Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ФЕДОР УШАКОВ


 

Из словаря святых

Феодор Ушаков (1718, имение под Романовым Ярославской губ. – 19.2.1794). Иван Ушаков, дворянин и сержант гвардейского Преображенского полка, решил стать монахом в двадцать лет после того, как на его глазах один из товарищей в разгар дружеского веселья упал на пол и умер. Он ушел в поморские леса на берега Северной Двины, поселился в заброшенной избушке и жил тут три года. Крестьяне его подкармливали, а вот местное начальство было недовольно: людей, которые слишком самостоятельно себя вели, в империи недолюбливали, видя в них возмутителей порядка. В лесах часто скрывались те, кто не мог уйти в монастырь, потому что был православным-старообрядцем, а таких людей полиции было приказано выискивать и арестовывать. Через шесть лет такой жизни Ушакова в конце концов арестовали и отправили в Петербург. Императрица разрешила ему остаться монахом, но только отправила в Александро-Невскую лавру, где 19.9.1747 г. он был пострижен с именем Феодора. Монахи его невзлюбили именно за то, что он был больше монахом, чем они, более набожен, петербуржцы шли к нему за советом и духовным руководством, собирался у него кружок для чтения вслух благочестивых книг. В 1757 г. Ушаков не вынес травли и выпросил разрешения перейти в Саровскую пустынь, тогда ничем не знаменитую, а в 1759 г. в Санаксарскую пустынь под Темниковым. С ним уехали многие его ученики и ученицы. 13.12.1762 г. он был рукоположен в иеромонахи и сделан настоятелем. Одним из первых в России он завел в монастыре старчество, когда каждый монах мог в любое время придти к настоятелю за советом, утешением и руководством. Приходили к нему и миряне. Одно время любил спрашивать совета у о. Федора темниковский воевода Неелов, но добром начальственное благочестие не кончилось. Однажды по просьбе крестьян Ушаков попросил Неелова не отрывать их в разгар страды на строительство воеводского дома. Последовал донос в Петербург, и о. Федора отправили в Соловецкий монастырь на «исправление». Своим духовным детям он писал тогда: «Не печальтесь, а радуйтесь, что до такой скорби благость Божия нас доводит, тем более что она пришла совершенно безвинно, а за одно обличение человеческого нечестия и вопиющей на небо несправедливости, что мы, по обязанности нашей, всегда о том говорить должны, и не токмо страдать, но и умирать готовы». Лишь через девять лет его освободили, но поста настоятеля не вернули. Его «преемник» относился к Ушакову ревниво, запрещал ему ездить в женский монастырь, который . Феодор организовал еще до ссылки, и вообще считал непорядком то, что вокруг старца «толпились» ученики.

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова