16

монастыря, в пышности его убранства проступает могущество, богатство и знатность персон, поддерживающих это строительство, а значит преклоняющихся перед христианским Богом. В «Житии Марии Египетской» монастырь специально затерян так надежно, что только ангел и может сопроводить туда человека.

Г.Федотов в статье «Геновефа и Симеон Столбник» сравнил жития галльской святой и греческого отшельника. На их примере он очертил два житийных типа святых: деятельного исповедника и аскета. По мнению исследователя, «Св. Симеон и св. Геновефа воплощают для нас и другую -историческую - антиномию христианства. В них естественно видеть православные иконы восточной и западной Церквей»10. В сборнике житий Эльфрика реализуется именно католическое видение образа христианского святого мирного времени, а в «Житии св. Марии Египетской» - образа аскета.

В «Житиях святых» Эльфрика предполагается существование двух аудиторий, воспринимающих деяния святых: внешней и внутренней (читатели-слушатели и второстепенные персонажи). Последние являются либо сторонниками, либо противниками христианства, за что они вознаграждаются или караются в художественном мире эльфриковой агиографии. Именно для них -слушателей-читателей и внутритекстовых зрителей «разыгрывается» действие в житии. Реакция на изображаемые события внешней аудитории подсказывается действиями внутренней.

Подобно эпосу в житиях все, происходящее на земле, есть результат борьбы надмирных сил, конкретнее, Бога и дьявола. Ареной для этой борьбы становится душа второстепенного персонажа жития. Именно он может колебаться в совершении своего выбора. Святые и их антагонисты изначально положительны или отрицательны, изначально и до конца они - слуги Господа или дьявола. Однако «души» героев мы не видим, их размышлений, чувств, только результат этой борьбы, выбор, совершенный владельцем «души». Положительные или отрицательные мысли и действия второстепенных персонажей принадлежат не им, а внушены Богом или дьяволом. Действия главных героев и их антагонистов также определяются влиянием надмирных сил. Но они остаются послушны только голосу своего Бога или богов. Второстепенные персонажи могут сначала быть исполнителями дьявольской, а затем божественной воли, осознав ошибку. Также, по мнению Эльфрика, следует поступать читателям-слушателям житий, если они вдруг ошиблись и оказались на стороне язычников. Этот назидательный вывод -главное, что должны почерпнуть современники Эльфрика из его

1 Федотов Г. Св. Геновефа и Симеон Столбник// Альфа и Омега. - М.. 1996. - №4 (И). - С. 154-155.

агиографического сборника. Для убедительности данного положения автор использовал весь арсенал художественных средств агиографического жанра.

В заключении работы подводятся итоги проведенного анализа житийного творчества Эльфрика в контексте Бенедиктинского возрождения

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1)Гомилетический элемент в «Житиях святых» Эльфрика (955-1010?)// X Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сборник статей и материалов. - М., 1998. - С. 39-40.

2) Ориентация творчества Эльфрика на восприятие аудиторией как обязательное свойство культуры эпохи Средневековья// Образование, язык, культура на рубеже ХХ-ХХ1 вв.: Материалы международной научной конференции (22-25 сентября 1998 г.). Часть 3. - Уфа, 1998. - С. 40-41,

3) Черты кроссжанровости в «Житии св. Свизина, епископа// IV Держааипскис чтения. Серия: Материалы научной конференции молодых ученых. Февраль 1999 г. - Тамбов, 1999. - С. 98-99.

4) Способы реализации одного литературного образца в разиожанровых произведениях (на примере средневековой проповеди и жития). Criterion. «Традиция в контексте русской культуры». Выпуск 2. - Межвузовский сборник работ по гуманитарным паукам. - Череповец, 1999. - С. 3-6.

5) Художественный топос в «Житиях святых» Эльфрика// XI Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сборник статей и материалов. -Часть 1,М,, 1999.-с. 50-51.

Aelfric's standing amongst his contemporaries is well attested. Not only does the widespread dissemination of his works indicate his popularity, but we can also see his influences on, and direct reworking by, the other main prose writer of the period, Archbishop Wulfstan. However it is in later periods that ?lfric begins to be recognised as an important writer. With the upsurge of interest in Saxon studies in the sixteenth-century, led predominantly by Archbishop Matthew Parker, ?lfric's works are looked at afresh. Indeed, one of his homilies is possibly the first text to be printed in Old English (Parker, M. A Testimony of Antiquity showing Ancient Faith of the Church of England Touching the Sacrament of the Body and Blood of the Lord (London, 1571)) being used by the protestant reformers in their discussions on transubstantiation. This interest continued throughout the seventeenth and eighteenth centuries, culminating in Benjamin Thorpe's edition (1844-6) of The Homilies of the Anglo-Saxon Church: the First Part, containing the Sermones Catholici or Homilies of ?lfric (2 vols) and the short-lived ?lfric Society. However, the end of the nineteenth century (despite renewed interest in his texts by German editors such as Grein and Assmann) witnessed the rise in popularity of Old English poetry. Ever since, texts such as Beowulf and The Wanderer or The Seafarer have attracted much more scholarly attention than the relatively neglected area of prose. This is not to say that ?lfric has been completely overlooked. The Early English Text Society lists amongst its publications such editions as W. W. Skeat's ?fric's Lives of Saints: A Supplementary Collection (EETS, OS 76, 82, 94, 114, 4 vols (London, 1881-1900, repr. in 1966)); Crawford's The Old English Version of the Heptateuch: ?lfric's Treatise on the Old and New Testament and his Preface to Genesis (EETS, OS 160 (London, 1922)); Pope's Homilies of ?lfric: A Supplementary Collection (EETS, OS 259 & 260 (London, 1967-68)); Godden's ?lfric's Catholic Homilies: The Second Series (EETS, 5 (London, 1979)); and Clemoes' ?lfric's Catholic Homilies: The First Series (EETS 17 (London, 1997). Furthermore with the appearance of web-based editions of ?lfric's homilies on the Old Testament books of Esther, Judith, and the Maccabees (Lee, 1999 http://users.ox.ac.uk/~stuart/kings/), and Godden's recent ?lfric's Catholic Homilies: Introduction, Commentary, and Glossary (EETS 18 (London 2000)) it is possible that a renaissance in ?lfrician studies is about to take place.






 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова