Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

БИБЛИЯ

антиномии; символические действия в Б.; символика; символы; священные числа и символические; трехчастный период как символический прием; полисемантизм; историзм; теоморфизм; социоморфизмы; натуроморфизм; метафоры; метонимии; миф; чудеса; гиперболы; роды литературные; жанры; апофтегмы; стихотворные части; двустишия; концептуальная символика; натуроморфность. пословицы. хиазм.

криптограммы; антропоморфизмы; триплеты; этиологические сказания; cинекдохи;

прообразы; параллелизмы и парафразы; гебраизмы; крылатые выражения; пословицы;

Ideal Figures in Ancient Judaism. Profiles and Paradigms. Ed. John Collins, George Nickelsburg. Chico, CA: 1980. 258 p.

ПОЭТИКА БИБЛЕЙСКИХ КНИГ


Из "Библиологического словаря"
священника Александра Меня
(Мень закончил работу над текстом к 1985 г.; словарь оп. в трех томах фондом Меня (СПб., 2002)) 

К досье Меня

ПОЭТИКА БИБЛЕЙСКИХ КНИГ, лит.-художеств. структура свящ. книг, а также изучение их изобразительных средств, приемов и *жанров литературных.

Поскольку Писание является не только Словом Божьим, но и словом человеческим (см. ст. Богочеловеч. природа Свящ. Писания), изучение его П. играет немалую роль в экзегезе. Специфические особенности П. необходимо учитывать для того, чтобы мысль свящ. писателя была понятна более полно и точно. Лит. форма библ. книг является как бы "плотью" заключенного в них *Откровения; поэтому законы П. важны для понимания не только историч. и лит. плана Библии, но и ее богословия.

1. Общая характеристика П. Библии. Как отмечали мн. исследователи, лит. специфика Библии выявляется особенно четко при сравнении ее с античной литературой. Если последняя описывает людей, вещи и обстоятельства как предмет эстетического созерцания, то Библия никогда не преследует чисто эстетических целей. Изобразительные приемы играют в ней служебную роль. Основная мысль свящ. авторов направлена на деяния Божьи в жизни людей. Отсюда отсутствие лит. портрета, условность пейзажа. Нередко библ. книги начинаются без вступления, словно продолжая предшествующий рассказ, порой события излагаются без точной географич. и хронологич. локализации (призвание Авраама, Иеремии и т.д.). Многозначит. недосказанность оттеняет тайну, непостижимость Божьих деяний. Образы *патриархов и пророков как бы выступают из тумана и снова скрываются за таинственной завесой (прор.Илия). В отличие от поэтики греческой лит-ры, Библия не создает законченных, сформированных характеров. Люди даны в динамике их бытия перед лицом Божьим. "Душевные свойства описываются в Библии как динамическая энергия, а не как предметный атрибут" (*Аверинцев). Это относится и к природе. Пластика библ. описаний далека от завершенной статики: она вся в движении, в порыве. Мир всегда находится на грани чудесного. Невыразимость соотношения Бог — творение подчеркивается парадоксами *концептуальной символики. При этом П. Библии свойственна необыкновенная выразительность. Становление народа Божьего, переживания пророков и псалмопевцев, драма неверности и возмездия, свет евангельских событий, радостный дух Деяний Апостольских — все это обладает силой воздействия, к-рая побеждает дистанцию стран и веков. Несмотря на разнородность библ. книг, их П. характеризуется сходными лит. приемами, проходящими через всю Библию от Кн.Бытия до Откровения. Одна из сложных диалектических черт П. Библии — ее двойственное описание как Бога, так и человека. Сущий есть Бог Живой, и поэтому Его отношение к миру передается с помощью *антропоморфизмов; в то же время утверждается, что Он Бог непостижимый, абсолютно превышающий все тварное. Человек представлен в Библии как любимое чадо Божье, как венец всего созданного, как объект промыслительной любви; но свящ. авторы далеки от его идеализации. Даже великие герои Писания не рисуются беспорочными. "Они — носители Божественной воли, однако они не непогрешимы, они подвержены несчастью и унижению, — и в несчастье, и в унижении открывается в делах и речах величие Бога" (Э.Ауэрбах). Величие человека заключено не просто в его природе, а является небесным даром. Все художеств. приемы П. библ. книг служат намерению показать, что только в Боге и через Бога человек обретает свою высшую ценность. Это показано через судьбу патриархов, пророков, судей и царей и через призму внутренней жизни личности: мудреца, пророка, псалмопевца, апостола. Литературоведы многократно пытались вычленить в Библии "светские" мотивы и темы. Их ошибка заключалась в том, что они игнорировали общий контекст и дух Писания. "Светские" элементы играют в свящ. книгах служебную, подчиненную роль. Они никогда не превращаются в нечто самодовлеющее. Прием недосказанности оставляет простор многоплановому пониманию и свидетельствует о библейском *полисемантизме.

2. П. Библии и литература *Древнего Востока. С начала открытий в Египте и Двуречье, Библию как лит. памятник перестали рассматривать изолированно. Были обнаружены многочисл. параллели между библ. П. и П. древневост. литературы. Вавилонские молитвы, егип. лирика и ханаанская религ. поэзия несомненно влияли на свящ. писателей в лит.-художеств. отношении (см. ст. Древний Восток и Библия). Однако даже с т. зр. чисто литературоведческой, Библия не является памятником, стоящим в одном ряду с произведениями древневост. поэзии и прозы. Последние в отличие от Библии принадлежат локальному, ушедшему миру и с гибелью этого мира во многом утратили силу своего воздействия. Они принадлежат истории. Сопоставление их с Библией может помочь лишь лучшему пониманию художеств. форм, в к-рые облекалось Слово Божье.

3. Библейская поэзия. Переводы Библии, выходившие до кон. 19 в., игнорировали особенности поэтич. разделов Свящ.Писания. Однако еще *Иосиф Флавий обратил внимание на стихотворную природу мн. частей ВЗ. Он пытался определить их в свете античного стихосложения. Подобные же попытки находим мы у *Оригена (Толк. на Пс 116), у *Евсевия Кесарийского (Приготовление к Евангелию, XI, 5), у блж.*Иеронима (Предисловие к Толк. на Иова). Но радикальное изменение взгляда на библ. поэзию произошло лишь в 18 в. Поэтическая структура Библии привлекла внимание *Лессинга и *Гердера, а англичанин Р.Лоус (Lowth) в 1778 охарактеризовал библ. параллелизмы (см. ниже) как основную отличительную черту свящ. поэзии. В дальнейшем исследования П. библ. книг привели к созданию новых принципов перевода, к-рые учитывали роль стихов, строф и ритма в поэтич. книгах Библии. Установлено, что поэтич. текст занимает в Свящ.Писании больше половины всего объема Библии. Отдельные места Пятикнижия, почти все *Учительные и *Пророческие книги написаны стихами (см.перечень стихотв. мест ВЗ в "Руководстве к чтению и изучению Библии" *Вигуру, т.2, с.237). В НЗ к поэтич. жанру в узком смысле слова относятся лишь отд. гимны (Лк 1:14-17; 32-33; 35; 46-55; 68-79; 2:29-32 и др.), в то же время большинство речений и притч Иисуса Христа несомненно носят поэтич. характер.

4. Частные формы и приемы П. устанавливаются не только при изучении самого текста Библии, но и при сравнении его с произведениями восточной и античной лит-ры.

а) Акростих (от греч. Ґkroj, крайний и sticoj, стих), поэтический прием, при к-ром первые буквы каждой строки, соединенные вместе, образуют самостоятельное целое (имя, алфавит и т.д.). Акростих служил мнемоническим целям (запоминание текста наизусть). Примерами акростиха являются Пс 11 и 118 и Плач, где употреблен алфавитный акростих.

б) Аллитерация (alliteratio), использование слоговых и буквенных созвучий. Библия исключительно богата аллитерациями, одной из форм к-рых является игра слов (см. примеры в "Руководстве" Вигуру, т.2, с.242). Переводы Евангелий на *древнеевр. и арам. языки позволяют выявить аллитерации в их предполагаемом семитич. подтексте (напр., баним и эбаним, сыны и камни, в Мф 3:9; Абба и уба, Отцы и недра, в Ин 1:18). Вполне понятно, что при переводах ВЗ на др. языки аллитерации исчезают.

в) Амплификация (от лат. amplificatio, расширение), повторение слов и конструкций с целью усилить мысль. Примером амплификации служит речь прор.Исайи в 2:12-16.

г) Архаизмы (от греч. ўrca‹oj, древний), употребление слов и выражений, свойственных минувшим векам. Архаизмы появляются в поздних книгах ВЗ, авторы к-рых стремились подражать стилю древних предшественников. Так, имя Божье Элоах (мн.Элохим, Элогим), употребляющееся в Кн.Иова, в период написания книги стало уже архаичным и редко употреблялось в религ. обиходе.

д) Бродячие, или странствующие, сюжеты, сюжеты, переходящие из страны в страну, принимая повсюду местный колорит. Наличие в Библии бродячих сюжетов устанавливается путем сравнения ее с лит-рой др. народов. В частн., библ. сказание о *потопе могло иметь в качестве прототипа широко распространенный бродячий сюжет. См. образцы сказания о потопе в кн.*Фрезера "Фольклор в Ветхом Завете".

е) *Гиперболы.

ж) Звукоподражания употребляются для усиления образного впечатления. См., напр., Иов 39:25.

з) Идиомы (от греч. „d…wma, своеобразность), непереводимые или труднопереводимые слова и словосочетания, свойств. к.-л. одному языку. При буквальном переводе идиомы теряют свой первонач. смысл и поэтому требуют либо комментария, либо перефразировки. Так, выражение "ходить пред Богом" (Быт 5:24) означает благочестивую жизнь; "призывать имя Господне" (Иоиль 2:32) означает чтить Бога; "приложиться к роду своему" (Быт 25:8) означает умереть; слово "познать" чаще всего связано не с деятельностью разума, а с понятиями "любовь", "обладание", "умение".

и) Инвективы, полемич. речи, часто имеющие иронический или даже сатирический оттенок. Часто встречаются в речах пророков, особенно направленных против царей, неверных израильтян и идолопоклонства (см., напр., Иер 5:1 сл., Ам 4:4 сл.).

к) Иносказания, способ изображения одного явления под видом другого. Все Свящ.Писание пронизано иносказаниями. Многие из них переходят из одной книги в другую. Так, иносказательное изображение народа Божьего в виде виноградника (Ис 5) находит развитие в притчах Христовых о виноградарях (Мф 20:1 сл.). Нередко Иерусалим предстает в образе женщины (Ис 1:8).

л) Ирония чаще всего окрашивает инвективы (см. выше). Она присутствует у пророков (Ос 7:11), и в обличительных речах Иисуса Христа (напр., Мф 11:16-19).

м) Метафора (от греч. metaforЈ, перенос), одна из форм иносказания, когда на одно явление переносятся свойства другого. Метафоры особенно необходимы, когда речь идет о тайне Божества, ибо эта тайна может быть выражена только метафорич. образом. Фактически все библ. антропоморфизмы являются метафорами. Точно так же сравнения Бога со светом (1 Ин 1:5), огнем (Ам 5:6) и др. *натуроморфные образы Библии являются метафорами. Метафоры не претендуют на адекватное изображение действительности, их цель — описать Запредельное путем сравнения. На это, в частн., указывают слова прор.Иезекииля "как бы" (1:5 сл.) и выражение в Откр 4:3 "подобен камню яспису". Нередко библ. метафоры имеют форму концептуальной символики.

н) Метонимия (от греч. metonum…a, переименовывать), форма иносказания, близкая к метафорам. В метонимии один предмет обозначается другим, родственным ему по функции, месту и т.д. Напр., власть монарха обозначается словами "трон" или "корона". Метонимии встречаются в Библии довольно часто. Так, слово Сион (один из холмов Иерусалима) отождествляется с самим городом и со всем Израилем; имя Моисей обозначает Закон или все книги ВЗ (Лк 24:27).

о) Персонификация

п) Поэтический параллелизм (от греч. parЈllhloj, идущий рядом), расположение смысловых стихов в виде параллельных двустиший или тристиший. Поэтический параллелизм до последнего времени рассматривался как гл. особенность П. Библии. Однако ряд совр. экзегетов предпочитает говорить о стилистич. симметрии (см. ниже) и ограничивает поэтический параллелизм параллельными стихами, к-рые по смыслу не связаны между собой. Между тем, стилистич. симметрия двустишия (дистиха) характерна именно смысловым единством обоих членов. Многие экзегеты продолжают использовать термин "поэтический параллелизм" ко всем видам стилистич. симметрии.

Десницкий А. Поэтика библейского параллелизма. – М.: Библейско-богословский ин-т св. ап. Андрея, 2007. - 554 с.

р) Поэтический ритм, структура стиха, в к-ром соблюдается соразмерность повторяющихся звуков и ударений. В Библии нет строгого ритма, как в антич. и новой европ. поэзии; но определенные элементы ритма имеются во мн. стихотворных частях Писания. Современные переводчики пытаются приблизить свои переводы к ритмическому характеру оригинала, к-рый не учитывался в старых переводах.

с) Рифма, повторение созвучных слов или звуковых окончаний. Характерна для новой европ. поэзии (начиная с 17 в.), но встречалась и в Средние века (ирано-таджикская, грузинская лит-ра). В Библии рифма — явление редкое. В ВЗ рифмы имеются в Пс 73 и Песн 5. Обратный перевод *Молитвы Господней на евр. и арам. языки выявил в ней наличие рифм.

т) Риторические вопросы, восклицания и обращения, стилистич. фигуры, усиливающие эмоциональное звучание текста. Этот прием употребляется в Библии достаточно часто (см., напр., Втор 32:1; Ис 1:2,10; 48:1; Мф 11:7-9; Рим 6:1-3).

у) Сатирические элементы нередко встречаются в библ. инвективах (см.выше).

ф) Симметрия стилистическая (часто обозначалась термином "поэтический параллелизм"). Представляет собой художеств. прием, широко распространенный на Востоке. Симметрия стилистическая связывает члены двустишия в одно целое четырьмя способами:

1. Синонимически: вариация одной и той же мысли или одного и того же образа. Напр.:

Зачем мятутся народы,

и племена замышляют тщетное?

(Пс 2:1).

2. Антитетически: члены двустишия представляют собой антитезы. Напр.: "Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно" (Мф 6:22-23).

3. Синтетически: второй член двустишия развивает мысль первого. Примерами синтетической симметрии могут служить Пс 57, 110, 111.

4. Способ восхождения, или степеней. Вид симметрии, близкий к синтетической. Второй член развивает мысль первого, используя из него нек-рые слова. Напр.:

Воспойте Господу песнь новую;

воспойте Господу, вся земля!

(Пс 95:1).

Изучение стилистич. симметрии помогает углубленному пониманию мысли свящ. авторов и тех лит. приемов, с помощью к-рых они ее выражали. Как отмечает проф. МДА Иванов М.С., "стилистическая симметрия — своего рода символ, к-рый требует активной познавательной позиции и даже сотворчества. Как всякий символ она является для познающего скорее заданностью, чем данностью. Для постижения главной мысли симметрического стиха недостаточно одних логических умозаключений. Оно требует укоренения в святоотеческом предании, хранящем в себе основополагающие принципы толкования священного текста".

х) Синекдоха (греч. sunekdoc"), один из видов метонимии (см. выше), риторическая фигура, в к-рой часть явления обозначает целое (напр., "обрезание" — вместо "иудейство") или, напротив, целое подразумевает часть (см.Ин 3:16, где под словом "мир" имеется в виду человечество), или множеств. число заменяется единств. (Рим 1:25; 2:10).

ц) Строфа, группа стихов, отделяемая от других смысловой паузой. Обычно в Библии строфа представляет собой дистих (двустишие), реже — трех- и четырехстишие. Первыми стали выделять строфы *масореты, приняв для их указания особые знаки внутри каждого двустишия (см. ст. Пунктуация в библ. текстах).

l *А в е р и н ц е в С.С., Греческая лит-ра и ближневост. "словесность", в кн.: Типология и взаимосвязь лит-р древнего мира, М., 1971; е г о ж е, Древнеевр. лит-ра, ИВЛ, М., 1983, т.1; Истоки и развитие раннехрист. лит-ры, там же; А м ф и т е а т р о в Е.В., Общий характер свящ. поэзии евреев, ПрТСО, 1847, т.5; А у э р б а х Э., Мимесис. Изображение действительности в зап.-европ. лит-ре, М., 1976; Б о г о с л о в с к и й Н., Псалтирь как священно-художеств. произведение, "Странник", 1904, ? 11; *Б у д д е К., Поэзия: библейский период, ЕЭ, т.12; В е й н б е р г И.П., Космос и олам: о правомерности со — или противопоставления, "Вопросы древневост. культуры", Даугавпилс, 1982; *В и г у р у Ф., Руководство к чтению и изучению Библии, пер. с франц., М., 1899, т.2, с.220-43; Г е р д е р И.Г., История евр. поэзии, Тифлис, 1875; *Д ь я к о н о в И.М., Древнеевр. лит-ра, БВЛ, 1973, т.1; [прот.*Е л е о н с к и й Н.], О древнеевр. священной поэзии, ЧОЛДП, 1872, ? 6-7; И в а н о в В., П., КЛЭ, т.5 (там же указана библиогр. по теории и истории поэтики); К а р п е л е с Г., История евр. лит-ры, СПб., 1890; свящ.*К н я з е в А., Учительные книги ВЗ, Париж, 1952; Л а б к о в с к и й С.Д., Поэзия пророков, Берлин-Пб. М., 1923; *О л е с н и ц к и й А., Ритм и метр ветхозав. поэзии, Труды КДА, 1872, ? 10-12; *Р о з а н о в В.В., Библ. поэзия, СПб., 1912; *Ф р а н к - К а м е н е ц к и й И.Г., Вода и огонь в библ. поэзии, "Яфетический сборник", Л., 1925, ? 3; е г о ж е, Пережитки анимизма в библ. поэзии, "Евр. мысль", 1926, ? 2; е г о ж е, Растительность и земледелие в поэтич. образах Библии и в гомеровских сравнениях, "Язык и литература", Л., 1929, ? 4; е г о ж е, Отголоски представлений о матери-земле в библ. поэзии, "Язык и литература", Л., 1932, ? 8; *Ш е в ы р е в С.П., О духе евр. поэзии, ЖМНП, 1834, ? 7-8, 11; *Я к и м о в И.С., Очерк истории древнеевр. лит-ры, в кн.: Всеобщая история лит-ры, под ред. Ф.В.Корша, СПб., 1880, т.1; *A l b r i g h t W.F., Jahweh and the Gods of Canaan, Garden City (N.Y.), 1968; B u r n e y C.F., The Poetry of Our Lord, Oxf., 1925; *C a i r d C.B., The Language and Imagery of the Bible, Phil., 1980; F r i e d m a n R.E. (ed.), The Poet and the Historian, Chico (Calif.), 1983; H a s t i n g s J., Dictionary of the Bible, N.Y., 1963, p.778-80; G r a y G., The Forms of Hebrew Poetry, N.Y., 1972; M a i e r J., T o l l e r s V. (eds.), The Bible in Its Literature Milieu, Grand Rapids (Mich.), 1979; M o w i n c k e l S., Zum Problem der Hebraschen Metrik. (Festschrift Alfred Bertolet), Oslo, 1950; R o b i n s o n T.H., The Poetry and Poets of Old Testament, L., 1947; S i e g e r T.S., Problems of Hebrew Prosody, 1960; S k e h a m P.W., Studies in Israelite Poetry and Wisdom, Wash., 1971; S t u a r t D.K., Studies in the Early Hebrew Meter, Missoula (Mont.), 1976; W h e e l w r i g h t P.E., Metaphor and Reality, Bloomington (Indiana), 1962; PCB, p.412; проч. библиогр. см. в ст. Исагогика.

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Социальный и эмоциональный интеллект

Социальная сеть любителей книг

uspeh-formula.ru